Помоечная индустрия и судьба страны

https://publizist.ru/blogs/110660/27283/2018/10/05/

Сергей Лесков

В современном мире, можно с уверенностью сказать, культура обращения с отходами и бытовым мусором является точным индикатором технологического уровня страны. И вот с 1 января 2019 года в России вступает в действие новое экологическое законодательство по обращению с отходами, которое предполагает раздельный сбор мусора.

Правительство разослало по всей стране предписания по обращению с твердыми коммунальными отходами. Каждый регион обязан определить количество мусора, который должен собираться раздельно. Властям необходимо согласовать с гражданами локализацию сортировочных пунктов, мусоросжигательных заводов и мусорных полигонов. Для финансирования масштабной программы вводится экологический сбор для производителей и импортеров.

Думаю, раздельный сбор мусора для русского человека – это социальная революция, по последствиям сопоставимая с появлением в каждом доме телевизора и персонального компьютера. Несмотря на все космические прорывы, Россия остается страной крестьянского уклада даже в мегаполисах, свидетельством чему является полуобморочное состояние гражданского общества. За редким исключением русский человек не в состоянии обустроить свое жизненное пространство, тем самым провоцируя начальство на всевозможные запреты и гонения.

Городская культура с местным самоуправлением и выборной системой менеджеров и даже силовиков – элементы для русского уклада еще более чуждые, чем, скажем, ЛГБТ-парады. Раздельный сбор мусора – мина замедленного действия для бюрократии, которая привыкла не обращать внимания на безмолвный народ. Уважение к мусору – это шаг к свободе, потому что стихийная помойка – это тюрьма.

Обустройство собственного двора – первый шаг к пробуждению гражданской ответственности и психологический слом, что в перспективе способно разрушить представление о России как о большой свалке.

Сроки преодоления возможны разные. Наш отрыв от развитых стран на помоечном фронте сопоставим с отставанием по другим технологическим направлениям – 20-30 лет. В Германии уже в 1990 году была внедрена система раздельного сбора пластика. Сейчас немецкие домовладельцы раздельно собирают десять типов различных бытовых отходов.

Нарушителям грозит высокий штраф. Мои друзья-ученые, которые работают в Голландии, вынуждены были заплатить 150 евро. По привычке выбросили пакет с общим мусором. Полиция не поленилась разворошить его, обнаружила чек, вычислила виновных. Все, к ответу.

Звери? Думаю, звери – это безответственные чиновники, устроившие под боком у живых городов в России огромные свалки, которые отравляют людям существование. В России каждый год образуется 60 миллионов тонн твердых бытовых отходов – это примерно400 килограммовна каждого жителя, включая младенцев и стариков. На мусоросжигательные заводы отправляется лишь два процента отходов. Остальное – на свалки, часто нелегальные. При этом каждый год мусорные полигоны в России увеличивается на площадь, равную Москве и Санкт-Петербургу вместе взятым. Иными словами, свалки в России по размеру сравнимы со Швейцарией. Кстати, в этой европейской стране мусорные свалки запрещены законом.

Однако мусоросжигательные заводы, которыми чиновники пытаются успокоить население – это тоже вчерашний день. Какие выбросы дадут сваленные в общий котел ртутные лампы, аккумуляторы и батарейки, медикаменты, шины и полиэтиленовые пакеты – страшно подумать. Впрочем доля термической обработки от общего объема мусора – от 45 процентов в Германии до 75 процентов в Японии.

Современный подход предполагает именно раздельный сбор мусора, его переработку и реанимацию к новой жизни. В Европе все больше стран (Австрия, Швейцария, Словения), где уровень переработки вторичного мусора достиг 70 процентов. Чаще всего это региональные программы. В итальянском Тревизо местные власти добились вторичной переработки 85 процентов мусора – лучший городской показатель в Европе.

Из старых шин делают покрытие для спортивных площадок, из макулатуры – коробки и упаковку, из пластиковых бутылок – новые бутылки, а также куртки, тазики, игрушки. Из 23 тысяч алюминиевых банок можно построить один спортивный самолет.


Среди стран рекордсмен – Швеция, где утилизации подлежат 99 процентов бытовых отходов (51 – переработка, 48 – сжигание для производства энергии). Швеция настолько поднаторела по этой части, что зарабатывает на мусоре, закупая его в Англии и в Норвегии.

Во всем мире отдельный вопрос – пищевые отходы, которые составляют 40 процентов мусорного ведра. Широко распространены технологии компостирования для производства удобрений и биогаза для отопления домов в сельской местности.

Но в России граждане пока увлечены иными громкими событиями и скандальными происшествиями. Мы вообще не замечаем по-настоящему важных событий. Открытия Фарадея, заложившие основы электротехники, значили для мировой истории больше, чем французская революция, но современники этого не сознавали. Я уверен, что очень скоро мусорная реформа перевернет русские умы. Мы будем говорить о ней не меньше, чем о реформах здравоохранения или образования.

Впрочем учитывая буйные фантазии и амбиции наших чиновников, не исключены вселенские проекты, которые затмят всех немцев. Из русского мусора, который скапливается за год, можно построить башню диаметром в один метр до самой Луны. Тут уж точно Илон Маск поперхнется.