Катынь: многоходовка доктора Геббельса. Часть 1.

https://ilya-prosto.livejournal.com/2019/04/24/

Как обычно подают Катынскую трагедию?
Зима-весна 1943 года, Вторая мировая война. Немецкие оккупанты находят в Катынском лесу на Смоленщине массовые захоронения расстрелянных польских военных из числа тех, кого пленила Красная Армия во время Польского похода 1939 года. Немцы организуют вскрытие могил в присутствии польских врачей и прессы, из числа согласившихся сотрудничать с оккупантами. Также присутствуют журналисты из многих стран порабощенной Третьим Рейхом Европы. В результате разворачивается истерическая информационная кампания в оккупационной прессе — «ЗВЕРСКОЕ ЗЛОДЕЯНИЕ БОЛЬШЕВИЗМА!»; вину скидывают на СССР, говорится, что, якобы, НКВД расстрелял поляков в 1940 году. Польское буржуазное правительство в изгнании, расположившееся в Лондоне, посылает Советскому Союзу запрос с требованием отчитаться за якобы устроенную большевиками трагедию в Катынском лесу. Советский Союз разрывает дипломатические отношения с польскими эмигрантами.

Лишь осенью 1943 года Красная Армия освобождает Смоленскую область, после чего на место трагедии выезжает советская комиссия народных комиссариатов внутренних дел и госбезопасности, а в 1944 году на месте работала комиссия Бурденко. В результате выясняется, что абсолютное большинство расстрелянных убито немецкими пулями из немецкого оружия выстрелами в затылок, жертвам связывали руки — способом, который использовали немецкие каратели.


У убитых найдены документы, имеющие датировку после геббельсовской версии расстрела. Например, как сообщается в отчете комиссии Бурденко: «На трупе № 71: Бумажная иконка с изображением Христа, обнаруженная между 144 и 145 страницами католического молитвенника. На обороте иконки имеется надпись, из которой разборчива подпись — „Ядвиня“ и дата „4 апреля 1941 г.“». Свидетели, которых советской стороне удалось собрать около 100 человек (в несколько раз больше, чем немцам), показали, что гитлеровцы провели мистификацию. На самом деле расстрел совершили немцы, казнив польских пленных, которых не успели эвакуировать в 1941 году из лагеря НКВД. Казнили в том же 1941-м, по одной из версий, после того, как поляки построили для немцев секретный объект — штаб группы армий «Центр». Хотя эту версию оспаривают некоторые современные историки — у немцев были специальные строительные организации, например, «Организация Тодта» и «Имперская рабочая служба».

Впрочем, советская версия расследования содержала странности и неувязки, из-за которых документы по Катынскому расстрелу отказались принимать в Нюрнберге. Так, палачами назывались бойцы 537-го строительного батальона, которого на Смоленщине вообще не стояло, а был 537-й полк связи. Или в отчёте комиссии Бурденко называется оценочная цифра в 11 000 убитых поляков, но эксгумация производится всего лишь 925 тел, с подробной фиксацией в документах — что мешало зафиксировать и описать все 11 000... если они вообще там были?

Неудивительно, что с началом Холодной войны немецкая версия Катынского расстрела почти без изменений перешла в пропаганду стран НАТО. А в 1973 году выходит статья советского диссидента Александра Солженицына «Раскаяние и самоограничение, как категории национальной жизни», в которой автор вывел идеологическое обоснование Перестройки. Катынь заняла почетное место в числе якобы преступлений СССР перед человечеством, за которые народу надо покаяться. И с тех пор слово «Катынь» стало звучать все чаще и чаще.

В 1990 году президент СССР Михаил Горбачев покаялся перед поляками за Катынский расстрел, на весь мир грохнуло предоставление Советским Союзом самообличающих документов, среди которых, правда, оказались плохо сляпанные фальшивки — теперь уже великопольские националисты, пытавшиеся использовать эти документы против СССР, оказались в дураках. Впрочем, в разгар самоликвидации социалистического лагеря это обстоятельство никого не волновало. Катынь стала лишь одним из сюжетов внутри огромной темы советских репрессий, которую активно использовали для промывки мозгов советским людям и бывшим товарищам из братских республик Варшавского блока.

Историки и публицисты постсоветской России спорят уже почти 30 лет — был расстрел или не было? Кто расстрелял — НКВД или гитлеровцы? Какой из сторон можно верить — Геббельсу или Бурденко? В общем, обычно обсуждают факт расстрела… И забывают обсудить информационную кампанию, которая и сделала этот расстрел известнее множества других карательных акций Второй Мировой войны.

Ведь геббельсовское министерство пропаганды должно было обладать какими-то ресурсами для вброса, потрясшего мир. Какими?

На фоне каких событий происходила публикация первых статей о Катыни в оккупационной прессе?

К каким знаковым датам были привязаны вбросы?

В кого метили гитлеровские пропагандисты?

Какими «крючками» (горячими темами) пользовались, чтобы вызвать резонанс?

И вообще, почему Катынский расстрел постарались превратить в «кошмарное злодеяние большевизма №1»?

Словом, вброс про Катынь имеет все черты информационно-психологической операции, у которой были близкие и дальние цели, для которой имелись силы и средства. И которая стала частью государственной политики Третьего Рейха, удивительно вписавшейся в политику современной России с 1990 года.

У нас есть большое количество первоисточников из немецкой оккупационной прессы на русском языке, вышедшей в 1943 году. Именно знакомство с первоисточниками, причем в достаточно обширном объеме, даст читателю ответ на вопрос «Кому действительно была выгодна Катынь?». При этом информационно-психологическая операция «Катынь» затрагивает разные сюжеты, так что выводы в статье придется делить на разделы: об истории, о пропаганде, о политике. Только так можно до конца понять дьявольскую многоходовку Геббельса, с 1990 года воздействующую на российское население вновь… Но уже со страниц не оккупационной, а «свободной демократической» прессы…

Силы и средства немцев для операции «Катынь»

Третий Рейх обладал солидными возможностями для проведения крупной информационно-психологической операции в мировом масштабе. Нам следует определить имевшиеся в распоряжении немцев и их пособников силы и средства перед изучением, собственно, источников. В своей кандидатской диссертации подробно эту тему разобрал историк И. В. Грибков.

Общее управление информационно-психологическим воздействием осуществляло министерство пропаганды (Йозеф Геббельс). Пропагандистской прессой на оккупированной территории СССР занимался Восточный отдел МинПропа, а конкретно — Сектор периодической печати подотдела активной пропаганды Восточного отдела. Уровнем ниже пропаганда делилась на военную и гражданскую.

Военной пропагандой занимался Отдел пропаганды Вермахта (Объединенное Командование Вермахта, ОКВ). Он ставил задачи по проведению информационно-психологических операций, курировал работу с кадрами, решал вопросы технического обеспечения. На 22 июня 1941 года в Отделе пропаганды ОКВ имелось 11 рот пропаганды (2224 человека) на Восточном фронте.

С началом войны при каждой роте стали появляться «восточные подразделения», а с 1943 года — «восточные взводы», куда брали местных коллаборационистов. В районах с развитым партизанским движением, включавшим освобожденные от оккупантов территории (партизанские края), вроде Северо-Запада СССР (тыл немцев у Ленинграда) и Крыма, при ротах пропаганды было по 2-3 «восточных взвода». К интересующему нас периоду, апрелю 1943 года, войска пропаганды Вермахта, насчитывавшие 15000 человек, вели работу в зонах военного управления и на фронте, в том числе по пропаганде среди советских солдат.

Кроме того, в распоряжении ОКВ имелись специальные пропагандистские батальоны и штабы: по батальону на каждую группу армий — «Север», «Центр» и «Юг». Отдельный батальон «Россия» существовал в Берлине. Такие же подразделения были на Дону (батальон D) и на Кавказе (батальон К). Штабы назывались: Nord (Рига-Псков), Mitte (Смоленск), «Крым» (Симферополь).

Гражданская пропаганда находилась под общим управлением Восточного Министерства по делам оккупированных территорий Альфреда Розенберга, а конкретно — Главного Отдела I (Политика) под руководством Георга Лейббрандта. Непосредственное руководство осуществляли Отдел I/8 (Пресса, руководитель — майор Люфтваффе К. Крандт), Отдел I/6 (Культура, оберфюрер СС Г. Шейдт). По рейхскомиссариатам: Отдел I/2 (Остланд, оберштурмбаннфюрер СС П. Клейст), Отдел I/3 (Украина, бригадефюрер СС В. Кинкелин), Отдел I/4 (Россия, Р. фон Кнупфер), Отдел I/5 (Кавказ, профессор Г. фон Менде).

