марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Наш «самый турецкий» поток и не наше Чёрное море

https://topwar.ru/156966-nash-samyj-tureckij-potok-i-ne-nashe-chernoe-more.html
ВМФ США и других стран Североатлантического альянса, не говоря уже о ВМФ Турции, де-факто "прописались" в Черном море уже в 1991 году, ещё до окончательного распада СССР. А к настоящему времени военные и разведывательные суда нечерноморских стран НАТО в буквальном смысле регулярно бороздят эту акваторию по всем азимутам: от портов и баз в Болгарии и Румынии, которые хотя бы официально прописались в НАТО вплоть до "дружественных" альянсу берегов Украины и Грузии. Новая группа этих судов вошла в Чёрное море в конце марта-начале апреля нынешнего года.

В какой-то момент едва не сформировалось парадоксальное положение, когда Турция, традиционный оппонент России в черноморском регионе, стал представлять для нашего флота куда меньшую угрозу, чем бывшие «братские» республики. Однако после серии известных инцидентов, среди которых особенно трагическими стали гибель нашего посла и сбитый у сирийской границы российский самолёт, стало понятно, что Турцию ни в коем случае нельзя рассматривать даже в качестве временного партнёра. Личные отношения лидеров двух стран и даже контракт на поставку Анкаре зенитных комплексов С-400, если рассматривать их в этом контексте, принципиально ничего не меняют.

Не сразу и не по всем параметрам, но Чёрное море становится акваторией, где НАТО стремится обосноваться всерьёз и надолго. А точнее, навсегда. Причём происходит это, прежде всего, благодаря особой позиции члена НАТО Турции, которая беспрепятственно пропускает в этот бассейн военные суда нечерноморских стран альянса. Да, система пропуска касается только судов определённого тоннажа и только на определённый, заранее оговорённый срок. Но при этом из Анкары регулярно и отнюдь небезосновательно утверждают, что такой подход не нарушает небезызвестную международную Конвенцию Монтрё 1936 года.

Как известно, ещё тогда в небольшом швейцарском городке, который знают скорее как столицу джазового фестиваля, девять стран, в числе которых помимо пяти причерноморских, были также Англия, Франция, Япония и Югославия, договорились о судоходстве в черноморско-эгейских проливах, включая Мраморное море. Конвенция восстановила суверенитет Турции, потерпевшей поражение в Первой мировой войне и едва избежавшей раздела, над Босфором и Дарданеллами. К тому же Турция получила право ремилитаризировать зону проливов. Конвенцию Анкара может как-то нарушить только ценой разрыва отношений с кем-то из её подписантов.


В своё время руководство СССР как одного из победителей уже во Второй мировой войне не стало настаивать на пересмотре условий Монтрё. И не только потому, что очень уж быстро испортились отношения с бывшими союзниками. Сталин вообще считал необходимым не связывать руки Анкаре, чтобы сохранить её лояльность по отношению к СССР – ведь турецкому руководству хватило выдержки и ума, чтобы не ударить северному соседу в спину. И это несмотря на поистине беспрецедентное давление Гитлера.
Турция была связана договором с нацистской Германией, но на СССР напасть не решилась

И сейчас формально Турция ничего вроде бы не нарушает, но на сегодня, пожалуй, главное состоит в том, что Анкара вполне сознательно идёт на провоцирование военно-политической напряженности НАТО с Россией. И речь, увы, идёт прежде всего о ближних подступах к российской территории. Чего стоят хотя бы откровенно провокационные заходы натовских военных судов в воды, минимально удалённые от Керченского пролива.

Впрочем, европейские державы ещё в XIX веке не раз угрожали России коллективным вторжением на её территорию, если российские войска «осмелятся» вступить в Константинополь и овладеть Босфором с Мраморным морем. Похоже, в настоящее время цели Запада здесь остались прежними.

Между тем среди российских экспертов в последнее время распространено мнение, что, якобы, Турция в случае обострения военной ситуации в бассейне будет проводить собственную автономную от всего НАТО политику и не будет потакать провокационным, а то и военным действиям флотов других стран альянса (см. статью от 9 апреля с.г.).

В такой оценке есть только один изъян: для чего же тогда Анкара всё чаще не только пропускает натовские суда в Чёрное море, но и включает свои ВМС в маневры и учебные "мероприятия" североатлантической армады в этом бассейне? А ведь и турецкие ВМС вместе с судами других стран блока теперь всё чаще "гостят" в портах Грузии, Украины.

