Причина всех бед

https://digital-geda.livejournal.com/441884.html#comments/2019/06/07/

Ее озвучил мой любимейший историк образования (и прочая, прочая) Алексей Любжин в новом эксклюзивном интервью Росбалту:
У нас в стране более-менее приличная начальная школа: она обеспечивает умение читать, хотя без функциональной грамотности, просто складывать буквы в слова. По-настоящему читать большинство нашей публики не умеет. Умение писать, тоже достаточно простые тексты, считать — тут уже со скрипом.

И у нас есть образование высшее. Советский Союз изобрел феномен высшего образования без среднего. Это возможно. Но есть и издержки.

Вот, собственно, и все. Несколькими короткими предложениями он сказал ВСЕ, что необходимо для того, чтоб понять, почему  мы все ТАК живем (не плохо, не хорошо - так странно, парадоксально, порой - запредельно-абсурдно).
Понимаете, у нас   люди получают высшее образование, которые по объему дореволюционной школы равнялось начальному.  Представьте на минуту, что в вузы у нас принимают после 4 классов школы. По Любжину (и я с ним согласна) это так и есть. В вузы поступают по паспортному возрасту совершеннолетние, а по уровню образования - плохо обученные и едва грамотные люди.  И сейчас я поясню, почему.


Что Любжин имеет в виду под  отсутствием среднего образования?  Основу любого  классическом образования (вариантом которого являлась царская гимназия) в той или иной пропорции всегда составлял т.н.Тривиум развития человеческого мышления, состоящий из трех путей (не предметов!!! путей развития человеческого мышления): грамматики, логики и риторики.
Грамматика - начальный этап Тривиума (сейчас приблизительно соответствующий нашей начальной школе). На этом этапе дети овладевали функциональной грамотностью и получали общую культуру, или εγκύκλιος παιδεία по-гречески. Из этого термина в европейскую культуру проникло  всем известное слово энциклопедия, которое в античные времена отнюдь не значило, как сейчас, "компендиум устоявшихся и апробированных, легитимированных научным сообществом знаний в определенной области" (определение из Новой философской энциклопедии), а всего лишь минимум знаний, "который были обязаны освоить свободные юноши для полноценного включения в общественную и экономическую жизнь полиса" (оттуда же). То есть,  энциклопедические знания сейчас и тогда - это были совершенно разные энциклопедические знания.  Французский историк античности Марру пишет по этому поводу следующее в своей книге  "История воспитания в античности": «Энциклопедия» вызывает у нас образ универсального знания; но какими бы гибкими ни были пределы понятия εγκύκλιος παιδεία, оно никогда не претендовало на охват всей совокупности человеческого знания; на самом деле, сообразно значению слова εγκύκλιος в греческом языке эллинистической эпохи, εγκύκλιος παιδεία означает просто-напросто «общераспространенное, текущее образование, которое получают все» — отсюда и предложенный мной перевод: «общая культура»…"

Что произошло с советской школой, что ее подкосило и превратило в пародию на школу подлинную, настоящую? То, что она сделала из энциклопедичности знаний критерий их качества. И свела ВСЮ программу образования к  получению энциклопедических знаний по всему кругу естественнонаучных, гуманитарных и прочих до кучи дисциплин. То есть - авторы советского стандарта образования непомерно раздули грамматический этап обучения, на котором  отрабатывается по сути только ОДИН из всех базовых процессов мышления: некритичное усвоение информации, признанной важной и определяющей  общую культуру современного человека. Рамки этой культуры оказались  до такой степени растянутыми, количество информации, оказавшейся внутри рамок, столь велико - что все образование   советского человека (а теперь и россиянина, вслед за ним) на этом и закончилось. Берем кучу предметов, учим их, сдаем ОГЭ/ЕГЭ - получаем аттестат и со спокойной совестью поступаем в колледж/вуз, даже не подозревая, что 9/11 лет потратили на то, чтоб усвоить азы, которые в античности оставались в рамках начальной  ступени образования - на этапе грамматической школы.

Так что тогда ДОЛЖНО представлять собой то самое среднее образование, о котором говорит Любжин и о котором никто, кроме него, не имеет у нас никакого представления?  Следующий этап обучения в античности соответствовал школе риторов, в которой помимо риторики обучали сперва софистике (то есть тому, что сейчас называется логика). И чему учили молодых людей на этом этапе образования? Учили, как работать дальше со всем усвоенным на предыдущем этапе объемом информации: как ее оценивать, анализировать, как находить ошибки, как  аргументированно оспаривать, как убеждать людей в собственной правоте и переубеждать своих оппонентов. То есть, осваивали весь тот логический инструментарий, который Аристотель потом подробно опишет в своем "Органоне" (и который до сих пор изучают в вузах на предмете "Логика").  И конечно же, все это происходило параллельно с оттачиванием  речевых навыков при помощи 5 канонов риторики. К чему это приводило? К тому, что по окончанию этой средней ступени образования  молодой человек умел не просто, как попугай, воспроизводить раз и навсегда затверженную и не подвергающуюся никакому сомнению информацию из учебников и хрестоматий, а имел гибкое, критичное, аналитическое мышление, с помощью которого он мог исследовать любую новую информацию,  разбирать ее на части, собирать заново, находить ошибки, критиковать, перестраивать, разбивать в пух и прах - и все это ярко, корректно, последовательно и убедительно.  Получив это образование, молодой человек мог продолжать обучение в специализированной философской или научной  школе, либо начать  карьеру оратора/ритора/лектора.  Не умея правильно, ярко, логично и доказательно формулировать свои мысли, он не мог претендовать ни на что. В античности  быть образованным равнялось быть собой, а быть собой, фактически, значило уметь выражать себя правильным и характерным только для себя  образом.