Кроме упомянутых ведомств и подразделений, печатными органами располагали местные самоуправления на оккупированной территории Советского Союза и прогерманские белоэмигрантские русские диаспоры Берлина, Белграда и Парижа.


Операция «Катынь»: характеристики источников

Для оценки масштабов вброса следует рассмотреть периодические издания того времени. Немцы, их пособники и союзники (Румыния, Финляндия) располагали примерно 300 изданиями на русском языке, издававшимися на оккупированной территории СССР, в Германии и эмиграции. Нас интересует место издания, тираж, подчиненность тому или иному ведомству и целевая аудитория — это главные характеристики, по которым можно составить представление о напряженности, продолжительности и охвате информационно-психологической операции «Катынь».

Автору настоящей статьи удалось найти упоминание Катыни и сопутствовавших ей косвенных сюжетов в 12 периодических изданиях оккупационной и эмигрантской прессы разного уровня (по тиражу и охвату аудитории).


Прямые источники

Задействованные в исследовании источники можно разделить на издания большого и малого тиража, прямого подчинения гражданской оккупационной власти или местным самоуправлениям, военные фронтовые газеты коллаборационистов и спецпропагандистские издания для работы против советских войск и ближнего тыла Красной Армии.

1. Газета «За Родину». Издавалась в Риге, Пскове и Виндаве ежедневно, тираж 200000 экземпляров, является одной из двух самых распространенных оккупационных газет на русском языке — только в 1943 году вышло 305 номеров. Ответственный редактор в 1943 году — Михайлов, главный редактор — А. Стенрос (Петров).

2. Газета «Голос Донбасса». Издавалась в Горловке 1 раз в неделю, распространялась по городу и области тиражом 30-40 000 экземпляров. Редактор Н.Н Самойлов.

3. Газета «Мозырьские известия». Издавалась 1 раз в неделю в г. Мозырь Полесской области в оккупированной Белоруссии. Тираж 10000 экземпляров. Главный редактор О. Ф. Стефан.

4. Газета «Казак». Издавалась 1-2 раза в неделю в качестве официального печатного органа Штаба Походного атамана Казачьих войск С. В. Павлова. Тираж 5000 экземпляров. Редакторы: есаул С. Л. Попов, В. Карцев, А. Болдырев, сотник П. Н. Донсков.

5. Газета «Речь». Издавалась 1-2 раза в неделю в Орле, затем в Бобруйске для населения оккупированных территорий. Является второй по масштабу охвата газетой — тираж 100-120 000 экземпляров. Непосредственно организована и курировалась немецким офицером — зондерфюрером Петерсом, главный редактор — Михаил Октан, наиболее радикальный из советских перебежчиков по отношению к советской власти и еврейскому населению СССР.

6. Газета «Правда». Издавалась еженедельно, представляет из себя спецпропагандистское военное издание для распространения на позициях РККА и в ближнем советском тылу. Шапка газеты имитирует шапку советской газеты «Правда», издававшейся в то же время.

7. Газета «Северное Слово». Издавалась 3 раза в неделю в Таллине. Тираж узнать не удалось, но литературное приложение к газете издавалось тиражом 100000 экземпляров. Редактор В. Смирнов.

8. Газета «Новое слово». Издавалась в Берлине с 1930 года, тираж около 100000 экземпляров. Являлась официальным печатным органом Управления делами русской эмиграции в Германии. Главный редактор — В. М. Деспотули. С конца 1944 года ликвидирована, ее матчасть передана Управлению пропаганды Комитета Освобождения Народов России (КОНР).

9. Газета «Молния». Одна из казачьих фронтовых газет.

10. Газета «Голос Правды». Издание военной пропаганды, аналогичное фальшивой «Правде» из пункта №6.

11. Газета «Руль». Издавалась 2 раза в неделю в Бобруйске, в оккупированной Белоруссии. Тираж 20000 экземпляров. Газета издавалась вместе с одноименным боевым листком, у которого был тираж 200000 — 500000 экземпляров. С 1944 года «Руль» стал фронтовым печатным органом Комитета Освобождения Народов России (КОНР). Редактор И. Миронов.

