НЕ ОБОЛГАТЬ, А ПОНЯТЬ

Оригинал взят у fleri_a в НЕ ОБОЛГАТЬ, А ПОНЯТЬ

Никто не сомневается, что Октябрь 1917 года действительно потряс мир. А дальше люди делятся не столько на тех, кто поддерживает или не поддерживает произошедшее, сколько на тех, кто понимает или не понимает его значение. Антисоветизм, как и любое другое сектантское учение, объединяет обманываемых, обманывающих и тех, кто обманывает сам себя.

Такое положение дел привело к тому, что столетие Октябрьской революции Россия встречает, захлебываясь ложью в отношении важнейшего события в ее истории. Ложь эта усугубляется, волна лжи только нарастает. И если собрать все небылицы, то история нашей страны оказывается похожей не то на пьесу Э. Ионеско, не то на рассказ М. Зощенко. Да и как иначе, если, как говорят, в 1913 г. Россия была самой передовой страной мира, переживая небывалый рост промышленности и сельского хозяйства, но глупое население – бесясь, очевидно, с жиру – послушалось большевиков и устроило революцию.
Если бы не большевики, опять же, то Россия победила бы в Первой мировой войне, которая на самом деле была Отечественной, но солдаты почему-то, наслушавшись большевиков, разбежались с фронта, а немцы каким-то образом оказались близ Петербурга. Николай II был вовсе не слабый и не «кровавый», а просто очень мудрый, настолько мудрый, что только сегодня кое-кто лишь приближается к пониманию этой мудрости. Никаких расстрелов (вроде Кровавого воскресенья), голода, проигранных войн и какого-то недовольства не было и не могло было быть в его правление. А если что-то и случалось, то по вине масонов и большевиков. И вообще все плохое о нем придумали масоны, большевики и одержимый бесами Лев Толстой.
Ну и наконец, отречения Николая II тоже не было, документ об отречении – фальшивка, а Михаил Александрович отрекся просто так – не то за компанию, не то получив ложную телеграмму от одного из продажных генералов. Вот и получается, что Николай Александрович цацкался с большевиками, а те расстреляли его вместе с детьми, хотя расстрел «заказали» раввины, прибывшие на Урал целым ж/д составом и увезшие голову убиенного царя в неизвестном направлении. А вообще русский человек должен жить в православной монархии, а если он этого не хочет, значит, он не русский человек.
Так и живут сегодня эти русские люди, не понимая своей страны и, главное, не желая понять ее. Живут в выдуманном уютном мире, где все неудачи можно списать на большевиков, пришедших откуда-то из других миров в богатейшую и благополучнейшую страну, разоривших ее и бросивших через семьдесят с лишним лет нищую, в долгах. Из-за чего и сегодняшнее население России страдает в неприкаянности. И как легко, как просто объясняются сложнейшие процессы и явления, как сладко грезить о «России, которую мы потеряли», о французских булках и черной икре, как упоительно воображать себя корнетом или фрейлиной двора Ее Императорского Величества, приговаривая: «Если бы не большевики, мы бы сейчас… М-м-м…» Каким понятным и прозрачным становится мир!
Но пока они возмущаются тем, что большевики свергли царя, а потом воевали с белыми против монархии, пока они мечтают о восстановлении этой самой монархии, непонятую, но реальную Россию продолжают грабить духовные наследники настоящих свергателей и разрушителей – наследники Февраля. Большевики же, по признанию, кстати, и белых генералов (А.И. Деникин), и членов царской фамилии (великий князь Александр Михайлович) не просто остановили в свое время хаос и не отдали иноземцам свою страну, но и полностью ее восстановили, совершив при этом действительный рывок в развитии. Если взглянуть на это отвлеченно и незашоренно – сделали невозможное.
