БЫЛ ЛИ ВАИРГИН СТАЛИН УБИТ, КАК УТВЕРЖДАЮТ, ПРОТИВ ЕГО ВОЛИ? ИЛИ ЭТО БЫЛ ТРЕТИЙ ТОЙ?

https://wowavostok.livejournal.com/2018/11/11/
В опровержение вредного и неправильного понимания смерти Верховного, вытекающего из статьи, в целом правильно освещающих жизнь и деятельность И.В.Сталина журнала "Линия Сталина", "Как врачи добивали Сталина". https://cont.ws/@Gnuss/1121294
Ложь изощрена, ныне наступила эпоха тотального вранья — но истина всё равно на поверхности.

На сегодняшний день вышло уже тринадцать изданий мемуаров маршала Жукова: по характеру — гад, по поступкам — вор-невротик (знаменитые склады антиквариата из Германии на даче Жукова), по сохранившимся записям о его высказываниях — предатель боевых товарищей, по текстам от него оставшихся — клеветник. Словом, типичный глубоко верующий христианин. Коим он и был в действительности. До всех аборигенов цивилизаторы донесли, что по приказу Жукова самолёт с иконой облетел Москву.

Согласно теории стаи толпари таких любят. Даже боготворят. Народ это любит.

И точно, сколько ни кричат напоследок уходящие на пенсию историки (нельзя умереть, не сказав правды), что Жуков просто психоэнергетическое погоняло, управляемое мудрым Сталиным, тупой солдафон, не более чем дерьмо, и не случайно он предал Сталина — всё как об стенку горох. Народ любит дерьмо.

Что удивляться, что героя Сталина любящие дерьмо ненавидят, при жизни испытывали страх, а после смерти — ужас.

Итак, изданий мемуаров этого классического яркого некрофила вышло уже тринадцать. Вышли они после смерти Жукова. Что интересно, все издания с разным содержанием. Часто противоположным. Хотя есть серьёзные основания полагать, что сам Жуков помер, не прочитав полностью даже первого варианта «своих» мемуаров.

Мало кто содержание этих тринадцати изданий сравнивал. Блестящее или, во всяком случае, первое исследование-сравнение провёл Виктор Резун-Суворов. Резун хоть по большому счёту и придурок, но местами молодец, откапывает факты, которые доказывают бредовость Хрущёвско-американской концепции Великой Отечественной, с помощью которой цивилизаторы из наших детей в школах и университетах пытаются сделать полнейших идиотов, и, как следствие, скрыто управляемую прислугу.

В общем, с тринадцатью изданиями воспоминаний Жукова (основа жидо-хрущёвской концепции Войны) можно обхихикаться. Государственный строй в России поменялся с социализма на капитализм, а поджидающие как прислугой были, так ею и остались — из всех концепций Великой Отечественной поддерживают самую идиотическую. А чтобы этой концепции придать видимость обоснованности, не стесняясь, мастрячат всё новые и новые варианты мемуаров маршала, предателя Сталина, предателя боевых товарищей, а главное, предателя Круга Героев

Смешно, но «серьёзные историки» по всему миру используют «жуковские» виртуальные мемуары как главный источник подтверждения веры в ничтожность роли Сталина в Войне. И, напротив, великой роли предателей Героев (Жуков и т. п.).

Древняя как мир комбинация. Ещё у Александра Сергеевича в «Руслане и Людмиле» один нововер, убив спящего богатыря-победителя, приезжает ко двору царя и подвиги убитого богатыря присваивает себе.

Интересно, подбирая удобную цитату, проституирующие историки все издания предателя Жукова пролистывают или только одно, которое им выдали первым?

Фальшивые мемуары — технология отработанная.

Приведём ещё один пример оболванивания аборигенов цивилизаторами.

Из-за рубежа на Россию обрушили текст, который назвали «Воспоминания любовницы Сталина». Из этого текста видно, что дама, которую издатели на рынке информации позиционируют как любовницу аскетичного Сталина, никогда в СССР не бывала. В частности, она «вспоминает»,

как в Сочи нежилась на песке. Кто бывал в Сочи, знает, что на пляжах в тех местах песка нет — галька.

Итак, мемуары — это не откровенные слова пожившего человека, как может показаться, но, увы, подчас лишь инструмент пиара.