12. Газета «Парижский вестник». Издавалась Управлением делами русской эмиграции во Франции (Г. С. Жеребков). Издавалась с 14 июня 1942 года по 12 августа 1944 года (во время немецкой оккупации) и занимала прогерманскую позицию. Должность главного редактора занимали последовательно П. Н. Богданович, О. В. Пузино, Н. В. Пятницкий. В газете периодически публиковали свои статьи дважды предатель, во время Гражданской войны военный диктатор в Области Войска Донского, а во Вторую Мировую — начальник Главного управления казачьих войск Имперского министерства восточных оккупированных территорий нацистской Германии — П. Н. Краснов, писатели И. С. Шмелев и Илья Сургучев, поэты Валентин Горянский, Георгий Евангулов и Николай Туроверов, философ Георгий Мейер, художник Александр Бенуа, балетмейстер Сергей Лифарь и ряд других деятелей. Также активно освещалась деятельность РОА.

Таким образом, можно констатировать попытки охватить пропагандой катынского мифа большое количество читателей на оккупированной территории, среди русской эмиграции в Германии, Франции, Югославии и в коллаборационистских формированиях. А также и попытки пропагандировать немецкую версию Катынского расстрела на Красную Армию. И это только 12 источников из 300.

Кроме того, в указанных источниках найдены упоминания Катыни в еще 14 периодических изданиях союзников Германии, оккупированных и нейтральных стран Европы и Азии:

1) «Гонец Краковский» (Польша);

2) «Ново Време» (Сербия);

3) «Ляворо Фашиста» (Италия);

4) «Попольо ди Рома» (Италия);

5) Анонимная парижская газета (упоминается без ссылки в одной из оккупационных газет на территории СССР);

6) «Пти Паризьен» (Франция);

7) «Вакит» (Турция);

8) «Новое Время» (Болгария);

9) «Кауналехти» (Финляндия);

10) «Информационес» (Испания);

11) «АБЦ» (Испания);

12) «Гётеборг Штифтстидиннг» (Швеция, вторая часть названия неточна из-за плохо сохранившейся печати);

13) Анонимный источник в Тегеране (Иран), упоминается в одной из оккупационных газет на территории СССР;

14) «А Вос» (Португалия).

Общее количество прямых и косвенных упоминаний о Катыни и сопутствующих сюжетах — в 26 источниках.


Источники сообщают…

Оценка информационно-психологической операции несколько отличается от оценки самого факта Катынского расстрела. Придется вжиться в роль рядовых граждан оккупированной части СССР и стран Европы, чтобы представить, каково им было — испытать такой силы информационный удар. В нашем распоряжении сегодня достаточно много информации о Катынском расстреле, мы обладаем «послезнанием». Люди в оккупированной Европе того периода имели только обрывочные сведения и нацистскую пропагандистскую версию в качестве основной.

Идет Вторая мировая война, оккупационные власти сообщают только то, что надо рассказывать в их интересах. При этом немцы, их союзники и пособники угоняют людей на рабскую работу в Рейх, проводят карательные операции против партизан, арестовывают подпольщиков, дерут с граждан непомерные продовольственные и денежные налоги. Невозможность перепроверить информацию из открытых источников, подконтрольных оккупантам, позволяет слухам и сплетням жить собственной жизнью, создавая ложное «общественное мнение».

Поэтому при оценке операции «Катынь» мы будем рассматривать цитаты из источников в хронологическом порядке, обращая внимание на так называемые «крючки» — горячие темы и целые сюжеты, формирующие нужную МинПропу Третьего Рейха картину общественного мнения.

Каждая пиар-компания начинается с анонсирования, плавного подведения к задуманной операции.В нашем случае это произошло месяца за два до первой информационной атаки.

Первые вбросы ценнее последующих в плане создания нужной пропагандисту картины, т. к. на первые 1-3 дня приходится наивысшая интенсивность, приводящая к информационному шоку. Как правило, подобные вбросы обращены к эмоциям, дабы отключить критическое восприятие реальности.

После первого удара следует высокоинтенсивное поддерживание темы, в рамках которого тонут факты, более похожие на правду. На каждый такой факт, на каждую нестыковку я буду обращать особое внимание.

Затем следует шлейф длиной в несколько месяцев, в течение которых немецкая пресса рассказывала о достижениях операции «Катынь» в качестве пост-промоушена. Их — эти достижения, — мы тоже старательно соберем по газетным вырезкам.

Приступим.

Предупреждение: публикация преследует историко-познавательный характер и не преследует целей пропаганды антисемитизма, экстремизма и нацизма.Скриншоты подвергнуты цензуре: убраны расистские выпады в адрес некоторых национальностей, нацистская символика.


10 февраля 1943-го

Только что, в конце января — начале февраля 1943-го, немцы потерпели серию поражений. Прорвана блокада Ленинграда, капитулировали остатки 6-й армии Паулюса в Сталинграде, под угрозой окружения находятся войска на Кавказе, потерян Воронеж. Развивается наступление РККА, освобождены огромные пространства Кубани, степей между Волгой и Доном, Ростов-на-Дону, Воронежская область, Курск со значительной частью области. Выстроилась линия фронта, включающая в себя Курскую дугу и «Миус-фронт» в Донбассе. В связи с этим в немецкой оккупационной прессе все чаще начинают мелькать материалы, запугивающие граждан оккупированной территории «ужасами большевизма». Например, лагерями НКВД или Голодомором на Украине 1932–1933 гг.

Газета «За Родину» № 33 (Рига-Псков, ежедневная, тираж 200 000 экз.)


23 февраля 1943-го

К операции «Катынь» немцы подводили постепенно, подготавливая почву публикациями фейков, в том числе в форме литературных произведений о дезертирах. Один из приемов психологической войны: портить противнику праздничные дни, каковым, например, в Советском Союзе был День Красной Армии, отмечавшийся с 1922 года. Или майские праздники.

Газета «За Родину» №44 (Рига-Псков, ежедневная, тираж 200 000 экз.)


7 марта 1943-го

Задолго до Солженицына и других приверженцев лагерно-политической романтики тему советских репрессий подняли немецкие пропагандисты, перенявшие ее в свою очередь у русских белоэмигрантов. Излюбленным пугалом был лагерь на Соловках…

Газета «Новое Слово» №19 (эмигрантская газета Берлина, тираж около 100 000 экз.)


10 марта 1943-го

И вот событие, которое совпадает с началом операции «Катынь» — конфликт между польским эмигрантским правительством в Лондоне и советским правительством. Победа в Сталинградской битве, как всем было понятно, означала коренной перелом в войне. После победы под Сталинградом, в марте 1943 года, советская сторона начала переговоры с англичанами и поляками о статусе будущей советско-польской границы. Поляки добро на присоединение Западной Белоруссии и Западной Украины к СССР не дали. Конфликт начался. Упоминание об этом мы находим здесь.

Газета «Новое Слово» № 20 (эмигрантская газета Берлина, тираж около 100 000 экз.)


13 (?) марта 1943-го

Знакомьтесь с одним из ключевых действующих лиц. Генерал Сикорский — глава польских эмигрантов. Советский Союз установил с ним отношения еще в 1940–1941 гг., когда собирался создать несколько дивизий из эвакуированных в СССР жителей Польши, а также польских военнопленных. Советская сторона уже летом 1941 года договорилась с поляками из Лондона о формировании армии. 100% обеспечения вооружением было советским, за время формирования было потрачено около 400 млн рублей, включая компенсации за лагерный срок польским военнопленным. Однако весной-летом 1942 года Сикорский настоял на выводе армии, названной «Армией Андерса» (по имени командующего), на Ближний Восток через Иран, для участия в боях на африканском фронте вместе с англичанами. 75000 человек влилось в британские войска в Египте, забрав с собой семьи. И вот после этого дипломатического кульбита Сикорский предъявил претензии, что, де, «Советы выдали не всех».

Газета «Новое Слово» № 23 (эмигрантская газета Берлина, тираж около 100 000 экз.)


17 марта 1943-го

Фашистские пропагандисты увеличили интенсивность публикаций о советских репрессиях и продолжали ее поддерживать… Вот образчик публикации за апрель:

Газета «За Родину» №63 (Рига-Псков, ежедневная, тираж 200 000 экз.)


9 апреля 1943-го

За неделю до начала операции «Катынь» немцы все еще публиковали сведения с территории, подконтрольной Красной Армии, которые было сложно проверить. Но сюжет про массовые казни уже прочно устоялся в печати. Кстати, обратите внимание на лозунг «СССР — тюрьма народов», который использовался задолго до советских диссидентов и перестройки. Параллельно разворачивается информационная кампания поддержки генерала Власова, в начале 1943-го начавшего формировать будущую Русскую Освободительную Армию под немецким кураторством.