«Россию, которую мы потеряли» убили вовсе не красные, а именно белые. Но и, плача по покойнице, не стоит забывать, что пресловутое развитие осуществлялось на иностранные деньги, то есть промышленность России начала XX в. почти целиком принадлежала иностранным компаниям. Говорить о каком-то необыкновенном развитии сельского хозяйства в России также невозможно, поскольку развитие это заключалось главным образом в продаже зерна за границу, зачастую в ущерб самим себе. Факты это общеизвестные, и найти им подтверждение не так уж трудно.
Но тогда придется признать, что Октябрь не просто сохранил и восстановил страну, но и позволил ей развиваться самостоятельно, не зависеть от Запада с его санкциями, колониями и прочими причудами. Придется признать, что Великую Отечественную войну Советский Союз выиграл, в частности, потому, что на отечественных заводах отечественными инженерами и рабочими производилось отечественное оружие и отечественная техника; что рядовой солдат читал не только вывески и очень хорошо понимал, за что он воюет. И все это было уже спустя всего лишь двадцать лет после Октября. Зная неспешную жизнь Российской империи, коррупцию и воровство в службах обеспечения русской армии во время Первой мировой войны и прочие особенности тогдашней жизни, можно ли предположить подобный скачок без революционного вмешательства? Едва ли.
* * *
Но не будем вдаваться в домыслы, отметим бесспорное: впервые в истории человечества было построено общество, в котором прежде всего каждый человек был сыт. Предвосхищая спекуляции на тему «не хлебом единым…», к которым любят прибегать современные «потрясатели основ», стоит вспомнить, что Христос отнюдь не противопоставлял слово Божие хлебу насущному.
Да, впервые в истории человечества было создано общество, в котором каждый был сыт и наделен возможностью вести осмысленную, очеловеченную жизнь. Это общество строилось огромными усилиями, становление его проходило долго и трудно. Но строилось оно не ради чьей-то наживы или корысти, и в этом его принципиальное отличие от любого другого общества. Результат же этого строительства оказался настолько велик, что огромное число людей просто не в состоянии оценить его, подобно тому, как не в состоянии люди бывают понять живущего среди них гения. Сегодня, по прошествии лет, кажется, что ничего этого не было – уж слишком хорошо, чтобы быть правдой.
Автор этих строк, естественно, не помнит взятие Зимнего и Гражданскую войну, индустриализацию и становление Советского государства с неизбежным насилием и непременной борьбой. На долю автора выпали застой и перестройка. Но несмотря на некоторые досадные неудобства той жизни (а бывает ли жизнь без неудобств?) помнятся не очереди и не отсутствие видеомагнитофонов в свободной продаже, помнится другое. В той стране не было бездомных, голодных и безработных. Умереть от голода или холода можно было только по собственному почину. Никто не боялся окончить дни свои под забором и не прогуливался по помойкам в поисках еды. Здоровье граждан неусыпно охранялось государством, подтверждением чему – периодическая обязательная диспансеризация и действительно бесплатная медицина. Нельзя было вообще не учиться.
Например, в Ненецком автономном округе дети оленеводов жили в интернатах, чтобы ходить в поселковые школы. Тех, кто не желал этого делать и убегал в тундру к родителям, искали на вертолете и доставляли обратно. Безработица существовала с противоположным знаком, то есть не то, что все могли работать, а нельзя было не работать. Труд был уважаем и поощряем. А дети с малых лет могли заниматься в любых кружках, секциях или на любых курсах – от макраме или вышивки гладью до карате или хоккея. Причем в большинстве случаев – бесплатно. Если и существовала плата, то обременительной она не была. Институтов и училищ хватало на всех, и плата там, опять же, не требовалась. Полученное образование было именно образованием в классическом смысле слова, а не куском синего картона.
Возвращаясь к страхам, надо сказать, что ходить вечерами по улицам не представлялось опасным. В автоматах с газировкой все пили из общих стаканов, и главным требованием родителей было «мыть получше». Наркомафия и порноиндустрия, педофилы и СПИД воспринимались исключительно как проявления «их нравов». Наркоманы были сродни снежному человеку – все знали, что они есть, но никто их не видел. В той стране люди не были мизантропами и не убивали друг друга почем зря, подростки не совершали столько преступлений, и общество не имело ничего общего с клубом самоубийц. Напротив, атмосфера тогдашнего общества была довольно-таки беззаботной, а страна напоминала простой, но добротный дом большой семьи, где для каждого найдется кусок и уголок и где никто не будет чувствовать себя брошенным и обездоленным. Конечно, в семье, как говорится, не без урода, да и вообще всякое случалось. Но ведь мы вспоминаем дом, а не семью. А дом был устроен так, что его обитатели не боялись кризисов, нищеты и болезней, на лечение которых не хватит средств. Главным страхом советских людей была ядерная война, то есть внешняя угроза.
* * *
Американский психолог Абрахам Маслоу (1908–1970), один из основателей гуманистической психологии, в свое время разработал теорию мотивации, в основе которой находится так называемая пирамида потребностей.
Зададимся вопросом: всякая ли страна способна предложить своим гражданам условия для личностного роста, то есть обеспечить удовлетворение всех потребностей и подвести к самоактуализации? Очевидно, что нет. То же самое мы можем говорить о сегодняшней России. Но в случае с СССР общество было устроено таким образом, что низшие потребности человека оказывались полностью удовлетворены, потому что для удовлетворения голода не нужны пресловутые 150 сортов колбасы. Пирамида Маслоу и есть иллюстрация того, что дал нам Октябрь.
Он подарил каждому возможность полноценного и всестороннего развития, когда абсолютно любой (!) человек мог подняться на вершину человеческих потребностей и позволить себе заняться реализацией собственных способностей, какими бы они ни были. Чтобы понять, что это значит, достаточно только представить себе, сколько людей на белом свете никогда не будут иметь такой возможности. Все это очевидно для тех, кто разрушал советский проект, но для остальных была создана черная мифология с рассказами о 1913 годе, о конфетках-бараночках и поручиках-корнетах, о миллионах расстрелянных священников и большевиках-сатанистах. А между тем, как ни парадоксально, но и сегодняшние монархиствующие – продукт советской системы.
Потому они и монархиствуют, что знать не знают, что такое двенадцатичасовой рабочий день, копеечный заработок на фабрике, голод в деревне или эпидемия сифилиса. Все эти без пяти минут фрейлины и юнкера – всего лишь беззаботные баловни советского строя.
Но зачастую даже те, кто признает преимущества и достижения СССР, не связывают их с Октябрем 1917-го. Многие просто уверены, что советская система сложилась как-то сама, без связи с Революцией, а то и вопреки ей. Но такое суждение – итог многолетней антисоветской лжи. Обилие лжи и черных мифов о советском периоде просто поражает. Чего ни коснись – всюду ложь. Выдумываются и подтасовываются цифры, искажаются факты, перевираются тексты, частное выдается за общее, а сложнейшие вопросы, как, например, отношения советской власти и Церкви, сводятся к примитивным схемам.
Официальная советская история содержала в себе долю упрощения, но доля эта ничтожна в сравнении с лавиной «разоблачительной» лжи, излившейся после 1985 г. и льющейся по сию пору. А ведь преодоление этой лжи просто необходимо для того, чтобы снова вернуться к построению справедливого общества, способного удовлетворить человеческие потребности настолько, чтобы каждому дать возможность для самореализации. Конечно, вернуться в прошлое невозможно, но можно и нужно извлечь уроки, понять ошибки для того, чтобы поставить цель в будущем. И если будущие поколения русских людей снова вернутся к мысли о справедливости и равенстве возможностей, об обществе, способном подвести человека к высшей точке развития, им не нужно будет изобретать велосипед. Достаточно будет отбросить все черные мифы, пресечь потоки лжи и попытаться понять Октябрь.
Светлана Замлелова

Источник