Выправляя вывихи пропаганды

https://vamoisej.livejournal.com/2018/10/07/

Bruno
Пенсионная реформа пошла и настало время выправить некоторые вывихи пропаганды. И заодно подтвердить тезис Н. Талеба, что министры владеют информацией в вверенной им области не лучше, чем их водители (Талеб понял это ещё будучи подростком, наблюдая за своим дедом, который был министром обороны Ливана и его водителем Михаилом).

Вскоре после открытия мундиаля, 18 июня, вице-премьер Татьяна Голикова, отвечая Владимиру Соловьёву на вопрос о необходимости повышения пенсионного возраста, отметила, что по статистике в начале 1970-х годов на одного пенсионера приходилось 3,7 работающих человека, а к 2019 году на одного пенсионера будет 1,8 трудоспособного гражданина (вообще, в статье РИА по ссылке — опечатка: «1990-х» вместо «1970-х», убедить вас в этом может видео с привязкой по времени к цитате):

Тем не менее этот РИА-баг была разнесён многими пропагандистами.

Здесь следует взять продолжительную паузу и обратить внимание на используемые термины. Во многом из-за фривольного обращения с ними возникают вывихи пропаганды, закрепляемые в сознании людей авторитетом высшего чиновничества. Поэтому повторим некоторые определения:

«Лица в трудоспособном возрасте» - это все, кто старше 16 лет и моложе 55/60 лет (женщины/мужчины).

«Трудоспособное население в трудоспособном возрасте» - это не тавтология, определение этого термина (а также терминов «занятые» и «не занятые») даёт Росстат . Это предыдущий пункт за минусом неработающих инвалидов и неработающих пенсионеров моложе 55/60 лет. По всей видимости, именно этот показатель использовала Голикова для вычисления цифры 1,8 на 1 пенсионера.

«Занятые» - работающие в белую и в тени, помогающие в семейном бизнесе, в т.ч. студенты, пенсионеры, инвалиды, а также иностранцы. «Занятые» примерно соотвествует понятию «Рабочая сила», отличия в основном в методологии учёта, определении того, что считать безработицей, а также в целях — цель исследования рынка труда не во всём совпадает с целью исследования социальных проблем. Помимо официальных данных, численность показателей доопределяется выборочными обследованиями.

«Не занятые» - лица, лишённые свободы; не работающие учащиеся, студенты, аспиранты; хронические безработные; военнослужащие; лица в отпуске по беременности и родам и по уходу за детьми, а также осуществляющие уход за членами семьи.

«Пенсионеры» - это не только лица старше трудоспособного возраста и пенсионеры-льготники, но и получатели пенсий по инвалидности и пенсий по потери кормильца (трудоспособного возраста и моложе трудоспособного возраста).

Всех пенсионеров в пределах РФ в 2017 году было 43,2 млн., вместе с зарубежными — 43,5 млн. При этом не стоит путать, как это делает Росстат (а вслед за ним и многие СМИ), пенсионеров и пенсии — последних больше на 2,2 млн., чем первых. Столько человек (в основном — это силовики) имеют право получать вместе с госпенсией ещё и страховую пенсию по старости, но сколько из них уже используют это право (находится в состоянии старше 60 лет) — статистика умалчивает. Кроме того, Росстат не парится с различением страховых и государственных пенсий по старости, инвалидности и потери кормильца, внося тем самым ещё одну порцию сумятицы и разнобоя с данными ПФР.

Из этих 43,5 млн. человек только 36 млн. получают страховую пенсию по старости, в т.ч. и льготники. Ещё сколько-то стариков (в пределах 1-2 млн. чел.), не имеющих права на страховую пенсию, получают социальную пенсию из бюджета. Почему сколько-то? Потому что в уравнении больше одного неизвестного — а) количество льготников в возрасте до 55/60 лет (цифра 11 млн., озвученная как-то на МЭФ, говорит о всех, кто когда-либо был «досрочником», что в целом бесполезно) и б) количество получателей социальной (а не страховой) пенсии по старости.

Следовательно, количество работающих пенсионеров и работающих стариков может значительно различаться, тем не менее рупоры пропаганды такими «мелочами» не задаются и выдают - кто во что горазд ссылаясь на что и кого угодно, но не на официальные данные. По данным Росстата, количество работающих старше трудоспособного возраста 7,5 млн. чел. или 20% от 36 млн. (второй лист эксель-файла).