Что удивляться, что Меняйлов, исследуя Воргу, пользуется не мемуарами, они вторичны, а в первую очередь источниками принципиально иного рода — Гребнем Девы (анализ слова «Варга» и других), Чашей Девы (Чаша Грааля), Посохом Девы, к Соли, увы, только-только начал подбираться.

Ну, и случаями из жизни ваиргина Сталина — разыскивает места, где был или глаз Сталина, или его рука. То есть Меняйлов опирается прежде всего на те источники, которые может проверить любой читатель. У проституирующих историков всё наоборот: дескать, есть архив, в который никого не пускают, и там нашёл таку-у-у-у-ую бумажку..

Итак, уже две единицы фальшивых мемуаров. Рассмотрим достоверность третьей. Тоже «краеугольного камня» для построения цивилизаторами здания мировоззрения у коренных народов России, застилающего им вид на прекрасный Храм Истины.

Когда тело Гришки Распутина вытащили из воды, то фотографии его трупа для своих газет и журналов сделали многие фотографы. Один фотограф тут же отправил их в Польшу. А вот у остальных фотографов сделанные ими снимки изъяли, крупные планы уничтожили и через прессу предъявили народу только панорамные съёмки. Деталей, понятно, на них не разобрать.

После этого изъятия было сделано официальное царское извещение о причинах смерти любимца царицы. Убили, дескать. На уголовников свалили или ещё на кого — не помню. Думается, это извещение было намеренно неуклюже, чтобы общество заподозрило фальшивку и внутренне приготовилось воспринять как истину другое объяснение. И стали это другое ждать. Со всё возрастающим нетерпением. Так в пиаре при соответствующем финансировании заказа делается всегда.

И действительно, вскоре появился так называемый «Дневник князя Феликса Юсупова», в котором он признавался, что-де это он убил Гришку Распутина. Собственноручно. И подробности убийства рассказал: дескать, и цианистым калием в лошадиных дозах травил, и битой бил, и вдогонку стрелял и попал (естественно, в спину и затылок), и в воде топил.

Всё, что мы знаем об обстоятельствах смерти Гришки Распутина, основано ТОЛЬКО на основании «Дневника князя Феликса Юсупова». Со страниц над нами нависает эдакий сверхчеловек — яды не берут, пули вреда не наносят, битой по лбу — как об стенку горох, в воде и то далеко не сразу тонет, даже наполовину развязаться успел.

Но при внимательном рассмотрении «дневника» обнаруживается, что автор «Дневника» трупа Гришки Распутина никогда не видел.

На сохранившейся фотографии упомянутого польского фотографа ясно виден лоб Распутина с пулевым отверстием — прямо в центре лба. Получается, Юсупов стрелял в затылок, но попал в центр лба под прямым углом? Сие никак невозможно. Невозможно, даже если мишень на бегу оборачивается. Стреляли в Распутина в упор, глядя великому гипнотизёру прямо в глаза.

Кто способен противостоять сильному «генератору» подавляющего поля? Тем более на смертном рубеже гипнотизёра, когда сила его воздействия от стресса удесятеряется? На противодействие столь сильному психоэнергетическому воздействию способен только неугодник, человек класса Степняка-Кравчинского, заколовшего шефа жандармов, белый кам человек Варги. Только белый кам но никак не какой-нибудь услужливый князь, принимаемый во дворце сатанистов Романовых.

Иными словами, «Дневник князя Юсупова» — то же, что и «Воспоминания любовницы Сталина». И в точности то же, что и «Мемуары маршала Жукова», якобы главного победителя Гитлера. Смастряченный инструмент пиара.

Таким образом, «дневники-мемуары» — наработанный приём цивилизаторов по оболваниванию, а затем и управлению той частью быдла, которое называет себя образованными или даже интеллигенцией.

Так что нет никакого основания утверждать, что Гришка выжрал лошадиную дозу цианистого калия — а ему хоть бы хны. Нет никакого. Может, и выжрал чего-нибудь, да нам узнать о том, что именно выжрал, неоткуда. Мы можем только экстраполировать ту закономерность, по которой все до одного люди умирают уже от щепоточки цианистого калия, и если эту щепотку Распутину дали, то значит он сдох, и стрелять в него нужды не было.

Однако ж в центре лба пулевое отверстие. Лба гипнотизёра.

Опираясь на теорию трёх каст можно легко просчитать взгляд каждой из трёх каст на убийство Распутина.

