марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Леонид Володарский: Символ политики государства — задрапированный Мавзолей

http://zavtra.ru/blogs/leonid_volodarskij_glavnij_simvol_politiki_nashego_gosudarstva_zadrapirovannij_mavzolej/2019/06/21/

об идеологии, кино, "кровавой гэбне" и ностальгии по девяностым

Дарья Андреева

На самом деле, Леонид Вениаминович Володарский в представлении не нуждается. Переводчик, голос которого знаком каждому, кто смотрел «пиратские» кассеты с голливудскими блокбастерами, писатель, радиоведущий и просто потрясающе интересный собеседник. Володарский категорически не соглашается с тем, что он обладал каким-то влиянием на умы и был медиатором, проводником западной культуры для соотечественников. Леонид Вениаминович поделился мнением о сериале «Чернобыль» и грустном состоянии отечественного кинематографа, объяснил, почему не испытывает ностальгии по 90-м и высказал разочарование в нынешнем молодом поколении.

«ЗАВТРА». Леонид Вениаминович, расскажите, пожалуйста, как выстраивались отношения с правоохранительными службами в 70-80-е, когда вы переводили фильмы?


Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Первый фильм я перевёл в декабре 1979-го года, а в мае 1980-го меня вызвали в Комитет государственной безопасности. Я чётко понял, почему меня вызвали: чекисты предполагали, что речь идёт о масштабной идеологической диверсии. Как только Комитет выяснил, что её нет и в помине, а есть только коммерческий интерес (это дело приносило колоссальные деньги) — всё перешло в совершенно другие структуры. Всем им я задавал один и тот же вопрос: «Я могу переводить или нет?». Нигде мне никто не дал ответ. Хочу обратить внимание, что со мной суперкорректно разговаривали в КГБ. Суперкорректно! Это к вопросу о «кровавой гэбне». Меня продолжали вызывать после этого, я стал «профессиональным свидетелем». Когда начались задержания и аресты видеопредпринимателей, у многих дома находили кассеты с моими переводами, но я у этих людей никогда не переводил, я их даже не знал. Я ни от кого не прятался, я был и есть абсолютно законопослушный человек. Была статья об антисоветской агитации, и я никогда в жизни не переводил фильмы про то, как русские захватывают Америку, или как русские пытают бедных американцев. Была статья о распространении порнографии. Моего голоса нет ни на одном порнографическом фильме, несмотря на утверждения различного рода идиотов и дебилов. Ни одного. Я жил в государстве и подчинялся его законам.

«ЗАВТРА». Был ли ваш выбор полностью самостоятельным, кто конкретно принимал решение в пользу того или иного фильма? Можно сказать, вы обладали этакой «шестой властью»...

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Конечно, самостоятельным. Иногда с заказчиком мы обсуждали, можно или нет переводить тот или иной фильм. По-моему, это абсолютно логичный подход. Я не обладал никакой властью вообще. Люди хотели смотреть кино. Чтобы смотреть кино, нужен русский перевод. Я его обеспечивал. И, кстати говоря, на мне нет ни одной проданной кассеты, ни одного проданного видеомагнитофона, я занимался своим делом. Да, это обычная рыночная история — спрос рождает предложение.

«ЗАВТРА». А что изменилось с началом перестройки? Правоохранительные органы в 90-е интерес к вам уже не проявляли?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. В конце 80-х-начале 90-х никто вообще не понимал, что происходит. Это было естественно. Потом на смену людям, которые записывали и продавали кассеты (их называли «писатели»), пришли студии, где стояло огромное количество видеомагнитофонов, техника, которая помогала применять разные ухищрения. Окончился период кустарей, и начался период Горбушки. Что касается правоохранительных органов, то с конца 80-х мной никто не интересовался.


«ЗАВТРА». Одна из черт нашего общества — бесконечная и почти болезненная рефлексия по поводу 90-х. Это что-то вроде психологической травмы, как вам кажется? Сами по 90-м скучаете?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Люди, которые подобное утверждают, вряд ли помнят, что тогда было. Выкинули бы из квартиры, я бы посмотрел на этих псевдоромантиков. Или — бандиты бы до полусмерти отходили. Эти рефлексирующие личности ничего не знают и знать не хотят. Это было так романтично, что не дай Бог кому-то попасть в те времена. Бандиты, жулики, мошенники, про тогдашнюю власть я вообще не говорю. По 90-м не скучаю, никакой ностальгии, мягко говоря, не испытываю.

«ЗАВТРА». Сегодня особенно острой стала тема взаимоотношений искусства и государства. Как вы считаете, уместны ли какие-либо ограничения в том, что касается кино и в целом искусства, со стороны власти или тех, кто пытается от имени власти действовать?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Моя позиция такова: деньги взял у государства? Ну и сиди себе — не чирикай. Если хочешь быть независимым художником, то откажись от театра в центре Москвы, который содержит правительство этого города (а также, я и вы) и давай в Новую Москву, где театральный зал мест на 100 требует капитального ремонта. Отремонтируй его. Походи по своим друзьям, по крупным бизнесменам либеральных убеждений. Вот они тебе денег дадут (скорее всего, нет), и если ты поставишь хороший спектакль — поедешь с ним по всей стране, заработаешь. Если ты взял деньги у государства на кино, снимай, что тебе скажут, и в случае провала возмести оговоренный процент затраченных средств. Это относится и к поклонникам либеральных ценностей, и к тем, кто снимает совершенно бездарные патриотические лубочные агитки. Принципиальный художник не берёт денег у государства — вопрос исчерпан.

«ЗАВТРА». Некоторые берут деньги не у нашего государства, а, например, получают зарубежные гранты, снимают на них фильмы, ставят спектакли и хотят показывать здесь.

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. На это опять же воля государства. Дело доходило до того, что, кажется, 23 февраля показывали фильм, где американский герой разделывается с якобы советскими солдатами и офицерами. Я просто не понимаю наше государство. Главный символ его политики — задрапированный Мавзолей. Не очень понятно, куда мы идём — то ли направо, то ли налево, есть у нас идеология или нет.


«ЗАВТРА». Выделяете ли среди сегодняшних фильмов что-то достойное?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Достойных фильмов практически нет. Интересный факт: консультант практически всегда отсутствует. Отсюда сериалы про Советский Союз, которые не соответствуют действительности, а являются ложью и враньём. Особенно раздражают исторические фильмы и сериалы. Из того, что я видел в последнее время — добрым словом не помяну ничего. Это ложь — то ли намеренная, то ли от того, что создатели ничего не знают. Но это вины не смягчает, ложь она и есть ложь.

«ЗАВТРА». А что же с этим делать, как ситуацию исправлять?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Не знаю. Я преподаю, перевожу себе потихонечку. Этим должны заниматься другие люди. Я только вижу, что Мавзолей задрапирован.

Россия жить не может без идеологии. Какой она должна быть? Надо сидеть и думать сообща. В Америке есть идеология, американская мечта — каждый может стать миллионером, все будем делать деньги и не мешать друг другу. Нам подобное не подходит, уже пробовали. Но нас пытаются убедить, что с 1917-го по 1991-ый у нас не было истории, а был кромешный ад. И это обдуманное и консолидированное давление. Самое страшное — отнять у людей их настоящую историю. А ложь льётся потоком, искажаются исторические события, придумываются цитаты, которые никто никогда не произносил. Уровень знания этих персонажей — фильм «Собачье сердце», «Архипелаг Гулаг» Солженицына и журнал «Огонек» эпохи перестройки. Я уже не говорю про усилия огромного количества теле- и радиоведущих.

С моей точки зрения, великим российским режиссёром был Алексей Балабанов. Несмотря на его метания, ошибки, для меня это великий режиссёр. Я разговаривал с людьми очень близкими к нему, и он хотел дать мне большое интервью, но не в Москве, в Ленинграде. Я тогда много работал, и всё откладывал, откладывал поездку в Ленинград. Дооткладывался. Очень жаль.

«ЗАВТРА». Из ныне живущих режиссёров — никого вообще?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Нет, по-моему! Кто-то снимает удачно, кто-то снимает полное дерьмо. Это совершенно нормальный результат последних 30 лет развития нашей страны.

«ЗАВТРА». Американская киноиндустрия далеко ушла вперёд...

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Лучшие фильмы, которые снимают американцы, в нашей стране не пользуются успехом ни фильмы Клинта Иствуда, ни братьев Коэнов. Вот сейчас вышел фильм «Три рекламных щита на границе Эббинга, Миссури»великолепно сделан. Что, он особой популярностью у нас пользовался? Нет, «Трансформеры» подавай! Когда у нас снимают жалкое подражание американскому кино, не вижу в этом ничего радостного. Так, как в Америке не получится. У них и компьютерная графика, и спецэффекты пошибче будут, чем у нас.

То же самое с телевидением. Сплошь копии с американского, типа Comedy Club. Я это смотреть не могу. Моё поколение, те люди, с которыми я общался, дружил, они все читали Ильфа и Петрова, О. Генри, Аверченко, Марка Твена. Я думаю, почему Comedy Club пользуется такой популярностью? Да в каждом дворе не менее двух человек не хуже, чем они. Песенки с рифмой «палка-селёдка», которую освоил Незнайка из всем известных книг, матерок, плоские остроты. Их смотрят миллионы и миллионы значит, уровень такой.

«ЗАВТРА». К слову, сейчас мы смотрим гораздо больше сериалов, чем фильмов. Сериалы появились не год назад, но как вы думаете, почему это происходит именно сейчас? У нас какое-то «сериальное» сознание?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Это закономерно. Что сейчас делает Голливуд  «Человек-паук», «Человек-дурак», «Человек-букашка», «Человек-какашка». Почти всё настоящее кино ушло в сериалы, есть совершенно потрясающие, американские, в первую очередь, английские, итальянские, французские этих меньше, конечно. Это уже не сериал, где каждая серия — отдельный сюжет, это повествование. У нас сериалов такого качества нет. У нас есть то, что называется на Западе «мини-сериалы». Мини-сериал «Ликвидация» великолепного Сергея Урсуляка, я его вообще очень люблю, у него великолепный «Тихий Дон». Когда говорят: «А вот тогда был «Тихий Дон» Герасимова», я отвечаю: «У меня теперь два «Тихих Дона» — Урсуляка и тот, классический».

Настоящий западный сериал идёт из года в год раз в неделю. Возможно ли у нас снять такие блестящие сериалы, как американские «Настоящий детектив» и «Ад на колёсах», французский «Налёт»? Сомневаюсь. А именно таким примерам надо следовать. Не подражать, не эпигонствовать, не снимать кальки, а творчески осмыслить и сделать своё. Обратитесь к советскому кино, и вы легко найдёте достаточное количество великолепных фильмов. Поверьте, список будет весьма внушительный.

«ЗАВТРА». Если зашла речь о сериалах — «Чернобыль» смотрели? Сериалов много, но этот стал в России культурным и почти политическим событием. Восхищаться им или ругать американцев, которые посягают на нашу историю?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Не смотрел, не хочу и не буду. Самим надо снимать. Я не верю, что американцы могут нормально отобразить состояние Советского Союза того времени. Не смогут! Я видел много западных фильмов про Советский Союз, про Россию сплошной бред. У меня два вопроса: кто считает «Чернобыль» большим культурным событием, и почему мы сами не сняли фильм об этой трагедии?

«ЗАВТРА». Знаю, что вы дружите с Сергеем Семёновичем Шестовым,  президентом международной общественной организации ветеранов «Вымпел», что связывает вас и сотрудника спецслужб?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Есть разные сотрудники спецслужб. Есть те, у которых находят мешки денег, а есть те, кто защищал свою страну, но службу их развалили намеренно. И тогда эти люди молодые, здоровые, которые могли ещё массу пользы принести нашей стране, ушли из системы. А сменили их зачастую люди, у которых сейчас в квартирах мешки денег. Шестов прежде всего, большая личность, великолепный аналитик, думаю, что о его прошлом немного рассказано, а больше рассказывать нельзя, таков мир этих людей. Он фантастический человек, который мог бы дать молодым очень много, но похоже это никого не волнует. У меня в друзьях есть несколько ветеранов спецслужб, и я горжусь тем, что они считают меня своим другом.

«ЗАВТРА». Вы интересовались историей разведки, с чем связан такой интерес?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. И сейчас интересуюсь, но я в этом деле просто начитанный дилетант. Мой друг историк спецслужб Александр Колпакиди, мы с ним тесно общаемся и работаем, и он часто приходит гостем на мою радиопередачу и рассказывает много интересного. Я вообще очень интересуюсь историей, только не всей, а определёнными периодами.

«ЗАВТРА». И завершающий вопрос: ясно ли, кто мы сейчас такие?

Леонид ВОЛОДАРСКИЙ. Нет, опять перед глазами задрапированный Мавзолей, а это означает, что огромная часть нашей истории, при которой наша страна достигла максимальных результатов, сознательно замалчивается, извращается. Нам всё время говорят Запад, Запад. Мы находимся в центре Земли. Мы  центр планеты. Всё ли у нас хорошо это смешной вопрос. Конечно, далеко не всё. Но я категорический противник любого рода революций, Россия всю свою кровь, какую могла, уже пролила. Хватит!  Постепенное эволюционное развитие долго, скучно, но, тем не менее, я другого пути не вижу.

Ответьте сами на вопрос, кто мы! На него сегодня трудно будет ответить. Так как нынешнее поколение практически не читает. С различного рода малолетними мыслителями мне не о чем разговаривать. Да, есть исключения, не спорю, но они есть всегда. Но у них вся жизнь в телефоне, только в нём нет книг, и нет по-настоящему хорошего кино. А когда нет точки отсчёта, то смешнее Comedy Club и лучше фильма, чем «9 рота» ничего нет. Если люди говорят, что начали смотреть какой-то фильм и прекратили просмотр на том основании, что он очень старый, значит, мне с ними не интересно. Хотя можно жить и так, каждый же сам выбирает. Но в основе всего лежит книга, вы можете называть её сценарием, кратким содержанием, ещё как-то, но это книга. Я не к тому, что нынешнее поколение плохое какое есть. Может быть, всё, что происходит объективно.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Tags: Володарский, девяностые, кино, культура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment