Крым. Не всякое удобство есть благо

https://alexandrafl.livejournal.com/561004.html
Казалось бы большое благо для крымчан предприняло Правительство РФ в отношении оформления прав собственности на недвижимость. Согласно Федерального Конституционного закона № 6 все украинские документы на недвижимость сохраняют свою силу и не требуют никаких подтверждений российскими компетентными органами.
Не нужно никуда бежать, переоформлять – есть на руках украинские бумаги – «спи спокойно, дорогой товарищ.» Пока не разбудят мошенники.
Оказывается нынче на Украине можно купить любые бланки, с любыми печатями, с регистрацией в соответствующих госреестрах и без.
Полюбуйтесь сами:



Можете пройти по ссылкам, прицениться:
https://dublik.at/threads/notarialnye-blanki-ukrainy.57417/
Цены вполне демократичные, начинаются с 30-ти $, ну и далее по желанию клиента вплоть до 300$. Т.е. любой мошенник через интернет может себе купить за 30 «енотов» «ксиву» на участок или дом на теплом берегу.
А дальше-то что?
А дальше – простор для фантазий. К примеру, можно продать по такой подделке крымскую недвижимость прямо на Украине. И ведь находятся такие! И было время, крымские суды признавали такие сделки!»
Или приехать на полуостров и обратиться в суд… Да, именно в суд, ведь у недвижимости наверняка имеется настоящий собственник. Если пойти с украинскими цветными бумажками в Росреестр, то он устроит проверку по полной – все архивы и базы в Крыму сохранились и переданы соответствующим организациям.
А вот суд у нас «самый гуманный на свете» и самый справедливый. Уж если суд разобрался в вопросе и вынес свой вердикт, то НИКТО не вправе сомневаться, и ОБЯЗАН зарегистрировать за вами объект.
Вот только по справедливости ли разбирается в вопросе суд и насколько досконально? Открыв 12-ю статью Гражданского процессуального кодекса, мы с удивлением обнаруживаем, что «Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.»
Не на основе справедливости, Карл! А на основе СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ!
На мой взгляд, обеспечить состязательность – главная задача рефери на ринге, где по определению должен победить кто сильнее бьет по морде. А вот если руководствоваться таким принципом в гражданском суде, то кто, по-вашему, победит в споре: полуслепая старушка или молодой, юридически подкованный мошенник с деньгами и связями, который хочет отнять у нее жилье? Одинокая мать с двумя малолетними детьми на руках или банда коллекторов/риэлтеров по совместительству?
И разбирается ли суд досконально в вопросе? Практика показывает, что судьи редко вникают в юридические тонкости процессов регистрации недвижимости и в весь документальный оборот. Если есть вроде как правильный украинский документ (судья ведь не эксперт – цветной и ладно), и желание решить вопрос, то в чем сомневаться?
Насчет «желания» уточнять не будем, ведь у нас самый присамый некоррупционный суд, с чем всех и поздравляю.
Еще один нюанс при разрешении подобных споров. Дело в том, что Закон не ограничивает и не предписывает какие документы и доказательства должна предоставить сторона. Они могут быть любыми и зачастую подаются в виде ксерокопий. По ГПК судья вроде как «может» сделать запросы в соответствующие органы, но обязанности такой на него не возлагается.
А вот граждане-крымчане попадают в зону круговой обороны. Все государственные ведомства Крыма объявили, что они не являются правопреемниками  украинских организаций, и соответственно никакой информации не дают. От слова – никакой вообще, хотя все украинские бумаги лежат у них на тех же полках, и те же самые пальчики их перебирают. Но вот когда нужно наложить арест по старым украинским долгам, то все это происходит быстро и неизбежно. Хотя они и не «правопреемники» и по идее такого действия осуществлять не вправе.
Т.е. вы, желая доказать свое право на свое имущество, никаких подтверждений от никаких ведомств не получите!
Правда суд может затребовать все же необходимые дела. Но не факт, что его настойчивость будет вознаграждена. Всяко бывает. Бывает, что и суд не очень настойчив. Бывает, присылают такие ответы, что их впору высекать на граните и вывешивать в вестибюлях для простонародья. Вот есть у меня такое письмо ни о чем на 4-х листах. Это шедевр, Карл!
