Ракетно-ядерная тайна КНДР: Заговор российской разведки или Ирана

Оригинал взят у sozero в Ракетно-ядерная тайна КНДР: Заговор российской разведки или Ирана
Или донор все же «Южмаш», если не «Макеев» с «Энергомашем»?

Страсти вокруг Корейского полуострова продолжают накаляться. Выступая в Южной Корее, Дональд Трамп назвал КНДР адом, против которого он готов применить силу. Позже, уже после встречи с китайским лидером Си Цзиньпином, Трамп призвал Россию «сдержать эту потенциально трагическую ситуацию». Вероятнее всего, эта проблема будет обсуждаться на встрече американского президента с Владимиром Путиным в рамках АТЭС во Вьетнаме уже завтра.


Между тем аналитики всего мира пытаются разобраться в истоках ракетного проекта Северной Кореи и кто может оказывать содействие Пхеньяну.

Вот что по этому поводу пишет Рафаэль Офек, доктор наук, подполковник запаса, эксперт в области ядерной физики и технологии, служивший старшим аналитиком в военной разведке Израиля и в канцелярии премьер-министра.

Прогноз Центра BESA No. 634, 5 ноября 2017 года

Краткое содержание: Сомнения по вопросу технологической зрелости Северной Кореи и ее способности запустить ядерные боеголовки, которые могли бы нанести удар по территории США сохраняются даже после недавнего успеха в запуске ракеты Хвасон-14 и проведения мощных ядерных испытаний. Критическим компонентом вероятного действия Хвасон-14 в качестве межконтинентальной баллистической ракеты является двигатель первой ступени. При этом сохраняются вопросы о том, как Пхеньян заполучил этот двигатель, сколько таких двигателей у Пхеньяна и может — или нет — он их производить самостоятельно. Эти вопросы вызывают беспокойство не только в связи с Северной Кореей, но и в связи с Ираном. Вопросы эти имеют отрезвляющие последствия с точки зрения мониторинга и предотвращения распространения оружия массового поражения по всему миру.

Мир, особенно США, были шокированы двумя успешными испытательными пусками северокорейской межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) Хвасон-14 4 и 28 июля, а также мощным ядерным взрывом 3 сентября. Эти мероприятия говорят о реальности конечного сценария, при котором Пхеньян будет в состоянии нанести удар ядерным оружием по американскому континенту. Возможность этого может быть уже весьма близка.

К этому можно прибавить сообщение газеты The Washington Post от 8 августа, согласно которому американское разведывательное сообщество полагает, что Северная Корея успешно разработала миниатюрный ядерный боеприпас, пригодный для того, чтобы его можно было установить на боеголовке баллистической ракеты. Это достижение означает, что Пхеньян переходит порог превращения в ядерную державу. Напряженность усугубляется жаркими декларациями Пхеньяна, включая заявление заместителя представителя Северной Кореи в ООН от 16 октября о том, что «все континентальные штаты США находятся в зоне нашей досягаемости».

Сложно оценить достоверность этого заявления, поскольку ядерный статус Северной Кореи все еще находится под сомнением. По-прежнему необходимо внести ясность в следующие вопросы:

Соотношение между дальностью полета Хвасон-14 и полезной нагрузкой, которую эта ракета способна нести; Вес и размеры той ядерной бомбы, которую Северная Корея разработала, и ее способность разместиться внутри боеголовки ракеты; Разработал ли Пхеньян спускаемую головную часть (СГЧ), способную вернуться в атмосферу для нанесения удара по цели; Происхождение (главного) двигателя первой ступени ракеты, количество двигателей такого типа у Северной Кореи и ее способность производить его внутри страны; Американский аэрокосмический инженер Джон Шилллинг в июле этого года писал, что Хвасон-14 все еще ненадежна и еще неспособна достать Аляску или Гавайи. С его точки зрения, потребуется еще год и/или два испытания, прежде чем северокорейская ракета сможет нести ядерную боеголовку, способную нанести удар по целям на Западном побережье США.

Теодор Постол, Маркус Шиллер и Роберт Шмукер в своей статье в августовском номере журнала Bulletin of the Atomic Scientists проанализировали полетные траектории двух ступеней ракеты во время пусков 4 и 28 июля. Согласно этим расчетам, если бы Хвасон-14 несла полезную нагрузку в виде ядерной боеголовки, то было бы весьма сомнительно, чтобы она была в состоянии нанести удар по Аляске, не говоря уже про континентальные штаты. Испытательные ракеты несли очень небольшую полезную нагрузку по сравнению с весом ядерной боеголовки. А чем больше полезная нагрузка, тем короче дальность полета ракеты.