А теперь из античности возвращаемся в наше время, в котором образованный человек - это человек, некритично усвоивший  в школе содержание нескольких десятков учебников и сдавший ЕГЭ, а затем в вузе  примерно на том же уровне (если совсем не повезло) или на  чуть  более высоком  (с элементами логики и риторики, не понятыми и не осмысленными как следует)  усвоивший еще  несколько  десятков учебников и получивший корочку специалиста.  С чем выходит этот специалист во взрослую профессиональную жизнь? С убеждением, что он владеет высоким уровнем культуры и обладает валидными знаниями  в той предметной области,   по  которой он специализировался. Он не привык подвергать сомнению уровень своего образования - равно как никогда не подвергал сомнению и те предметы, которые он усваивал. От него это НИКОГДА не требовалось. Ни один учитель никогда не задает ребенку задание проанализировать ряд источников,  принять  какую-то точку зрения и подвергнуть критике остальные (или наоборот). Все, что требуется от ученика на ЛЮБОЙ ступени обучения - выучить материал учебника, пересказать, применить, садись, пять (два). Со мной могут начать спорить, вспомнив, возможно, суды над персонажами на уроках литературы или подготовку докладов на других предметах (семинары/курсовые/дипломные работы в вузе). Я не отрицаю наличие всего этого в современной системе образования ПРИ ИЗУЧЕНИИ ПРЕДМЕТОВ. Но я отрицаю наличие целого образовательного ЭТАПА, посвященного отработке логических операций и риторических инструментов на любом предметном материале.  Его действительно не существовало в советском образовании и не существует в современном российском. И это критично не только для школы (начальной, средней, высшей). Это критично в первую очередь для дальнейшей профессиональной или социальной жизни общества, которое ВСЕ, тотально, целиком, снизу доверху, состоит из догматиков, не имеющих порой даже зачатков аналитического мышления и элементарных навыков самовыражения.  Эти люди умеют только худо-бедно воспроизводить одну, единственную, не подвергаемую сомнению точку зрения на объект (фактически секулярную догму). Эти люди совершенно некритичны ни к  своей собственной  догматичной мысли, ни к мысли других людей (если эти люди уважаемые ими эксперты или лидеры мнений), зато чрезвычайно критичны к тем, кто высказывает мнение, отличное от догмы и при этом не являются ни  теми ни другими.  Современные образованные люди не обучены видеть  логические ошибки, пропагандистские трюки, манипуляцию. Они не могут отсеивать истину от лжи, не имея никаких критериев отличия и не владея инструментами их разделения. И поэтому они, обладая, подчас, совершенно гигантским по сравнению с каким-нибудь античным софистом объемом знаний, остаются интеллектуально беспомощными в этом море информации, как младенцы, не умеющие плавать. И  попав в ситуацию, которая грозит догме, на которой базируется весь мир его представлений, современный человек чувствует себя предельно неуютно. Поскольку он никогда не подвергает сомнению свою собственную точку зрения, он воображает, что кругом либо сумасшедшие, либо враги, которые пытаются его уничтожить (если в античности человек приравнивал себя к тому, что он мог сказать, то сейчас человек приравнивает себя к тому объему знаний, который он усвоил). В этой ситуации он становится  нервным, теряет равновесие, с него слетает культура, он начинает вести себя грубо и нетерпимо, пытаясь заткнуть рот человеку, который рушит его картину мира (а значит, его самого). Поэтому наш политических ландшафт определяют не ораторы в тогах, а агрессивные толпы с лозунгами с одной стороны и полицейские с дубинками и автозаками - с другой.

Из этого следует один очень простой вывод: наша власть в целом и ее  глава в частности не несут ответственности - ни групповой , ни личной - за то, что ее составляют люди  ограниченные, нетерпимые и догматичные. ОНИ ДАЖЕ НЕ ДОГАДЫВАЮТСЯ ОБ ЭТОМ. Они считают, что они в порядке, что не в порядке их критики. Именно поэтому смена власти ни к чему не приведет (кроме ухудшения имеющейся ситуации). Менять нужно не людей (шило на мыло), а системы мышления, а такое в России сейчас возможно только на протяжении нескольких поколений.

Какой вывод? Что я предлагаю? Есть ли у меня план? Да, у меня есть план, и я по нему уже работаю. "Классические беседы" - мой личный ответ на извесный русский вопрос "что делать?" (на вопрос "кто виноват" уже не ответить). Что делать остальным? Читать Любжина. Думать. Может, начать учить латынь (логику, риторику). Стать критичнее к себе и тому, что вы говорите (пишите). Много что можно делать, но это длительный процесс, по щелчку пальцев ничего не изменить. По мере сил я буду об этом писать.

Пустой треп. Данность - тотальная безграмотность дореволюционного населения. И призыв гордиться грамотностью одного процента? Народ кое-как научили писать-читать только к концу 30-х годов. Первые ликбезы могли дать только возможность вместо крестика фамилию нацарапать.
как классическое образование предотвратило деградацию власти в 1917 году?