Ладно, сведём всё воедино, насколько это вообще возможно при столь безобразной категоризации данных в отечественной статистике. Получится примерно такая картина (здесь, довозрастные пенсионеры — льготники в состоянии моложе 55/60 лет, получатели пенсий по инвалидности и по потере кормильца).

Для чего такая длинная преамбула? Для того, чтобы показать как, даже на более-менее выверенных данных, легко манипулировать цифрами, если не особо задаваться вопросом, что именно они отражают. Например, все следующие соотношения можно приводить в одном и том же случае, в зависимости от того, в какую сторону нужно подтянуть сову общественное мнение:

2,27 = 83,2/36,7 (отношение трудоспособного возраста к старшему возрасту)

2,04 = 75/36,7 (отношение рабочей силы к старшему возрасту)

1,91 = 83/43,5 (отношение трудоспособного возраста к пенсионерам)

1,72 = 75/43,5 (отношение рабочей силы к пенсионерам)

1,55 = 56,9/36,7 (отношение официально трудоустроенных к старшему возрасту)

1,31 = 56,9/43,5 (отношение официально трудоустроенных к пенсионерам)

Что и продемонстрировала ещё раз Голикова за три до окончания мундиаля заявив в интервью «КП»:

В 70-е годы на одного пенсионера приходилось 3,7 работающих, а сегодня - 1,2, если в расчет взять только тех людей, которые работают официально и уплачивают страховые взносы.

Официально работающих Голикова почему-то взяла 53 млн.чел., а не 56,9 млн. (это уже с вычетом 1,5 млн. официально трудоустроенных иностранцев), то ли вычла официально трудоустроенных пенсионеров, то ли ФНС не справляется с возложенными на него, начиная с 1 января 2017 года, функциями сбора отчислений во внебюджетные фонды, но уже неважно, манипуляция не в этом.

Проверим, какому же показателю могла бы соответствовать цифра 3,7 в РСФСР, от которой так усердно пляшет вице-премьер.

Берём статистику РСФСР на mortality.org (данные этого сайта многими использовались на АШ и никогда не вызывали нареканий).

Открываем 1970-й год. Получаем: женщин в возрасте 16-54 лет (включительно) — 37,1 млн. , мужчин в возрасте 16-59 лет (включительно) — 35,9 млн. Итого: лиц, трудоспособного возраста — 73 млн. человек.

Далее, женщин 55 лет и старше — 15,4 млн., мужчин 60 лет и старше — 4,5 млн. Итого: лиц, старше трудоспособного возраста — 19,9 млн.

Отношение трудоспособного к старшему возрасту: 73/19,9 = 3,67…

???

Что имеет ввиду вице-премьер, когда сопоставляет «советскую» цифру 3,7 с нынешней 1,2?


Что в РСФСР не было безработицы и все работали официально? Пожалуй, да, за незначительными исключениями.

Что в РСФСР все студенты постоянно работали дворниками и грузчиками? Ну, многие работали, может быть — половина, но вряд ли все.

Что в РСФСР не было инвалидов, а если они и были, то обеспечивали себя сами?...

Что советские женщины не рожали и не нянчили своих детей, а если и делали это, то без отрыва от производства?...

Что в РСФСР не было зеков и мест лишения свободы (вы ведь ещё не забыли ростатовское определение трудоспособных «не занятых»)?...

Что военнослужащие в СССР были исключительно из младших ССР?...

Что не было льготных категорий трудящихся для выхода на пенсию, а вдовы не имели господдержки за погибших отцов своих детей?...

Всё то, на что у меня не нашлось ответов, было, и пожалуй даже в большом количестве человек, чем сегодня.

Но почему-то вице-премьер не использует сопоставимую цифру 2,27 вместо несопоставимых цифр 1,8 или 1,2? Да понятно — почему. Потому что следующим сразу становится вопрос о повышении транспарентности российской экономики. А тому, как это делается — папуасов из ВШЭ в метрополиях не учат. Их учат прокладывать свою (свою ли?) волю катком пропганды, лжи и имитации.
Использованные источники: РИА, КП, Росстат, ПФРФ