Побили себя вместо турок

https://otrageniya.livejournal.com/502239.html
(перепостил ultravert_n)

Есть в истории европейских войн одна совершенно удивительная битва при Карансебеше, в которой стотысячная австрийская армия, пока ждала врага в лице турок, немножко расслабилась с цыганами и победила сама себя.
Туркам, прибывшим на битву через два дня, открылась совершенно сюрреалистичная картина: тысячи убитых и раненых австрийцев, следы от разрывов снарядов, укрепления разрушены и смяты, кругом стоны раненых, реки крови и выжженая земля.
Турецкая армия стояла онемевшая с раскрытыми ртами. "Какого лешего здесь произошло?" - спрашивали они раненых австрийцев, а те лишь хохотали как безумные, отхаркивая кровью.
Шел сентябрь 1788 года.

Австрийская армия была сильна и исполнена решимости помочь Российской империи в войне против оттоманов. Иосиф II - германский король - собрал 100 тысяч отменных обученных солдат из Германии, Италии, Румынии, Хорватии, Венгрии, Сербии, и двинул походом на Балканы, чтобы дать незадачливым туркам генеральный отлуп в мощном и незабываемом сражении!
Сражение действительно вышло незабываемое, и, пожалуй, мощное! Теперь по порядку.

Вечерело. Авангард австрийцев в лице гусарской роты перешел реку Тимиш, чтобы обнаружить стоянку турецких узурпаторов. Вместо этого был обнаружен цыганский табор с песнями, плясками, ромалами, медведями и молодыми цыганками!
Эх, как удачно зашли гусары! Теперь их было не остановить.
Первое, что додумались сделать гусары, попав в табор - это выкупить несколько бочек шнапса. И пошло-поехало, ОЧИ ЧЁРНЫЕ ОЧИ СТРАСТНЫЕ ОЧИ ЖГУЧИЕ И ПРЕКРАСНЫЕ, ЭЙ РОМАЛЫ!!! АЙ НА-НЭ-НА-НЭ!!!

В общем, в самый разгар веселья, к табору подошла пехотная рота и пристыдила гусар потребовала налить им тоже по кружечке бодрящего шнапса. Гусары делиться отказались, соорудили из пустых бочек баррикаду и потребовали у пехоты убираться восвояси, потому что шнапса и чернооких цыганок на всех не хватит!
Бравых пехотинцев гусарские баррикады не смутили, начался мат-перемат, и кто-то из гусар в пьяном угаре выстрелил в оппонента.
И ПОНЕСЛОСЬ!

Прямо посредь табора схлестнулись яростные гусары и страдающие по шнапсу пехотинцы. То были схватки боевые, да говорят еще какие! Смешались в кучу кони, люди!
Битва была равная, поэтому часть гусар и пехотинцев решили отступить за реку беспорядочным отходом, оглушая окрестности ором про клятых врагов.

И тут подошли основные силы. Первое, что они увидели - это бегущие солдаты кавалерии и пехоты, причем из лагеря вторых донесся крик кого-то или сербов или хорватов: "турки!"
И всё это под АЙ-НА-НЭ-НА-НЭ откуда-то из-за реки. Армия напряглась и в пляс никто не пустился. На лагерь опустилась ночь.

Заслышав клич "турки", пьяные гусары обоср испугались и уже всей гурьбой ринулись бежать на позиции основных сил.
Основные же силы, понятное дело, были не в курсе произошедшей юморески и смутно догадывались, что там - сражение с оттоманами.
Подлили керосину в и без того огненную ситуацию крики немецких офицеров HALT! (стой), которые солдаты приняли за турецкие крики ALLAH, с которыми те ходили в бой. Это означало, что турки под покровом ночи проникли в лагерь и под боевые кличи пошли в бой!
ОРУЖИЕ К БОЮ!!!
Поехали!
ЭТО СПАРТА АВСТРИЯ!
От криков и суматохи из загонов сбежала сотня лошадей, командир одного из артиллерийских корпусов проорал "файер"!, потому что принял ее за турецкую кавалерию, и понеслась адская дискотека с разрывами снарядов и мясорубкой всех против всех, поскольку каждый считал, что бьется с турками!

Потом все начали панически отступать, потому что ТУРКИ ПОБЕЖДАЮТ!, мост рухнул и начались чапаевские заплывы.
В это самое время проснулся король Иосиф II, проникся идеями, что турки одерживают верх, прыгнул на коня, но бегущая толпа его скинула прямо в реку, что и спасло жизнь великому полководцу.

Через два дня пришли турки. На поле загадочной сечи валяются десять тысяч убитых и раненых, а вокруг тишина, и цыгане табором стоят.
- Шнапса не хотите? - спросил кто-то из цыган.
- Нет, спасибо - ответил визирь Коджа Юсуф-паша, и пошел занимать Карансебеш, раз уж австрийцев кто-то любезно разбил.