Максим Соколов. Почему народ принял либерализацию цен в 1992-м, а пенсионную реформу – нет

14.06.2018/https://publizist.ru/blogs/32/25468/-

Итак Медведев объявил о пенсионной реформе: пенсионный возраст для мужчин будет повышен до 65 лет, для женщин – до 63. Утешения по этому поводу работают неважно:
"Абсолютное большинство россиян выступает против повышения пенсионного возраста, что откровенно противоречит инициативам властей. Более 90% опрошенных не поддержали планы правительства увеличить пенсионный возраст в России, свидетельствуют данные исследования холдинга "Ромир". Поддерживают данную реформу всего 8% жителей России".

Апологеты (добровольные или по найму) пенсионной реформы могут заметить, что либерализация цен 2 января 1992 г. была гораздо болезненнее, но у нее были сторонники – и даже гораздо больше, чем у нынешнего медведевско-кудринского прорыва.
Это действительно так, а причины того, что тогда не было всеобщего отвержения, заключались в следующем:
1. С ниспровержением коммунистов в обществе существовало представление "Теперь пойдет уж музыка не та, у нас запляшут лес и горы". Новые люди проведут новую политику, ради чего можно и потерпеть.
Где сейчас в правительстве эти новые люди? Лишь засаленная колода старых карт. Отсюда и полное отсутствие иллюзий.

2. Многие в 1992 году полагали, что лучше ужасный конец (т. е. либерализация), чем бесконечный ужас. Состояние потребительского рынка было столь удручающим, что стальной душ свободных цен казался единственным выходом.
Нынешнее состояние пенсионного дела неважно, но его даже нельзя сравнить с потребительским кошмаром декабря 1991 г.

3. В качестве путеводной звезды предлагалась реформа Эрхарда в послевоенной Германии и реформа Бальцеровича в посткоммунистической Польше – после которых экономика этих стран стала расти.
Никакого примера тому, как от пенсионной реформы произросли бы золотые груши на вербе, даже и не предлагается.

Хороши были доводы 1992 года или не очень хороши, но какое-то время люди им верили, и это позволило пройти через стальной душ. Потом было всякое – но это было потом.

Тогда как нынешнему правительству нет никакой веры изначально. В этом вся разница.
почему-то думается, что эта хуйня не проканает
хотя с другой страны наследие кровавого Сталина надо куда-то девать
так говорил великий солженицын