Ниже приводится вовсе не реконструкция смерти Распутина, но настраивается инструмент отсеивания дурилок типа воспоминаний «любовницы Сталина из Сочи».

При разыгрывании православной карты сатанисты Романовы (средняя каста, яркие некрофилы) в глазах прислуги должны были выглядеть так: если уж императрица так позорно «запала», то позор не так марает, если «предмет» — человек ну совсем необыкновенный.

Если бы открылось, что она запала на обыкновенного некрофила, пусть и яркого, то это просто анекдот о графине и любовнике-конюхе. Словом, только из одного этого неизбежен вывод: Романовых в 1919-м грохнули правильно.

Если уж цари, объявившие себя наместниками Бога, то извольте соответствовать.

Отсюда и выдумки с цианистым калием, стрельбой, битами и утоплением. Отсюда и поспешное уничтожение трупа, чтобы ни один любопытный профессор ни за какую взятку сторожу морга до тела не добрался — и не проверил, чем дышат назначенные мировой стаей к будущей канонизации христианские цари.

Однако никуда не деться: Гришка Распутин при царице Александре Романовой — очень близкий аналог любовника Евгении Романовой (принцессы Ольденбургской) деревенского колдуна Хожина.

А Хожин был убит крестьянами Воронежской губернии, причём убит буднично, без всяких лошадиных доз цианистого калия, княжеской стрельбы в спину с входным отверстием во лбу и прочих вывертов. Кончили, да и всё. И кол осиновый Хожину в могилу загнали. (Об этом подробнее в следующем томе.) То есть сделали практически то же, что и в 1919-м с Александрой и её подпевалами.

Сатанисты с уничтожением того поколения Романовых и Ольденбургских с Распутиным и Хожиным с лица земли не исчезли. Сатанисты и в наше время тоже будут извращать картину мира в глазах аборигенов посредством текстов, выдаваемых за подлинные мемуары прислуги.

Так что можно не сомневаться, что спустя 80 лет после казни Гришки Распутина, как и в случае с мемуарами Жукова, «обнаружатся» новые мемуары. Вот не было, не было воспоминаний слуг, а потом вдруг выпали — к примеру, из стены. Скажем, из замурованной ниши. Или в архиве обнаружились.

А смысл воспоминаний, предположим, камердинера князя Юсупова будет тот, что да, исказил Юсупов со стрельбой в спину, на самом деле в морду стрелял любимцу придворных дам, но была, была и лошадиная доза цианистого калия, и бита, и ещё что-нибудь похожее, с лазерным прицелом.

Жидва удивительно не изобретательна — всё повторяется.

И что самое неприятное: и о смерти Сталина нам неизбежно должны были натянуть на уши дурилку — притом непременно многослойную.

И непременно для дурилки должны были быть смастрячены мемуары. И не одного только предателя боевых товарищей Жукова, любимца демократов.

Должен был быть смастрячен целый комплекс.

А что скажет о тайне гибели Сталина Меняйлов?

Правильно, просчитает варианты «трёх каст» на основании теории стаи.

Возьмёт в руки Чашу Грааля. Нальёт туда священный напиток.

Расчешет Слово Гребнем Девы, и подумает, что говорит Слово об устройстве жизни всякого Великого Посвященного вроде Сталина. Устройство жизни: это путь от Первого Тоя, через Второй к Третьему. Ни одного из этапов не миновать.

Воспользуется методом простых соображений — и посмотрит, что получится.

А потом проверим, согласуются ли между собой результаты, полученные разными способами, всеми тремя путями Триединства Путей Познания.

Сталин был ваиргином, но и среди ваиргинов он был Предречённым Великим Духовным Учителем, Рубкой.

В жизни людей принявших по родовой эстафете дух, чем ближе их род к главной своей Победе, испусканию Духа Прапредка в форме самопожертвенной смерти (Третьему тою), тем интересней и важнее для нас их поступки.

Для нас величайший из уроков — их действия накануне подвига (последний день, предсмертный час).

Последние шаги духовника — это всегда весть ободрения сотоварищам, по Кругу Героев.

Рука помощи тем, кто вышел на Путь, и возвращаться не собирается.

Такую весть могут не понимать люди из низшей третьей касты. Даже высшие вожди из средней касты уже прекрасно понимают всю опасность для себя таких вестей. Весть, дошедшая до сотоварищей приближает час Суда.