Однако, д-р Джонатан Макдауэлл, эксперт в области запуска спутников в Гарвард-Смитсоновском центре астрофизики, с таким утверждением не согласен. В августе он констатировал, что, если Хвасон-14 запустить по траектории более низкой, чем при запусках 4 и 28 июля, то эта ракета сможет нести полезную нагрузку на дальности до 11 000 км, что позволит наносить удары почти по всем штатам США. Причина этого в мощной тяге двигателя второй ступени ракеты, увеличивающего силу «заброса». Важно иметь в виду, что вес и размеры той ядерной боеголовки, которую Северная Корея намерена установить на головную часть Хвасон-14, неизвестны. Утверждение Постола, Шиллера и Шмукера — о том, что Хвасон-14, несущая ядерную боеголовку, не в состоянии даже достичь Аляски — было основано на том допущении, что ядерные бомбы, разработанные Пхеньяном, содержат ядро из обогащенного урана и потому весят примерно 500 кг. Однако, по крайней мере, некоторые из северокорейских ядерных бомб содержат плутониевое ядро, и потому весят значительно меньше. Более того, ядерное испытание, проведенное 3 сентября, продемонстрировало быстрый прогресс Пхеньяна в разработке ядерных вооружений и высокую вероятность успеха в деле миниатюризации ядерного устройства.

Фотографии, распространенные северокорейским новостным агентством ЦТАК, изображали лидера Северной Кореи Ким Чен Ына, перед испытательным запуском смотрящего на крупное устройство серебристого цвета, по форме напоминающее орех арахиса. Согласно ЦТАК, он наблюдал за «погрузкой водородной бомбы в новую МБР». На стене за спиной Ким Чен Ына присутствовал чертеж боевой части ракеты в разрезе, а внутри чертежа — сфотографированное устройство. При том, что изображенное устройство похоже на американскую термоядерную бомбу W87, необходимо отметить, что основание конической боеголовки W87 в диаметре составляло 56 см, длина — 180 см, а вес — от 200 до 270 кг. А устройство и боеголовка на фотографиях ЦТАК кажется большим по размеру и, потому, должно быть тяжелее, чем W87. Кроме того, устройство на фотографиях ЦТАК может быть макетом. Нет также уверенности и в том, что ядерное устройство, взорванное в ходе испытаний 3 сентября, было тем же самым, что и устройство, изображенное на фотографиях ЦТАК. Тем не менее, весьма вероятно, что испытание проводилось на устройстве с плутонием, а не на обогащенном урановом ядре, и усиливалось изотопами водорода.

Поэтому так трудно сделать какие-либо выводы по фотографиям ЦТАК относительно веса северокорейской бомбы и влияния этого веса на дальность полета ракеты Хвасон-14. Что же касается того, было ли это устройство макетом или нет, то Джошуа Поллак, редактор журнала Nonproliferation Review, так прокомментировал испытание на следующий день после того, как оно было проведено: «С учетом того, какое короткое время прошло между демонстрацией устройства и фактическим испытанием, я бы не удивился, что это было настоящее устройство… У них была веская причина тому, чтобы продемонстрировать точно то, что у них было, потому что они старались повысить доверие к себе. В этом вопросе я отдаю им предпочтение». Одной из проблем при разработке МБР является «выживание» спускаемой головной части в экстремальных условиях высокого давления при спуске, когда температуры измеряются в тысячах градусов. СГЧ необходимо покрыть аблятивным теплозащитным экраном, поскольку в результате расплавления или испарения покрытия термальная энергия рассеивается в атмосферу. Сомнительно, чтобы Пхеньяну удалось разработать надежный теплозащитный экран для СГЧ.

После пуска 4 июля СМИ Северной Кореи утверждали, что испытание доказало живучесть СГЧ Хвасон-14, но южнокорейская разведка считает, что Северная Корея пока еще не обрела достаточных специальных знаний и опыта в сфере технологий создания СГЧ, поскольку в Северной Корее нет необходимых испытательных установок — таких, как аэродинамические трубы. Статья Постола и его коллег, кроме того, ставит под сомнение то, что северные корейцы овладели технологиями СНЧ. Их сомнения укрепились после того, как японская телекомпания NHK выпустила в эфир короткий видеоролик, в котором показывалось, что в конце пуска Хвасон-14 28 июля во время полета вблизи японского острова Хоккайдо от ракеты отваливались какие-то куски и падали в море, а ракета, кажется, развалилась на части.