Газета «За Родину» №83 (Рига-Псков, ежедневная, тираж 200 000 экз.)


16 апреля 1943-го

1. Операция «Катынь» началась 15-го апреля 1943-го года с заявления из Берлина о якобы найденных в Катынском лесу массовых захоронениях. В тот же день о находках объявили по радио на территории оккупированной Польши. Зафиксируем первые сведения из газет: заявлено про 10000 убитых, присутствуют немецкие офицеры, криминалисты, иностранная пресса. На телах найдены (вопреки советским правилам содержания военнопленных) письма, документы, знаки воинских отличий (!).

Сообщается о 4 массовых захоронениях, в одной могиле найдено 4000 трупов, во второй — до 6000 трупов. Только круглые цифры. Еще про две могилы говорится, что почва там болотистая, тела сохранились плохо. Общее количество якобы казненных оценивается в 10000 — 12000 человек. Опознан труп генерала Сморавинского. Немцы пишут, что доставили их на 200 ж/д-вагонах из козельского лагеря, в котором содержалось 60000 военнопленных.

Газета «Северное Слово» №44 (Таллин, тираж около 100 000 экз.)


2. Заметим, что произведенный вброс окажется плотным не только по количеству публикаций по Катыни. Он был поддержан также минимум двумя другими сообщениями о «зверствах большевиков». Вторым стал вброс про Вязьму, располагавшуюся не так уж и далеко от Катыни — здесь, якобы, мирное население было загнано на минное поле. Чем на самом деле во время войны занимались немцы… Плюс, отметим, в этой заметке появляется мем «рабы Сталина», позже так полюбившийся перестройщикам.

Газета «За Родину» №89 (Рига-Псков, ежедневная, тираж 200 000 экз.)


3. Третьим за 16 апреля стал вброс про «мучеников Харькова». Немцы нанесли контрудар под Харьковом и вернули себе город до конца лета 1943-го. Немедленно были сфабрикованы новости для оккупационной прессы:

Газета «За Родину» № 89 (Рига-Псков, ежедневная, тираж 200 000 экз.)



17 апреля 1943-го

На следующий день вброс продолжился. В версии статьи про Катынь из газеты «За Родину» в №90 появляются уточнения: в заголовке говорится про 12000 убитых, все убитые казнены выстрелами в затылок. Отмечается, что при убитых сохранились ордена (!) и прочие документы, в хорошем (!) качестве (за предполагаемые 3 года). И, якобы, уворованы все ценности вроде обручальных колец и часов.

Очень важное замечание: опознана лишь часть жертв. В дальнейшем мы увидим, какая. Что еще важнее — в этом номере дается намек на другие известные места массовых казней, в том числе во Львове (на самом деле это резня, устроенная украинскими и немецкими нацистами в июле 1941-го), в Риге, в Киеве (Бабий Яр), Харькове, Вязьме. То есть с самого начала информационно-психологической операции делается увязка с массовыми убийствами, которые совершали немцы. Но, во-первых, методами пропаганды убийства пытаются повесить на Советский Союз, а во-вторых идет активная пропаганда среди населения, и без того повышенно враждебно настроенного в отношении СССР — прибалтов, западных украинцев и поляков.

Газета «За Родину» №90 (Рига-Псков, ежедневная, тираж 200 000 экз.)


18 апреля 1943-го

1. В версии от 18 апреля оккупационные журналисты доработали шаблон очередной порцией жареных подробностей: в присутствии немецких офицеров, польских журналистов из оккупированной Польши, польских врачей из Варшавы железнодорожник-свидетель по имени Алексей Сладков сообщил, что «палачи НКВД сплошь были иудеями». Другой местный житель Иван Андреев сказал, что местные узнавали «евреев из НКВД по внешности и акценту». Также добавилось сообщение, что неподалеку от расстрельного места были «дачи комиссаров, на которых те проводили оргии» (!) — очевидно, речь про дом отдыха, который там в действительности был. Польские эксперты принимали активное участие в работе на месте захоронений. А вот тема про уничтожение «русской интеллигенции» «евреями-большевиками» вчистую одолжена немецкими пропагандистами у белоэмигрантов. №31 белоэмигрантской газеты «Новое слово», в котором публиковались детали вброса, кстати, был приурочен ко дню рождения Адольфа Гитлера.