В особенности опасна для цивилизаторов правда о тайне смерти Сталина.

Духовный человек своей смертью мог завещать только одно: тот прекрасный мир Грааля, в котором он жил.

Так что, если уж при Хруще вбросили средства на государственную программу чистки архивов и музеев нашей страны от всех волховских следов Сталина, на уничтожение книг и брошюр, выпущенных при Сталине, где обнаруживались указания на культ Героев, то тем более не пожалели средств нанять сколь угодно большое число «мемуарщиков», чтобы они изготовили о последнем дне Сталина нужного акцента дурилку, причём многослойную.

То есть как с Распутиным: сверху «официальную», глупую, чтобы искали, и уши развесили воспринять «неофициальную», нечто вроде «секретных» «мемуаров князя Юсупова».

В своё время писатель Трофимов в большом тираже осчастливил демократическую тусовку рассказом, который он якобы услышал от Твардовского, автора «Василия Тёркина».

Твардовский якобы лежал в одной палате с Поскрёбышевым, личным секретарём Сталина. Дескать, Поскрёбышев со слезами на глазах жаловался Твардовскому, как его Сталин избивал: брал за волосы и лицом об стол, об стол, об стол!.. Вернее так: Трофимов утверждает, что Твардовский говорил, что Поскрёбышев сказал…



Пикантная подробность: Поскрёбышев на всех фотографиях лысый.

Вот и разберись в этой многоступенчатой конструкции, кто врал: то ли Трофимов, то ли Твардовский, то ли Поскрёбышев, а может, безвестный редактор в издательстве. Кто врал — неважно, заказчик-то дурилки известен.

Но не это важно, главное: народ льстящее ему враньё любит..

Что поделаешь, страх и ужас говнюков закономерен в посмертной жизни всякого Великого шамана.

Трофимовский вклад в дурилку о Сталине не столько для быдла, сколько для потенциальных неугодников их подталкивали к выводу, что Сталин-де с залитыми кровью секретарей столами вовсе не великий духовный Учитель, а самодур, маньяк. Ну, или хотя бы простой смертный.

Прислуга при Хруще, естественно, заказ исполнила.

Первый слой дурилки, который народ должен был, как и в случае с Распутиным, заподозрить в подделке, очевиден и был опубликован в газетах: умер Сталин естественно, от болезни. Тут без вариантов: у Сталина уже был один инсульт, следствие переутомления во время Войны, следовательно, высока вероятность, что удар повторится.

Народ, однако, запрограммировали на вопрос: а как было на самом деле?

Жидва удивительно не изобретательна. Приём «двухслойка» по отношению к Сталину

Хрущ использовал, по меньшей мере, дважды. Вызывали коммуниста в райком партии и говорили: простому народу мы сказать не можем, но вас, как коммуниста, в тайну посвятим… Затем вели коммуниста в пустую комнату, демонстративно из сейфа доставали листки бумаги с «разоблачениями культа личности» и оставляли его читать эти листки.

Потом листки убирали обратно в сейф, столь же демонстративно, и предлагали хранить молчание. Дескать, никому ни гу-гу. Стоит ли говорить, что уже через неделю всё население страны знало содержание листков.

Такой эффективности распространения и убедительности достичь бы не удалось, будь эти листки просто опубликованы во всех газетах.

Итак, всех достаточно масштабных людей волнует вопрос: а как умер Сталин на самом деле?

Сталин — случай важный, вернее, наиважнейший в истории нашей страны. Дешёвкой вроде халтурных «воспоминаний любовницы Сталина» цивилизаторам не обойтись. И малобюджетным проектом вроде «Дневника князя Юсупова» тоже.

Сталин — опасность для жидвы серьёзней некуда. Тут ставка — даже не величие и независимость России. Ставка — завершение Варги, общего хода всемирной истории. Это — сгущающаяся тень Суда. Итак, второй слой дурилки о смерти Сталина сконструировали — из десятка мемуаров, дневников и т. п.

Дальше начнёт работать тупость стаи, состоящей из прислуги разного ранга, интеллигенции в том числе: появятся «серьёзные историки», «искатели истины» из народа и т. п., они и займутся воспроизводством дурилки, даже не понимая, что вся совокупность заказанных Хрущём мемуаров — дурилка второго слоя, главная.

То есть «искателей истины» использовать будут втёмную, что особенно смешно, за весьма умеренную плату.

Но и в большебюджетной дурилке умный лазейку к истине найдёт. В дурилках есть слабое место. Их изготавливает прислуга. То есть те, кто не способен мыслить в категориях теории трёх каст (теории стаи), тем более не способен различать красоту Варги. Будут в их трудах странности

И эти странности выдадут намерения заказчика «двухслойки»…

Рассмотрим такого среднетиражного автора как Мухин. На книжном рынке его позиционируют как исследователя, борца с дегенератизмом и враньём. Дескать, правдолюбец. Однако, на удивление, и спустя 6 лет после выхода «Теории стаи» (а ему, знаю, один энтузиаст и «Теорию стаи» и «Дурилку» положил на стол), всё равно пишет, мысля, как прислуга.

Стоит ли удивляться, что на основании дневников-мемуаров Хрущёва и прочих Трофимовых с Твардовскими, Мухин реконструирует такое убийство Сталина, которого быть не может в принципе. В этом и есть странность.

Убийства бывают разные, но из всего многообразия мотивов исполнителю Мухину по сердцу та вера, что Сталин оказался побеждён теми, кому Сталина победить было не по росту. В принципе.

Открытия «правдолюбца» Мухина в точности соответствуют тому вкусу, который нынче только и оплачивается. Дескать, Сталин побеждён теми, кто хоть и носил русские фамилии и псевдонимы (Хрущёв, Маленков, Булганин, Жуков и т. п.), но «почему-то» были смертельно оскорблены проектом высылки евреев в отдалённые районы СССР на предмет обучения их созидательному труду.

Позиция разоблачает господина над прихвостнем.

Вот и читаем между мухинских строк: на колени, абориген, цивилизаторы идут!

На самом деле, смерть ваиргина уровня Сталина может быть только одной: Третьим тоем.

Доказательство элементарно.

Сталину дары Второго тоя приносили енисейские шаманы, умевшие видеть будущее, а они бы не принесли дары тому, кто в будущем отступился хотя бы на один шаг от жизни как Трёх тоев. Ваиргин — победитель; смерть его — подвиг (ПД-РГ), наступить она может только по канонам Третьего тоя.

От поражения к поражению мы идём к победе. «Поражение» — в глазах толпы. А взгляд с Варги — от победы к победе. Что для толпы поражение, то для ваиргина, владеющего тайной воскрешения Прапредка из «кирпичиков» духа Героев, — победа.

Сталин пошёл на смерть добровольно, и действительно был убит — это в глазах толпы вроде бы поражение.

Но Сталин пошёл на своё убийство добровольно и совершил тем самым подвиг — и испустил дух вернее, один из по меньшей мере трёхсот, передаваемых из поколения в поколение в шаманских родах Севера. Да и в роду самого Сталина тоже.

Смерть Сталина по результатам, которых он добивался, многоуровневая.

Хронологически Сталин обустроил свою смерть так: довёл строительство экономически бессмысленной «Мёртвой дороги» (Стройка 503), объекта духовной инициации, до нужной точки, при взгляде на которую у всякого потомка, способного на критическое мышление, непременно возникнет вопрос о её смысле; справился о достижении этой точки по телефону у начальника Стройки 503, попрощался, затем пошёл в баню, а потом, в последний раз надев мундир Генералиссимуса с одинокой звездой Героя, своё убийство спровоцировал в форме разведки боем.


Смерть встречает бойца не только в рукопашной. Бывает, боец сам и не выстрелил ни разу, но он трижды сын отваги — и погиб именно в бою — скажем, когда, попав в окружение, он, будучи артиллерийским корректировщиком, вызывает огонь своей же батареи на себя.

А бывает нужно выведать замаскированные огневые точки противника и единственный способ вскрыть засаду — пожертвовать собой, выйти из укрытия и спровоцировать огонь засады на себя одного, чтобы не попали под огонь многие. Это и называется разведкой боем.

Сталин погиб именно так — в разведке боем. Он своим телом вскрыл засаду. И ниже это будет доказано.

Да, ....(Хрущёв, Жуков, Маленков, Каганович и др.) права, когда говорит, что Сталина они именно убили.

Да, они Героя ненавидели, они убить его мечтали, но его убийство им удалось только потому, что Сталин себя убить им позволил намеренно. Причём позволил в самый удобный для Круга Героев момент.

Был Третий той, был, «плясать» надо от этой «печки» — пусть этот той был совершён в весьма неожиданной форме. Что ж и эту тему Сталин развил творчески. (Творчество от корня ВРГ, по Гребню Девы Ч часто Г.)

Успех в исследовании даётся только ценой обнаружения стержня происходящего. А стержень жизни великого белого кама Сталина тот что он исполнил в своей жизни всё соответствующее смыслу жизни — и Третий той тоже.

И не важно, какие фальшивые бумажки вечно проституирующие историки выхватят из никому недоступных архивов (смастрячат). Сталина жиды не победили, как то прочитывается между строк у Мухина.

Со свиным рылом в калашный ряд полез переписыватель Мухин. «Переписыватель» потому, что фальшивую эту дорогу для Мухиных проложили ещё при Хруще, по распоряжению кукловодов, изнывающих от страха и ужаса.

Положительное в опусах Мухина то, что он на ряде примеров показал: мемуары Хрущёва — фуфло и враньё. Враньё, на которое так любит ссылаться жидва разного рода (эмигранты, внутренние демократы, «серьёзные историки» на содержании или на крючке запугиваний и т. п.).

Мухин показал, что мемуары Хрущёва представляют собой сборник анекдотов для совсем безмозглого быдла, которое не в состоянии сообразить, к примеру, что Сталин в Курейке из политссыльных сидел один, совсем один, и стражник при нём был один, следовательно, никто там из большевиков на Сталина доносить не мог, равно как и Сталину доносить было не на кого. Да и некому было в Курейке принимать доносы. Разве что медведю, который, как известно, в тайге за прокурора.

Однако имело хождение в нашей центральной демократической прессе и такое «доказательство» свинства Сталина: Сталин, агент царской охранки, находясь в Курейке, то и дело бегал с доносами на своих товарищей.

Это всё равно что за волосы таскать лысого Поскрёбышева.

Электорат, понятно, схавал и то, и другое.

Эту смехотворную хрень о жизни Сталина в станке Курейка запустили, кажется, через подписавшегося Соломоном Волковым.

Запустили для электората, придурков, желающих веровать в теорию демократии и «общечеловеческие ценности», которые на самом деле не всеобщие, а по сердцу только тем, кому не по росту участвовать в деле Круга Героев.

Вот уж точно, «доносы в Курейке» — типичное «неопровержимое доказательство» цивилизаторов нравственного свинства Сталина.

Мемуары Хрущёва того же рода «неопровержимые доказательства». Сам ли Хрущёв писал, или свои мемуары в глаза никогда не видел — не важно.

«Злодей не может быть гением» — это точно так. Гением не может. Есть из этой мудрости следствие для пидарасов: утопи даже гения в рассказах типа избиения лысого Поскрёбышева мордой об стол — вот и злодей, и, следовательно, не гений.

Цель как мемуаров «самого правильного ленинца» Хруща, так и его слов на XX съезде коммунистической партии (кстати, единственный съезд, который помнят — всё, что осталось от истории партии без Сталина) одна и очевидна: гений не Сталин, а его враги, вся жидва вообще и, прежде всего, сам Хрущёв.

Что ж, для мемуаров это не новость.

Смешно: Мухин доказал, что каждая страница мемуаров Хрущёва всего лишь враньё, учебник для идиотов, а потом сам же повторил то, чему учат эти мемуары. Ай да Мухин!

До Мухина массам давали читать исследования по убийству Сталина другого автора — Абдурахмана Авторханова. Чеченец, которого из тюрьмы освободили гитлеровцы, он с ними сотрудничал, с ними и ушёл на Запад. После падения Третьего Рейха, естественно, стал бороться за «общечеловеческие ценности».

Авторханов, ещё задолго до Мухина получил финансирование на «разработку темы Сталина», и чуть ли не теми же словами что и Мухин доказывал, что евреи Сталина превозмогли. Авторханов опирался тоже преимущественно на мемуары Хрущёва, в которых жопа с ушами делала вид, что случайно обмолвливается с тем смыслом, что именно он и ему подобные грохнули Сталина. Сталин, дескать, не хотел, но они его грохнули.

Цитировать Авторханова буду по старому журналу «Слово» №5 за 1990 год, других изданий у меня нет. Статья называется «Загадка смерти Сталина».