Майкл Эллеман, специалист по ракетным технологиям в Международном институте стратегических исследований*, утверждал, что на этапе возвращения на землю от ракеты отваливались мелкие объекты, скорее всего, в силу преждевременного разрушения. Эксперт пришел к выводу, что Хвасон-14 не выстояла во время второго испытания". И Эллеман, и Макдауэлл считают, что северокорейская технология оказалась недостаточно зрелой для того, чтобы представлять реальную угрозу для США. Разрушение, однако, можно объяснить и другими причинами.

Как отмечает Анкит Панда в журнале The Diplomat, ЦРУ считает, что Хвасон-14 был выведен на чрезмерно высокий апогей примерно в 3 700 км. Это означает, что вход СГЧ в атмосферу осуществлялся по крутой траектории, что привело к слишком высокой скорости и перегреву поверхности. Согласно этой оценке, северокорейские технологии СГЧ продвинулись достаточно для того, чтобы позволить осуществлять запуск ракеты по более низкой траектории, что требует минимального расхода энергии и, таким образом, снижает разогрев СГЧ. Если это действительно так, то ракета будет в состоянии наносить удары по целям в США.

В качестве доказательства в статье указывается, что в ходе испытания 4 июля ракета была доставлена на высоту 2 800 км, СГЧ осталась в целости на высоте, по крайней мере, одного километра и вернулась на землю. Параметром, который определяет точность нанесения удара ракеты, является вероятность круговой ошибки или отклонения, т.е. радиус круга вокруг цели, где присутствует 50% вероятность поражения. Для Хвасон-14 этот параметр оценивается в пределах от 3-5 км до 30 км. Если при пуске по Лос-Анджелесу отклонение Хвасон-14 составит 30 км, то это, скорее всего, будет означать промах, и город может уцелеть. Но при отклонении в 3-5 км ракета причинит ущерб в тысячи жизней горожан, даже если прямого попадания не состоится.

На основе анализа фотографий Хвасон-14, особенно той из них, где показана автомобильная пусковая установка китайского производства, длина которой известна, Постол, Шиллер и Шмукер определили тип двигателя первой ступени ракеты как РД-250. Этот двигатель, тягой в 80 тонн, был спроектирован в России на НПО «Энергомаш» в 1960-х годах для ракеты Р-36, которая была становым хребтом стратегического ракетного арсенала во время «холодной войны». Производство двигателей РД-250 впоследствии было переведено на завод «Южмаш» в г. Днипро** на Украине. В августе в одной из статей в газете The New York Times Майкл Эллеман сосредоточил свое внимание на заводе «Южмаш» как на источнике получения двигателей РД-250, которые оказались в Северной Корее.

Сделка состоялась на фоне экономических трудностей, с которыми столкнулся завод вслед за ухудшением отношений между Россией и Украиной из-за вспышки в Крыму в 2014 году. Основанием для идентификации двигателя модели РД-250 в качестве первой ступени Хвасон-14 (тот же двигатель устанавливался на Хвасон-12, одноступенчатой ракеты средней дальности) послужила находка германского инженера Норберта Брюгге, которую он опубликовал 17 июля. Брюгге ссылался на видео, выпущенное Северной Кореей, в котором Ким Чен Ын был снят в конце сентября 2014 года, когда он наблюдал за наземным испытанием нового двигателя. Двигатель описывался как «самый крупный и самый мощный на текущий момент». Когда Брюгге изучил фотографию двигателя и сравнил его с чертежами двигателя, производимого заводом «Южмаш», он обнаружил, что по форме и размерам они совпадали. Совпадали также размер и положение четырех двигателей рулевого управления Верньера, располагавшиеся вокруг двигателя первой ступени (предназначение которого — направлять полетную траекторию после пуска).

