Азовский конфликт неизбежен?

http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/azovskij_konflikt_neizbezhen_376.htm/2018/10/31/
Как Запад и Украина накаляют ситуацию в регионе

Европарламент принял резолюцию, поддерживающую Украину в ее разногласиях с РФ из-за границ в Азовском море. Документ рекомендует усилить экономические санкции против РФ, если Москва не пойдёт на уступки Киеву в «азовских» вопросах.

Конечно, Азовское море, глубоко вклинивающееся в российскую территорию, не может не интересовать сегодня Запад. Отсюда планы НАТО и Украины провести до конца 2018-го совместные военные маневры именно в Азовском бассейне, причем с использованием крупнейшего порта – Мариуполя, к которому с давних пор Запад «неровно дышит». Но, похоже, его военное присутствие не ограничится этими маневрами. К концу 2018 г. Киев планирует совместно с НАТО создать крупную азовскую ВМФ-базу в Бердянске или в том же Мариуполе.

Что, естественно, только подогревает «интерес» ЕС и НАТО теперь и к Азовскому бассейну.

Тем временем глава МИД РФ Сергей Лавров, общаясь на днях со СМИ Франции, заявил, что «для прохода кораблей НАТО к предполагаемому месту проведения маневров в Азовском море потребуется согласие России, но Москва не намерена давать такое разрешение. Требуется обоюдное согласие (РФ и Украины. – ред.) для прохода военных кораблей других стран в Азовское море через Керченский пролив». Выходит, обострение военно-политической ситуации в Азовском бассейне становится неизбежным.
Усиливает украинские претензии, поощряемые НАТО и ЕС, и тот факт, что с 2017 г. мы замедлили освоение нефтегазового сырья в околокрымских морских районах, что вплотную примыкают к украинской акватории. Там также не проведена Москвой хотя бы односторонняя пограничная демаркация. Поэтому глава Минэнерго РФ А. Новак максимально дипломатично заявил, что не исключает «заморозки» таких проектов «в зависимости от наличия юридических на то оснований». А такие заявления в Киеве и на Западе наверняка расценивают, как неготовность РФ защищать свои интересы в акватории. И почему бы им, в таком случае, не попытаться вынудить Москву пойти на уступки в «азовских» вопросах?

В этом контексте примечателен опыт Тайваня с его односторонней демаркацией. Ее провел гоминьдановский режим в 1950 г. в Тайваньском проливе и примыкающей к нему акватории в связи с эвакуацией в конце 1949–начале 1950 гг. правительства и армии из континентального Китая на остров Тайвань и находящиеся вблизи него острова Пэнху. Причем Тайбэй тогда же, в 1950-м, предусмотрительно сохранил за собой почти все прибрежные с КНР острова в Тайваньском проливе и ряд островов в соседних морях. Что не только укрепило военную безопасность Тайваня, но и позволило ему осваивать там запасы нефти и газа. По военно-политическим причинам, эта демаркация де-факто с тех пор признаётся и Пекином, в результате чего военные эксцессы против Тайваня становятся невозможными.
Что же касается «мариупольского» фактора, нелишне напомнить, что французский ВМФ вкупе с марионеточным греческим ВМФ базировался в Мариуполе еще в 1919 году, а германский – в 1918-м. Более того, захват и отторжение от Российской империи Мариуполя, Керчи и всего Приазовья планировались Англией, Францией, Турцией и Сардинией еще в ходе их совместной агрессии против России во время Крымской войны (1853–1856 гг.). Но не случилось, благодаря героической обороне российскими войсками Крыма.

Понимал стратегическое значение региона и Гитлер, приказывавший удерживать Мариуполь и Керченский пролив любой в 1943 г.

А такой сценарий наверняка будет сопровождаться военными провокациями (если не операциями) и против ДНР–ЛНР.
Игорь Войтенко
Специально для «Столетия»