Газета «Новое Слово» № 31 (эмигрантская газета Берлина, тираж около 100 000 экз.). Шапка номера.


Газета «Новое Слово» № 31 (эмигрантская газета Берлина, тираж около 100 000 экз.)


2. Идентичный наброс был сделан в газете «За Родину» №91. Псковские коллаборационисты добавили от себя кое-что: два известных до сего дня мема — «опричники Сталина» и «черные воронки, набитые жертвами НКВД». «Агентов НКВД» также якобы «выдавали жестикуляция, внешность, акцент и другие броские приметы, характерные для иудеев». В этом номере мы наблюдаем начавшуюся реакцию неполживой прессы стран-союзниц Третьего Рейха и оккупированных стран Европы. В данном случае речь идет об испанской газете «Информационес». Напомним, в Испании, официально не вступившей в войну против СССР, на тот момент установлен фашистский режим генерала Франко.

Газета «За Родину» №91 (Рига-Псков, ежедневная, тираж 200 000 экз.)


24 апреля 1943-го

Не исключено, что операцию «Катынь» сопрягли с днем рождения Гитлера (20 апреля). Характерно, что, как уже говорилось, когда новости о Катыни докатились до Парижа, русская белая эмиграция в № 45 «Парижского вестника» убила сразу двух зайцев — и по Катыни отчиталась, и фюрера с днем рождения поздравила.

Газета «Парижский вестник» №45 (Издавалась Управлением делами русской эмиграции во Франции).


25 апреля 1943-го

А вот на оккупированном Донбассе администрация Горловки связала сообщение о Катыни с Пасхой. В этом номере мы находим свидетельства попыток давления немцев на Англию и США, союзников СССР, хотя бы путем сформированного общественного мнения. Также здесь есть один из развивающих тему «крючков» — домыслы о 400000 умерших в СССР польских детей. Качество фейка крайне низкое, но ставка оккупационных пропагандистов — на отключение рационального и возбуждение эмоционального броской статьей. Пополняются упоминания о Катыни в европейской прессе: оккупированные Польша и Сербия «вписались» за версию Геббельса.

Газета «Голос Донбасса» №16 (Горловка и область, еженедельная, тираж 30-40 000 экземпляров)


Газета «Голос Донбасса» №16 (Горловка и область, еженедельная, тираж 30-40 000 экземпляров)


Газета «Голос Донбасса» №16 (Горловка и область, еженедельная, тираж 30-40 000 экземпляров)


29-30 апреля 1943-го

1. К концу апреля операция «Катынь» приносит первые серьезные плоды — СССР разорвал отношения с польским эмигрантским правительством в Лондоне, которые поддерживал с 1940-го (а в 1941-м Сикорский даже приезжал в Москву лично). Молотов обратил внимание на двусмысленную позицию польских эмигрантов по Катыни. По сути, через поляков Геббельс постарался вбить клин между СССР и Англией, которая опекала правительство Сикорского и являлась третьей стороной в переговорах о будущей советско-польской границе по Линии Керзона.

Газета «Северное Слово» №49 (Таллин, тираж около 100 000 экз.)


2. Второй составляющей удара по полякам были провокационные намеки о провале «Армии Андерса». Немцы постарались распустить как можно больше слухов на эту тему. И не случайно: 6 мая 1943-го в СССР начинается формирование 1-й дивизии Войска Польского имени Тадеуша Костюшко. Советский Союз все еще мог создавать свои собственные польские военные части, потому как не все поляки пожелали ехать на Ближний Восток. Немцы предполагали, что польские эмигранты в Лондоне станут опасаться создания в будущем альтернативного просоветского польского правительства, поэтому постарались надавить побольнее. Новость запустили в том числе через нейтральные Швецию и Испанию, где были сочувствующие Третьему Рейху.

Газета «Северное Слово» № 49 (Таллин, тираж около 100 000 экз.)




Продолжение следует… Во второй части выйдет окончание повествования о ходе кампании в оккупационной прессе и выводы.



Часть 2 = https://ilya-prosto.livejournal.com/120834.html/2019/04/24/
Часть 3 = https://ilya-prosto.livejournal.com/121314.html/2019/04/24