Выводы Эллемана о том, что российское НПО «Энергомаш» участвовало в передаче технологии Северной Корее, были впоследствии подкреплены данными следователей ООН 6 лет тому назад. Это имело место после ареста на Украине в июле 2011 года двух северных корейцев за то, что они пытались украсть секретную информацию о передовых ракетных системах, о жидкостных ракетных двигателях и т. п. В своей статье Эллеман поднял вопросы о том, как эта технология была передана Северной Корее, и продолжают ли украинцы оказывать содействие Пхеньяну в этой сфере. Немедленно вслед за публикацией этой статьи в The New York Times между Москвой и Киевом посыпались взаимные обвинения по поводу поставок двигателей Северной Корее. Украинский премьер-министр Владимир Гройсман назвал статью «провокацией» в то время, как секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов назвал ее «заговором российской разведки». Украинское космическое агентство заявило, что все двигатели, произведенные на заводе «Южмаш», были спроектированы исключительно для российской космической программы и что все произведенные двигатели, а также их документация и чертежи, находятся во владении России.

Более того, чтобы опровергнуть статью The New York Times, украинские службы безопасности передали телекомпании CNN видео и детальную информацию о спецоперации, которую они провели в июле 2011 года для того, чтобы заманить в ловушку двоих северокорейских шпионов, которые стремились похитить ракетную технологию. Затем они позволили CNN встретиться с этими шпионами, которые помещены в житомирскую тюрьму на 8 лет. С другой стороны, российский заместитель премьер-министра Дмитрий Рогозин выступил с утверждением, что «скопировать ракетные двигатели украинского предприятия „Южмаш“ для Северной Кореи было невозможно без украинских специалистов». В дополнение к этому в качестве составной части российских пропагандистских усилий интернет-издание Russia Insider 18 августа продемонстрировало видео, в котором пранкер, выступавший в качестве Турчинова, обманул директора завода «Южмаш», который наивно признал, что завод ранее на протяжении 14 лет поддерживал связи с Северной Кореей, но свел их к минимуму.

Кому верят США? Сотрудник одного из ведомств, входящих в американское разведывательное сообщество, сказал агентству Reuters: «У нас имеются разведывательные данные, на основании которых можно судить о том, что Северная Корея не полагается на импорт двигателей… мы считаем, что у них есть возможность самим производить двигатели». На основании этих оценок Анкит Панда в своей статье 16 августа пришел к выводу о том, что эти двигатели производятся в Северной Корее в качестве составной части программы совместной разработки с Ираном. Для обоснования этого вывода Панда воспользовался докладом министерства финансов США от ноября 2013 года. Согласно этому докладу, иранские специалисты из организации SHIG (промышленная группа Shahid Hemmat Industrial Group). Эта группа относится к министерству обороны Ирана. Ее сотрудники тайно прибыли в Северную Корею в 2013 году для того, чтобы разработать двигатели с тягой в 80 тонн (РД-250) совместно с их северокорейскими коллегами. Двигатель второй ступени Хвасон-14 это Р-27, разработанный и произведенный на российском заводе Макеева*** для SS-N-6****, баллистической ракеты подводных лодок.

Эти двигатели и их технология были переданы Северной Корее, которая приспособила их для баллистической ракеты средней дальности Хвасон-10 (также известная как Musudan или BM-25). Хвасон-10 была впервые предъявлена публике во время парада в Пхеньяне в 2010 году, хотя все ее испытания были провальными. По некоторым данным, иранская баллистическая ракета Khorramshahr, недавно показанная в Иране, является копией северокорейской Хвансон-10. Сохраняющиеся неясности по вопросу о ядерных возможностях Северной Кореи весьма тревожны в свете угроз, которые звучат из этой страны в адрес США, Южной Кореи и Японии, а также в связи со страхом возникновения войны в Восточной Азии. Эти неясности тревожны не только из-за Северной Кореи, но и из-за Ирана. Эти неясности несут с собой отрезвляющие последствия в виде возможности вести мониторинг и не допускать распространения оружия массового уничтожения в глобальном масштабе.

Raphael Ofek


* Исследовательский центр по вопросам военно-политических конфликтов. Штаб-квартира расположена в Лондоне. Был основан в 1958 году и изначально фокусировался на вопросах предотвращения распространения ядерного оружия и контроля вооружений.

**Днепропетровск

*** Государственный ракетный центр имени академика В.П. Макеева

**** Р-27 (индекс УРАВ ВМФ — 4К10, код СНВ — РСМ-25), советская жидкостная одноступенчатая баллистическая ракета комплекса Д-5, размещаемого на подводных лодках проекта 667А и 667АУ. Разработка ракеты велась в СКБ-385 под руководством главного конструктора Макеева В. П. с 1962 по 1968 год. Принята на вооружение 13 марта 1968 года. На сегодняшний момент снята с вооружения. Последний запуск в рамках боевой подготовки произведён в 1988 году

Ссылка.