О репрессиях. Как антисоветчики подменяли настоящие документы на подложные-26

https://p-balaev.livejournal.com/2019/06/22/
Начало--https://p-balaev.livejournal.com/2019/05/26/ (https://marafonec.livejournal.com/12152566.html/2019/095/27/

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Идея насчет включения секретарей в состав «тройки НКВД», несомненно, гениальная, но … фантастическая и взята из фантастического литературного произведения о страшном Мордоре, каковым в этом произведении представлен СССР.
    Я вам приведу два отрывка из двух разных книг двух разных авторов:
«На рассмотрение Особого совещания обычно выносились дела, «по которым не было собрано доказательств, достаточных для предания обвиняемого суду». Кроме того, «дела рассматривались заочно. Следовательно, лицо, привлекавшееся к ответственности, было лишено возможности защищаться от обвинения. Этим нарушались не только права и законные интересы обвиняемого и других участников процесса, но и создавались условия для преднамеренного вынесения необоснованных приговоров с жестокими мерами наказания». Хотя суды и истолковывали статьи Уголовного кодекса весьма свободно, Особое совещание в большинстве случаев считало и таксе истолкование чересчур ограниченным.
Статья 58 обычно служила «основой». В дальнейшем обвиняемые распределялись по следующим категориям:

КРТД — контрреволюционная троцкистская деятельность — обычный приговор 5-10 лет.
КРД — контрреволюционная деятельность — обычный приговор 5 лет и более.
КРА — контрреволюционная агитация — обычный приговор 5 лет и более.
ЧСИР — член семьи изменника родины — обычный приговор 5–8 лет.
ПШ — подозрение в шпионаже — обычный приговор 8 лет.
Последний случай является уникальным в мировой истории права. Существовали еще две категории, к которым заключенный мог быть причислен лично прокурором. В этом случае дело даже не рассматривалось Особым совещанием, и заключенного сразу направляли в лагерь:
СОЭ — социально опасный элемент — обычный приговор 5 лет.
СВЭ — социально вредный элемент — обычный приговор 5 лет.204
Право налагать наказание, когда состав преступления фактически отсутствует, изложено в статье 22 «Основ уголовного законодательства»:
«Наказание в форме ссылки может быть наложено постановлением прокурора в отношении лиц, признанных социально опасными, без возбуждения против этих лиц уголовного дела по обвинению в совершении конкретного преступления или проступка. Наказание может быть наложено в тех случаях, когда эти лица были оправданы судом и признаны невиновными в совершении конкретного преступления».
Второй отрывок:
«Как шутят в лагере: на нет и суда нет, а есть Особое Совещание.
  Разумеется, для удобства оно тоже нуждалось в каком-то входном коде, но для этого оно  само  себе  и  выработало  литерные статьи, очень облегчавшие оперирование (не надо голову ломать,  подгонять к формулировкам кодекса),  а по числу своему доступные памяти ребенка (часть из них мы уже упоминали):
  -- АСА -- АнтиСоветская Агитация
  -- КРД -- КонтрРеволюционная Деятельность
  -- КРТД -- КонтрРеволюционная  Троцкистская Деятельность  (эта буквочка
"т" очень утяжеляла жизнь зэка в лагере)
  --  ПШ  --  Подозрение в  Шпионаже  (шпионаж, выходящий  за   подозрение передавался в трибунал)
  -- СВПШ -- Связи, Ведущие (!) к Подозрению в Шпионаже
  -- КРМ -- КонтрРеволюционное Мышление
  -- ВАС -- Вынашивание АнтиСоветских настроений
  -- СОЭ -- Социально-Опасный Элемент
  -- СВЭ -- Социально-Вредный Элемент
  -- ПД --  Преступная  Деятельность (её охотно давали бывшим лагерникам, если ни к чему больше придраться было нельзя)
  И, наконец, очень ёмкая
  -- ЧС -- Член Семьи (осужденного по одной из предыдущих литер)
  Не забудем, что литеры эти не рассеивались равномерно по людям и годам, а подобно статьям кодекса и пунктам Указов, наступали внезапными эпидемиями.
  И еще оговоримся: ОСО вовсе не претендовало дать человеку  приговор! --оно не давало приговора! -- оно накладывало  административное взыскание, вот и всё. Естественно ж было ему иметь и юридическую свободу!
  Но хотя взыскание не претендовало стать судебным  приговором, оно могло
быть до двадцати пяти лет и включать в себя:
  -- лишение званий и наград;
  -- конфискацию всего имущества;
  -- закрытое тюремное заключение;
  -- лишение права переписки --
  и человек  исчезал  с  лица  земли еще  надежнее, чем  по  примитивному
судебному приговору.
  Еще важным преимуществом ОСО было то, что его постановления нельзя было обжаловать -- некуда было жаловаться: никакой инстанции ни выше его, ни ниже его. Подчинялось оно только министру внутренних дел, Сталину и сатане».
    Если вы знаете, что такое плагиат, то именно это и заподозрите в данном случае, ведь это цитаты из книг двух разных авторов. Вторая – из «Архипелага ГУЛАГ» А.И.Солженицына. Эта личность российскому читателю хорошо известна. Автор, которого Александр Исаевич так безбожно плагиатил, известен гораздо меньше, еще меньше известна и очень редко упоминается его книга, из которой я привел отрывок.  Хотя, Роберт Конквест, а это я его цитировал, во время обострения отношений с Украиной стал упоминаться, как автор совершенно фантастических исследований  о Голодоморе, там он умудрился довести смертность от голода до 16 миллионов.        
  Вот еще кое-что принадлежащее перу Конквеста:
«Одну художницу по керамике обвинили в апреле 1936 года в том, что она исподтишка вписывала знак свастики в узор на чайных чашках, а также держала под матрацем два пистолета с целью убить Сталина…Другая художница — тоже керамистка — сделала эскиз пепельницы, которая по форме напоминала, если внимательно присмотреться, шестиугольную звезду Давида. Ее арестовали, а всю партию пепельниц уничтожили».
«Воспоминания очевидцев изобилуют рассказами вроде следующего: В сентябре 1937 года в харьковскую тюрьму неожиданно привезли 700 колхозников. Начальство тюрьмы не имело понятия, за что они арестованы. Колхозников избили, чтобы заставить их хоть в чем-то сознаться. Но они не могли сказать ничего путного — они сами ничего не знали. Тогда быстро состряпали дело. Обвинения были довольно просты: большинство заставили признаться в контрреволюционной агитации и в диверсиях».
«Один харьковский колхозник объяснил свой арест тем, что за четыре года до этого его незаслуженно посадили. Органам НКВД пришлось признать ошибку и извиниться. «И после этого они решили, — рассказывает колхозник, — что я их возненавидел». Случай был далеко не единичным. В тот период сотни тысяч людей были арестованы только за то, что в прошлом по отношению к ним была допущена несправедливость.
  Узнаете, знакомый вам по «Архипелагу ГУЛАГ» стиль «одна тетка рассказала»? Фактически, включенный даже в школьную программу для изучения российскими школьниками «Архипелаг ГУЛАГ» является банальным плагиатом книги «Большой террор» авторства бывшего сотрудника службы дезинформации британской разведки и потом сотрудника ЦРУ Роберта Конквеста, вышедшей в печати в 1968 году, за 5 лет до публикации первого тома «опыта художественного исследования» Солженицына.
Единственное, совсем уж запредельно нелепые измышления Конквеста Солженицын из своего «художественного исследования» исключил, всё-таки книга американца предназначалась для заграничной публики, которой можно было впулить любые страшилки про Мордор, а «Архипелаг ГУЛАГ» - предполагалось использовать для советской, тут нужно было быть немного аккуратней. Поэтому Александр Исаевич не стал писать о правах прокурора сажать своим решением оправданных по суду, в частности, да еще со ссылкой на УК РСФСР, в котором такое положение элементарно отсутствовало.
  Солженицын не стал за Конквестом повторять и это: «С августа 1937 года в провинции стали действовать так называемые «тройки». Это был внесудебный орган, чьи функции напоминали деятельность чрезвычайных трибуналов во время гражданской войны. Тройка состояла из первого секретаря местного партийного комитета, представителя НКВД и прокурора. В отличие от ОСО, у нее были полномочия выносить смертный приговор. Тройки действовали целиком по своему усмотрению — даже без формальных ссылок на Уголовный кодекс».
Зато идея такого трибунала была использована Комиссией Яковлева. Именно у бывшего сотрудника ЦРУ была позаимствована идея внесудебного органа, никогда не существовавшего в СССР и этой фантастической «тройкой» подменили реальную «тройку НКВД», являвшуюся подразделением Особого совещания.
И это еще не всё. Когда мы будем рассматривать приказ наркома НКВД № 00447, которым был начат Большой террор (а ведь и «Большой террор» - термин придумал Конквест), я вам покажу, что сама идея этого приказа, идея репрессировать крестьян, тоже позаимствована у Конквеста.
  Нужно еще сказать, что Роберт Конквест до своей кончины в 2015 году являлся ведущим специалистом по Советскому Союзу  Гуверского института Стэнфордского университета США.  И Международный Фонд Демократии А.Яковлева, опубликовавший сборники архивных документов сталинского времени, в том числе по 37-38-му году, работает под эгидой Гуверского института. Круг замкнулся?