«… Ответ дал лично Хрущёв на митинге 19 июля 1964 года в честь венгерской партийно-правительственной делегации во главе с Яношем Кадаром. (И время, и делегация были избраны не случайно: Кадар, арестованный по приказу Сталина, подвергался на допросах нечеловеческим пыткам и остался жив лишь благодаря смерти Сталина).

В этой речи передававшейся через прямую трансляцию по всему СССР и через Intervision по всей восточной Европе, Хрущёв во всеуслышание признался в насильственной смерти великого диктатора: «Сталин стрелял по своим. По ветеранам революции. Вот за этот произвол мы его осуждаем… Напрасны потуги тех, которые хотят руководство изменить в нашей стране и взять под защиту все злоупотребления, которые совершил Сталин… И никто не обелит… Чёрного кобеля не отмоешь добела (аплодисменты)… В истории человечества было немало тиранов жестоких, но все они погибли так же от топора, как сами свою власть поддерживали топором».

Выделенные слова в тиражах газета «Правда» и «Известия» выкинули, но их слышали многие миллионы людей в СССР и Европе. Слова о тиранах, правивших при помощи топора и от топора погибших, были сказаны прямо по адресу Сталина в присутствии руководителей ЦК, правительства, армии, полиции, страны, всего мира.

Не в том загадка смерти Сталина, был ли он умерщвлён, а в том, как это произошло. Поставленные перед альтернативой: кому умереть — Сталину или всему составу Политбюро, — члены Политбюро выбрали смерть Сталина. И, по-человечески, никто не может ставить им в вину такой выбор…»

Конец цитаты.

Вот уж точно, не в том загадка смерти Сталина, был ли он умерщвлён, однозначно был, а в том, как это произошло. Вернее, по чьей воле?

Чуть выше в той же статье идеологический предшественник Мухина, тоже исповедник образа мысли касты прислуги, пишет:

«... В решающие минуты около Сталина не оказалось никого: ни старой гвардии Сталина — молотовцев, ни «вернейшего оруженосца» Поскрёбышева, ни пожизненного лейбохранника Власика, ни преданного сына Василия, ни даже личного врача Виноградова. Смерть Сталина караулит и регулирует Берия при неизменном присутствии трёх его соучастников: Маленкова, Хрущёва, Булганина, изменивших и Сталину, и Берия, и самим себе…»

«…Вкратце рассказ Эренбурга сводится к следующему: 1 марта 1953 года происходило заседание Президиума ЦК КПСС. На этом заседании выступал Лазарь Каганович, требуя от Сталина: 1) создания особой комиссии по объективному расследованию «дела врачей», 2) отмены отданного Сталиным распоряжения о депортации всех евреев в отдалённую зону СССР (новая черта оседлости). Кагановича поддержали все члены старого Политбюро, кроме Берии…»

«.. .Сталин лежал на полу в форме Генералиссимуса…»

«…Эти врачи, видимо, не имели никакого отношения к Лечебно-санитарному управлению Кремля. По крайней мере, Аллилуева никого из них не знала, а Хрущёв говорит, что он знал только проф. Лукомского. Они сидели в соседних комнатах и, как рассказывает Аллилуева, «заседали» — как лечить Сталина. Данные о ходе болезни и её симптомах сообщал другой врач, — тоже никому, кроме Берии, не известный…»

Было время, когда я ещё не понимал, что именно на Сталине исполняется пророчество Изумрудная скрижаль, что он — Предречённый, и стержень его жизни и поступков суть Три тоя.

Признаюсь, в те времена, я тоже, когда встречал в монографиях напоминание о том, что Сталин вдруг удаляет от себя верного и предусмотрительного даже в мелочах генерала Власика, удаляет без всякого на то повода, и даже сажает в тюрьму, тоже объяснял это глупостью Сталина. Это изгнание соратников — самоубийственное же поведение!

СМИсители вообще видели и видят в этом прямое доказательство паранойи Сталина. И я тоже, увы, на это ловился. До времени.

Но теперь я понимаю, что Сталин таким способом спасал достойных: и Власика, и Поскрёбышева, и остальных товарищей. Перед своей ритуальной гибелью Сталин их сажает, а те, кто разыгрывал карту «спасение страны от тирана», были вынуждены их выпустить.

А не посади их Сталин на короткий срок, то с Власиком и прочими поступили бы так же, как жидва поступила с сыном Сталина Василием, которого по надуманному делу укатали в одиночку на восемь лет. Что с ним там делали кроме ограничения в общении и передвижении, не знаю, но Василий вышел умирать совершенно иным человеком.


