О Ельцине, равенстве и постсоветском обществе

https://anlazz.livejournal.com/

(Из "Из недавней истории. Ельцин в супермаркете".https://maysuryan.livejournal.com/2018/06/13/ )
У товарища Майсуряна в очередной раз прочитал про посещение Ельциным американского супермаркета . Сюжет давно известный, прочитанный и «пережеванный», наверное, несчетное количество раз. Причем, чем дальше, тем более жалким становится эмоции и мысли пресловутого «первого президента», которого – по версии Льва Суханова – поразило великолепие американского «храма торговли». Даже возникает сожаление, что его завели к какой-то провинциальных магазин – надо было в один из торговых центров, с лифтами и хрустальными люстрами пригласить. Авось тогда «дорогого Бориса Николаевича» хватил бы удар от переживания подобного факта и он бы отправился на тот свет лет на двадцать раньше – к вящей радости огромного количества людей.

Правда, как уже было сказано, все это известно со слов или самого Ельцина – причем, сейчас уже трудно понять, где и когда сказанных – или из книги помянутого выше Льва Суханова «Три года с Ельциным». Кстати, помощником последнего Суханов стал в 1991 году – до этого он работал помощником заместителя председателя (!) Госстроя СССР. Заместителем председателя был Ельцин – но можно догадаться, что указанная должность несколько отличается от должности помощника президента. К тому же указанная книга вышла в 1992 году – на волне высокой популярности Ельцина, однако когда уже было очевидно, что она скоро закончится. (В связи с идущими в стране «реформами».) Поэтому относиться к ней иначе, нежели как к сборнику пропагандистских материалов, тяжело. А значит, показанное там «удивление» давно уже занимающего очень высокое положение в стране политического деятеля – кандидат в члены Политбюро СССР это самая высокая ступень в стране – богатством импортных продуктов было бы странно.

Впрочем, даже если восхищение будущим «царем Борисом» американским супермаркетом и было исключительно придуманным – то ли для того, чтобы показать заботу Ельцина о народе, который не может позволить себе данного изобилия, то ли для того, чтобы указать «американским друзьям» на свое приниженное положение по сравнению с ними – то само исполнение этой «придумки» позволяет понять многие интересные вещи. (То есть – важно не то, что врут – а то, как врут, поскольку эта способность, в свою очередь, содержит истинную информацию.) Например, интересен тот факт, что Ельцин или Суханов постоянно подчеркивают не просто наличие огромного количества товаров – а то, что они доступны для «человека с улицы». (Не «спецраспределитель», который для них – а точнее, для народа в их представлении – выглядел самым большим злом.) Да и вообще, дескать, этот магазин соорудили вовсе не к приезду заграничных гостей (!)– а он является обыденным явлением для рядовой американской глубинки…

* * *

Почему этот факт важен? А потому, что он прекрасно показывает глубинную разницу в понимании советского – пусть даже и «позднее-» человека, и человека Запада. Да, указанный Суханов был советским человеком, пускай даже и откровенной сволочью – как и все, кто был связан с Ельциным. И для него сам факт наличия «открытого магазина» однозначно означал его доступность для всех.
Неслучайно далее автор ерничает относительно «безработных и Гарлемов» – с очевидно читаемой мыслью о том, что в плане «загнивания Запада» советские журналисты-международники мягко говоря, говорили неправду. Дескать, все это ерунда, спрятанная где-то не задворках «западного мира» - а вот супермаркеты, они везде… Собственно, что-то подобное в указанное время чувствовали все советские, а затем и позднесоветские люди. Ну, и разумеется, выводы из подобных представлений могли были быть сделаны вполне однозначные. И лишь через несколько десятилетий до некоторых из данных личностей начал доходить тот факт, что без учета структуры общества никакие сравнения невозможны. (Да и то, даже сейчас очевидность данного момента остается довольно низкой.) И что если на прилавках наличествует огромная россыпь товаров самого различного вида в свободной продаже – то это не обязательно означает, что последние доступны всему населению. Даже если цены на них и кажутся не особенно высокими. Просто потому, что в структуре трат среднего человека может не быть вообще никаких свободных денег – несмотря на то, что формально его зарплата высока.