И оно устроило суд!
На кого же накидываются мошенники? В основном на тех, кто имел какие-то проблемы с кредитами и банками. Сейчас чую на меня набросится свора троллей со словами «не хочешь проблем – не бери кредитов, а взял – пеняй на себя».
Все это так, но нигде в мире должник не объявляется человеком вне закона. И то, что человек не смог вернуть деньги банку, вовсе не означает, что теперь его имущество может рвать на куски всяк оказавшийся рядом мошенник. А так на практике и происходит. К примеру из жизни, квартира семьи с двумя малолетними детьми в самом центре Симферополя («центре не бывает – пр. Кирова) была фиктивно продана за будто бы 250 тыс. грн. В то время как такое жилье стоило никак не менее 600-сот.
Причем, эти люди даже не знали, что такое действие когда-то 6 лет назад произошло. А скорее всего все бумажки были фиктивными. (кстати, банк денег так и не получил, поэтому не ясно платились ли и кому эти пресловутые даже 250 тыс.)
Так как банк дает кредит обычно под залог недвижимости, и при этом оценивает ее, и соглашается с этой ценой, внося ее в ипотечный договор, то было бы справедливо, чтобы он и удовольствовался при невозможности вернуть кредит продажей исключительно этой самой недвижимости.
Это было бы СПРАВЕДЛИВО! Не побоимся этого нелюбимого законотворцами слова.
Но в жизни все по-иному: попав в сложную кредитную историю, ваше имущество начнут продавать с молотка за бесценок. В этой сфере крутится целая свора мошенников, и у них все кругом схвачено и отработано. Недвижимость почему-то оценивается-переоценивается-уценяется до смешных сумм, все быстро уходит, а ваш долг остается за вами. Это не правильно! И это не справедливо!
Что касается крымчан, то можно сказать в каком-то смысле им повезло. Нужно сказать спасибо Правительству России – долги по украинским кредитам им списывают полностью или частично, нужно только обратиться в Фонд Защиты вкладчиков. Еще нужно сказать спасибо Национальному Банку Украины, которые также списал все задолженности, образовавшиеся у банков в результате ухода из Крыма, компенсировав их из страхового фонда. Но стоит заметить, что и крымчане оказались в необычной форсмажорной ситуации, даже если они и были готовы погасить кредиты, то не могли.
Но не все это знают, и не все юридически подкованы, чтобы дать отпор мошенникам и доказать свою правоту в суде. Зато ребята из украинских банков и коллекторских фирм прекрасно используют старые списки крымских должников. Рисуют на коленке любые бумаги и вперед – в суд!
Я не хочу, чтобы эта статья была простым перечислением несправедливостей нашей жизни и превратилась в «плач Ярославны». А потому обращаюсь к нашим законотворцам, к депутату Поклонской, которая очень близка к теме, к другим, от кого зависит решение вопроса.
Нужно подкорректировать законы:

  1. Все-таки обязать жителей Крыма пройти перерегистрацию недвижимости в российском правовом поле с отрезанием всех путей обратно сроком исковой давности. Зарегистрировал – всё! Пусть для этого будет предоставлено 3 года, 5 лет или даже 10, но перерегистрировать со всеми проверками. И отменить действие украинских документов.


  2. Обязать сходные по виду деятельности российские государственные организации с украинскими выдавать информацию, архивные данные по запросам граждан, быть ответчиками в судах. Пусть они будут не правопреемниками, но «обязанностепреемниками» украинских государственных органов.


  3. Отменить или изменить ст.5 Основ закона о нотариате, где говорится о том, что нотариус выдает информацию только сторонам нотариального действия. Нотариальное действие, касающееся недвижимости, должно быть ПУБЛИЧНЫМ, как и все сведения о недвижимости во всем мире. А то получается, нотариус оформит право собственности на вашу квартиру третьему лицу, а вы даже не имеете право затребовать информацию по этой сделке.


  4. В судебном разбирательстве обязать стороны предоставлять полный пакет письменных доказательств относительно недвижимости согласно списка. А в случае невозможности – обязать суд получить недостающие документы в соответствующих организациях.