Фотографии Василия до и после восьми лет в одиночке говорят сами за себя. Василий совершенно преобразился. Глубина появилась во взгляде.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ:

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ:
Сталина, Первосвященника нашей эпохи, Последнего Героя Великой Отечественной. Каждый герой, входивший в подвиг ценой гибели в воздушном таране, угадывал рядом очертания такого же самолёта, в кабине которого просматривался знакомый силуэт побитого оспой лица с усами и Трубкой.



Это и есть Круг Героев.

А в Круге Героев есть неравномерность: есть Прапредок, а в каждом «секторе» — Батя, Первосвященник.

Лучшие из поколения наших отцов и дедов, идя на смерть, предзнали, что Батя в тылу не отсиживается, он прикрывает тыл, он товарищ, придёт время и он от боя не уклонится — и ему будет труднее всех. Герои черпали силы в Круге, а Здравицей после частной победы в не последнем своём бою, превозносили тайну и мудрость подвига. Увы, о Здравице Сталина ещё не рассказал, не время, чуть ниже. Последние слова настоящего Героя всегда завещание, завещание мудрости своей смене духовников в своём роду.

Указание потомкам пути к вратам этой мудрости.

В этом священный смысл символа веры: «За Родину, за Сталина!».

Батя не предал свою «стахановскую» гвардию. Он восстановил Сталинград, он восстановил хозяйство страны, чтобы не голодали инвалиды, и он построил памятник Героям длиной в 1200 километров, секретную Стройку 503 — и памятник сей суть завещания всех Героев.

Вы обратили внимание, что все памятники, которые строили у нас в стране после смерти Сталина, посвящены вовсе не Героям. Памятники ставились павшим.

За исключением разве что работ Е. Вучетича. Пантеон Героев на Мамаевом кургане в Сталинграде — его часть. Но Вучетич — сталинский скульптор. Памятник его работы в Вязьме открыт в 1946 году.

Памятник очень интересен и наводит на мысль: а почему Сталин отгрохал такой грандиозный в столь маленьком городке памятник, а Героя главному персонажу не присвоил? Персонаж, командарм, чтобы не попасть в плен, застрелился. Это — не Герой. Хотя и поступил иначе, чем миллионы сдавшихся в плен — и памятника достоин. Но отдельному Герою памятника быть не может — а только Кругу Героев.

Отдельному Герою, наподобие герм постсталинской поры — это надругательство над последней волей Героя Он — часть Круга Героев, и иначе себя не мыслил.

Построен ли в России хоть один памятник Кругу Героев, тысячелетнему кругу-храму? Памятник — в смысле передачи смысла их завещания?

Да. Есть.

Но только один-единственный.

Тот, который построил Сталин.

Ну, и где же этот памятник?

То, что толпарь, предатель, не может понять, что Стройки 501 и 503, которые суть целое, именно памятник Героев (не героям, а героев), говорит о величии мысли волхвов, их цели жизни, цели духа их рода. Не по плечу толпарю масштаб мысли волхва.

В Круге Героев последняя воля на всех одна.

Последний миг перед подвигом — это соединение с Девой, воскрешение Прапредка, указание пути к Прародине и далее к золотому свету

Сталин именно такой памятник и построил — Мёртвую дорогу.

И не случайно строили её — Сталин позаботился — те, которые увиливали от армии, предавали Родину, те, кто написали в своих опубликованных, но безвестных мемуарах, что главным движением их души в Войну было желание выжить, найти ещё один кусок хлеба. Именно эти слова я встречал в мемуарах заключённых секретной Стройки 503. Такие мемуары разоблачают невыдавленного жида.

Строили «Мёртвую дорогу» заключённые — и это было принципиально.

Они — побеждённые на Суде, «мёртвые».

Даже просто умные люди (не герои) говорят, что о Великой Отечественной достойная книга ещё не написана.

Так оно и есть, не написана.

Ибо книга эта может быть только о надвременном Круге Героев — а это совсем особый взгляд их на жизнь, особые мотивы поступков лучших в Великой Отечественной, и правда о гибели в разведке боем Бати той эпохи, спустя восемь лет после официально объявленного окончания боевых действий.

А.Меняйлов "Сталин: тайны Валькирии"

http://www.vairgin.ru/


о Великой Отечественной достойная книга ещё не написана....