Еще раз – подобные моменты неочевидны для жителей бывшего СССР до сих пор: скажем, у Яны Завацкой любая публикация о проблемах, испытываемых жителями Германии, вызывает дикий «срач в комментах». Просто потому, что обитатели «одной шестой» просто не могут поверить, что при зарплате в несколько тысяч евро можно в чем-то нуждаться. «У нас-то на 200-300 целые семьи живут, а этим даже 1000 мало! Зажрались, не ценят возможности жить за пределами России! Хотя реально даже теперь, через почти три десятилетия господства «дикого капитализма», жизнь человека в бывшем СССР еще до конца не перешла к «общекапиталистической норме». Скажем, в том плане, что он, как правило, обитает в собственном жилье, имеет доступ к минимальному медицинскому обслуживанию – жители деревень, которые его сейчас лишены благодаря «оптимизации», в ЖЖ не пишут – могут пользоваться оставшейся от прежних времен частью общественного транспорта, как правило, имеют сад-огород и т.д.

Для остального мира все это – роскошь. (Разумеется, и медицина, и транспорт в нем есть – но в несколько иной форме.) То же самое и магазины – как я уже неоднократно писал, даже современный постсоветский человек окончательно еще не может представить ситуации, когда физически наличествующиеся товары для него будут недоступны. (Точнее, опять же, те, кто находится в подобной ситуации – в ЖЖ не пишут.) Поэтому-то он до сих пор опасается пресловутого «дефицита», пугается «пустых полок» и тому подобных вещей. Хотя реально для него гораздо опаснее именно «переполненные полки» - которые, например, были во времена Великой Депрессии.

* * *

То есть –постсоветский человек до сих пор существует в парадигме «общества равенства». Общества, в котором ситуация: «одним все – другим ничего» – выступает искажением нормы, которое нужно устранять. Поэтому даже чиновники тут вынуждены всячески прятать свои богатства – каждый раз возмущаясь, когда очередная «вилла» оказывается на виду. (В то время, как, например, до Революции знать, напротив, старалась всячески показать свою роскошь.) Более того, даже доходы этих самых чиновников приходится всячески маскировать – в результате получаются комичные ситуации, когда высокопоставленные лица лично владеют смехотворными вещами. (Знаменитый прицеп «Скиф» в декларации имущества сами понимаете у кого – тому явный пример.) На Украине ситуация, кстати, еще смешнее – там зарплаты депутатов и министров имеют размер, меньший, нежели «минимальная зарплата» в Европе. Хотя уровень потребления данных субъектов, разумеется, на порядки превышает минимальный...

Ну, и как вишенка на торте – любые, более-менее высокие доходы на постсоветском пространстве всегда квалифицируют, как «воровство». Хотя если рассуждать логически, то это – именно норма для классового общества. Однако до сих пор еще никто не рискует ввести в «законную практику» тот же лоббизм – хотя в США, скажем, это вполне респектабельное действие. Или позволить бизнесу показывать реальную прибыль – без обязательных отчислений в те же социальные фонды («на помощь бедным») – из-за чего практически весь крупный бизнес в России ведет свою деятельность из оффшоров. (То есть – оффшоры представляют собой всего лишь способ замаскировать неравенство и ликвидировать их проще простого. Достаточно просто продекларировать, что «никто никому не должен» - и установить минимальные налоги при минимальных социальных выплатах или вообще без оных.) И это все, еще раз, при том, что мы уже почти тридцать лет как строим капитализм, при том, что идея неравенства пропагандируется во всех СМИ. Что же говорить про позднесоветское время! Кстати, в указанном посте есть забавная отсылка к данному моменту: Лев Суханов, описывая посещение супермаркета, возмущается тем, что его жена пошла к семи часам утра в магазин, чтобы отстоять в очереди за молоком. Если вспомнить, что, как сказано выше, данный деятель – немалый чиновник в системе Госстроя, а затем помощник президента РСФСР – то понятно, что это чистая выдумка. Однако если учесть, что данная книга есть элемент пропаганды, то само направление этой лжи прекрасно показывает описанную особенность позднесоветского общественного сознания.

В общем, можно сказать, что не позднесоветский, ни даже постсоветский человек реального капитализма не видел – точнее, видеть мог, но понять его не мог ни в позднесоветское, ни в постсоветское время. И лишь сейчас кое-что становится очевидным – хотя, судя по тому, как сильно еще у нас благоговение перед Европой «где капитализм правильный», до полного осознания того, куда же мы попали еще далеко. Впрочем, рано или поздно это все же произойдет – в том смысле, что «общество неравенства» будет понято со всеми его мерзостями. И тогда уже станет возможным говорить о том, что же делать дальше…