Так откуда же появились настолько преувеличенные иллюзии в отношении Турции? Впрочем, нельзя не обратить внимания, что российские профильные ведомства, МИД и Минобороны, до сих пор как-то слишком уж "прагматично" реагируют на всё более явное провоцирование конфликтных ситуаций в Черном море со стороны НАТО.

Возможно, что понять такой подход в чём-то поможет небольшой экскурс в историю. Ведь ещё весной 1953 года, сразу после смерти Сталина, в долгий архив были отправлены все неоднократные предложения о пересмотре Конвенции Монтрё.

Их делал не только СССР, но и его черноморские союзники — Болгария и Румыния, которых тоже не устраивала «монополия на проливы», которой когда-то одарили Турцию. Позднее из Москвы всеми силами старались не провоцировать Анкару на более активное участие в антисоветских комбинациях США-НАТО. Кроме того, в Советском Союзе, который после войны очень долго не мог навести порядок на Кавказе и в Закавказье, серьёзно опасались расширения сети пантюркистского подполья в СССР, которое всегда формировала Анкара и, естественно, всегда поддерживала.

Все советские предложения по поводу изменения Конвенции Монтрё, между прочим, проистекали из аналогичной позиции Российской империи, а потом и Республики, которые наиболее полно тогда формулировал лидер кадетской партии Павел Милюков, ненадолго оказавшийся в кресле министра иностранных дел в первом Временном правительстве. Конкретно речь шла об изменении тех положений Конвенции, которые разрешали проход в Чёрное море военных, разведывательных судов и подводных лодок нечерноморских стран.

Москва и её союзники по Варшавскому договору недвусмысленно предлагали запретить такую практику, даже если речь шла о транзите в Дунай и другие реки, лиманы, заливы и проливы, соприкасающиеся с Чёрным морем. В настоящее время, точнее в последние десять лет, по имеющимся данным, такое предложение уже который год выдвигает только Абхазия. Причины этого понять совсем несложно — угроза со стороны Грузии, барражирующей в направлении НАТО, после августа 2008 года никуда не делась. Но Абхазия не признана почти никем, и уже тем более – ООН, в качестве субъекта международного права.

Между тем российская сторона — по крайней мере, официально, — как бы не замечает означенной позиции Абхазии. Казалось бы странно — РФ официально признаёт эту республику, имеет в ней свои военные базы и официально именует Абхазию своим союзником, стратегическим партнёром... Но, похоже, у столь прагматичной позиции Москвы в отношении Конвенции есть очень серьёзная причина. Российскому бизнесу сейчас крайне важно не "спугнуть" Турцию и вместе с ней Болгарию по вопросу прокладки и эксплуатации на их территории нового российского экспортно-сырьевого газопровода "Турецкий Поток".

Тут уж, как говорится, не до растущей черноморской активности НАТО… Тем более что не только в Грецию, но и в основной регион Европейского Союза эта артерия не может быть проложена иначе, как только через Турцию и Болгарию. Некоторые западные СМИ в этой связи с полным на то основанием пишут, что, дескать, во имя "Турецкого потока" Москва ограничится тем, что будет аккуратно критиковать НАТО за эскалацию в Чёрном море.

В отношении Турции, по оценкам СМИ, эта критика вообще будет минимальной, ибо "Турецкий поток" — дескать, некий фетиш для Москвы, весьма важный для руководства РФ и во внутриполитическом плане, не говоря уже о внешнеполитическом аспекте проекта. Потому военное присутствие НАТО в Черном море можно бы усиливать, а Конвенции Монтрё ничто не угрожает.

Конвенцию не трогали очень долго, даже в период Суэцкого и Карибского кризисов. В период разрядки, а конкретно – на Хельсинском совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе США, Великобритания и Турция в очередной раз дали понять Москве, что не склонны что-либо менять в Конвенции, и что возвращение к этому вопросу отодвинет сроки подписания заключительного Акта. Москва же предпочла не удлинять эти сроки.

Расклад вокруг Конвенции несколько изменился в 1991-1992 годах, когда к ней взамен СССР присоединились РФ, Украина и Грузия. Причём Киев и Тбилиси, наряду с Софией и Бухарестом, были и остаются категорически против пересмотра Конвенции Монтрё в пользу России. В настоящее время они, напротив, предлагают удлинить как минимум до 20 суток и без того длительные сроки пребывания «нечерноморских» военных судов в Черном море, действующие в соответствии с Конвенцией.

Однако старшие партнёры Украины, Грузии, Болгарии и Румынии пока вполне довольствуются... наличием "Турецкого потока" и, повторим, более чем взвешенной позицией России в отношении Конвенции Монтрё.



Автор: Алексей Чичкин, Виктор Малышев, д.э.н.



Tags: Конвенция Монтре
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments