Йемен. Теракт в Адене

Оригинал взят у el_murid в Йемен. Теракт в Адене
Вчера ИГИЛ провел весьма показательную операцию в полицейском управлении Адена - столицы южан. Вначале управление атаковал смертник на автомобиле. Взрыв убил 29 полицейских и создал полный хаос, в который ворвались еще три смертника, один из которых немедленно подорвал свой пояс в толпе полицейских, двое других ворвались в здание управления и более 11 часов вели бой с полицией.

Итог операции - порядка 70 только убитых полицейских, более сотни раненых, 12 единиц техники. Потери боевиков - 4 человка.

2017-11-06 13.55.41Операция была проведена в Адене - столице южан-суннитов. Для Исламского государства конфессиональная принадлежность их противников мало что значит, точнее, вообще ничего не значит.  В Адене, между прочим, сохраняется состояние повышенной боевой готовности в связи с идущей войной с северянами из Ансар Алла, но как видно, полиция ведет себя предельно беспечно.

ИГИЛ постепенно расширяет географию своих действий. Стратегия "борьбы на дальних подступах" в конечном итоге привела к тому, что относительно компактный отстойник в Сирии и Ираке ликвидирован, но всё то, что наполняло его ранее, теперь расползлось и расплескалось по разным странам региона, причем не только региона Ближнего Востока.

К примеру, ИГИЛ для Йемена - это чистой воды экзотика, так как основной чертой его идеологии является демонстративный отказ и даже запрет на любые проявления национализма и трайбализма. Национализм приравнен к ширку - безбожию, и карается самым свирепым образом. Йемен же как раз - это страна, в которой племенное разделение и трайбализм являются основой существования общественных и социальных отношений. По сути, даже йеменская армия и полиция - это своеобразные племенные ополчения на государственном финансировании. Поэтому ИГИЛу в Йемене мало что светит, его идеи здесь крайне тяжело воспринимаются и приживаются.

Однако даже в Йемене ИГИЛ активизируется и постепенно набирает свою социальную базу за счет альтернативного предложения бесконечной войне Севера и Юга. Идеи ИГИЛ о строительстве халифата, где различия между разными кланами и народами, исповедующими ислам, должны быть безжалостно искоренены, постепенно находят всё больше приверженцев, не видящих перспектив в текущей системе ценностей.

Та же история и в других странах, в особенности тех, в которых идет бесконечная гражданская война, вроде Ливии и Афганистана, а также в странах, где правящие режимы бесчеловечно угнетают населяющие их народы. В этом смысле и страны Средней Азии вроде Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, Туркмении, южного Казахстана, российского Северного Кавказа и южного Поволжья становятся все больше зоной риска, где идеи ИГИЛ будет находить и находят все больше приверженцев.

Страны СНГ предельно уязвимы перед идеологией ИГ, так как полностью соответствуют тому "первичному бульону", в котором технологии наращивания социальной базы ИГИЛ уже отработаны и дают неизменно превосходный результат. Как известно, вторым после арабского языка на территории ИГ был русский - дублирование документации, табличек и названий на улицах освобожденных от ИГИЛ городов отмечают все, хотя в наши СМИ попадает крайне мало свидетельств этому (по более чем понятным причинам). Дело не в том, что в ИГИЛ много русских, а в том, что русский язык позволяет беспроблемно общаться между собой тысячам выходцев из стран бывшего Союза. Их действительно очень много.

Теракт в Йемене показывает, что буквально считанное число боевиков способно нанести тяжелейший удар по государственным учреждениям, даже военизированным и силовым. На Северном Кавказе, как известно, большая часть всех терактов идет тоже в отношении силовиков. Отрабатываются приемы, изучаются меры противодействия. Вчерашний теракт в Ингушетии - из того же перечня.

Путин вписался в войну с ИГИЛ, рассчитывая на благосклонность американцев, которые выработали свою стратегию борьбы с ИГИЛ через "загрузку" его по всем фронтам и направлениям. Однако уничтожение территории ИГ может по своим последствиям оказаться таким же разрушительным, как разгром американцами Саддама Хусейна. На место одного не слишком гуманного, но относительно вменяемого субъекта пришел другой, который выглядит гораздо опаснее и разрушительнее. Теперь борьба с этим субъектом привела к его формальному поражению - но всё это может оказаться преддверием еще более опасных и разрушительных событий. Штатам хорошо - они за океаном. Мы - прямо здесь.