Живые мертвецы рыночной экономики

https://publizist.ru/blogs/112342/30655/2019/04/20/
Опубликовал Сергей Коваленко 1 час назад - #Экономика #Рыночная экономика #Рынок - 236 просмотров


  • Пока находишься в Москве, все разговоры про нищету регионов и разрушительный характер рыночной экономики для России выглядят несколько абстрактными. Даже картинки бедности, публикуемые в Интернете - смотрятся не такими уж страшными.

    Чтобы прочувствовать всю полноту бедствия - надо своими глазами посмотреть жизнь в провинции. Где-нибудь в сибирской или дальневосточной глубинке.

    Посетим для примера город Братск.



Там без преувеличения царит атмосфера начала 90-х. Это выражается во всем - и прежде всего в невероятном количестве бандитов и пьяных.

При этом в Братске невероятная популярность такси. Простые люди ездят на такси даже за хлебом, прямо как в "Бриллиантовой руке". Причина - упомянутый бандитизм. Люди боятся грабителей, которых можно встретить на каждом углу.

Зимой посреди дня могут сорвать с прохожего меховую шапку или снять дубленку. Летом в порядке вещей отбирать мобильные телефоны, срывать золотые украшения, цепочки.

Причина бандитизма, как и в 90-е - тотальная нищета, отсутствие работы, пьянство.

Учитель в сельской школе зарабатывает 3,5 тысячи рублей. Замглавврача братской горбольницы - 10 тыс. Техничка в детском саду получает 2,5 тысячи рублей. Средняя зарплата - около 8 тысяч.

Тайгу рубят нещадно. В Братском районе лесов осталось, по словам мэра, на 30 лет. Лес вырубается компанией "Илим Палп", в которой работал в 90-е Д.Медведев, при ком состоялась сделка по продаже акций этой компании американцам. Теперь все здесь принадлежит им. Понятно, что их интересует только лес.

Над городом периодически ревет сирена, как во время войны. Этим сообщается, что Братский лесоперерабатывающий комбинат (БЛПК) начинает выброс отходов. Через трубу, прямо в небо. Комбинат находится практически в центре города. Дым валит постоянно, но когда раздается сирена, начинается выброс какой-то ядовитой химии, и граждане сразу закрывают окна и зажимают носы. Вонь дикая, идет волнами.

На очистные сооружения и прочую экологию владельцы завода тратиться, естественно, не желают. Зачем? Им в Братске не жить. Их интересует только прибыль. Рыночная экономика не требует заботиться об окружающей среде или о проживающих вокруг завода.

За городом находится еще один завод - БрАз, Братский алюминиевый. Оттуда тоже все время валит густой дым. И все - на город. С третьей стороны - Братская ГЭС. Оттуда дым не идет, но жители постоянно ждут какого-нибудь кошмара, вроде того, что случился на Саяно-Шушенской ГЭС.

В сельской местности нищета запредельная. Местный врач рассказал, что некоторые дети ходят в школу без нижнего белья.  Полным-полно одиноких матерей в возрасте 15-16 лет. Мужики спиваются, рано умирают, а кто не спился - уезжает в поисках работы и лучшей жизни.

Есть в регионе город под названием Зима. Городом управляют единороссы. Уже второй год там заколочен местный роддом. Население - 34 тысячи человек. В год рождается 600-700 детей. Женщины вынуждены рожать в машинах скорой помощи, которые заказывают на нужный день. Кто не успевает - дома. До Саянска - 24 км, только не у всех есть машина или деньги на такси.

В тайге за Братским морем (водохранилище Братской ГЭС) еще много деревень. Между ними расстояния 100-700 километров. Ехать приходится по бездорожью, на пароме, по разбитым дорогам. Если умирает человек, труп надо отвезти в Братск, довезти до морга, зарегистрировать, потом тем же путем доставить в родную деревню на кладбище. Такое путешествие в оба конца в компании с покойником стоит диких по местным меркам денег, занимает дня три. Поэтому здесь часто просто не регистрируют умерших, закапывают их в землю так.

Исходя из этого можете сделать выводы, верны ли данные ЗАГС по рождаемости и смертности (а следовательно и вся государственная статистика по демографии), если людей в деревнях и селах хоронят без регистрации.

Многие деревни и села даже не электрифицированы. Провода не успели протянуть при советской власти, а при нынешней уже тем более не протянут. Хотя вокруг куча самых мощных в Европе электростанций: Саяно-Шушенская, Братская, Усть-Илимская, Иркутская. Строят Богучанскую. Но все это - не для местного народа.

Нерентабельно тянуть 200-километровую линию в глухое село через тайгу. Не окупится. Поэтому по законам рынка этого делать не нужно. ЛЭП тянут в Китай - вот это выгодно.

Каждый день жизни здесь - подвиг, сродни полету в космос без скафандра. Местные мужики, работающие на БрАзе и в "Илим Палп", к 40 годам уже импотенты. Дровосеки - кто без руки, кто без ноги.

В деревнях народ перестал разводить коров, так как их негде пасти. Это в Сибири-то! Как такое может быть? Очень просто - вся земля оформлена кем-то в собственность и окружена колючей проволокой.

Все это - рыночная экономика в действии.

Во многих деревнях и селах нет вообще никакой работы - колхозы и совхозы давно разорены, земля распродана. А теперь местные жители не могут даже пасти окрест скот.

Город Братск еще живет, не опустел вконец. И многие деревни и села вокруг него тоже пока не опустели. Но по сути они уже мертвы. Это живые мертвецы рыночной экономики. А сколько еще по России таких мертвецов?

По материалам Аркадий Красильщиков