Кому кланяется Дума в лице убиенных Романовых?

https://publizist.ru/blogs/34/32063/2019/07/18/
Опубликовал Юрий Комаров

17 июня, в день расстрела царской семьи в 1918 году, перед началом заседания Госдумы было предложено "почтить вставанием" память убиенных.

Фракция КПРФ тоже встала почти поголовно! Нашелся всего один депутат Денис Парфенов, который не стал участвовать в этой клоунаде и покинул зал.

Но с какой стати почитать вставанием гибель именно этой семьи? За минувшее с тех пор столетие в нашей стране погибли миллионы других семей – почему Дума никогда не встает в их память? Это какие-то отбросы по сравнению с царской, и их кровь – водица? Где, в каком документе или регламенте современной РФ записано такое?

Или это частное холуйство "народных избранников" перед царем, по чьему приказу в Кровавое воскресенье солдаты стреляли в народ? В народ – можно, а в царя – нельзя? Так надо понимать этот показательный демарш Госдумы?


Еще определенней высказался на этот счет православный олигарх Константин Малофеев в его издании "Царьград": "Русским становишься в Крестном ходе от Храма на Крови до Ганиной Ямы (место погребения царской семьи)".

То есть тут уже прямое деление на "настоящих русских", которые скорбят по царской милости, а на народ плевать хотели – и "ненастоящих", для которых по-человечески и царь, и псарь равны. Кстати в эту же компанию "ненастоящих" номером первым должен войти и основоположник православия, который не терпел богатеев и не делил людей по кастовому признаку.

Однако настоящая подоплека того, что нынешние светская и церковная власти РФ пытаются навесить на весь русский народ "грех цареубийства", мне кажется, несколько в ином.

Задача – загнать плебс к доильне через навязывание чувства вины за царя, которого сами же попы первыми и слили, как и через рассказы про божью кару за атеизм в виде Великой Отечественной войны. Вернуться в ту дремучую архаику, при которой верхи могли свободно убивать низы, а наоборот – Боже упаси!

После Великой французской революции вопрос о ценности человеческой жизни в общих чертах был решен: все люди равны, убивать аристократов, особ с невесть откуда взявшейся священной кровью – можно.

Зачем же каяться за цареубийство? А вот зачем: чтобы впредь неповадно было бунтовать против "начальства" вообще. Неповадно именно простонародью – цареубийство от рук царей же и высшей придворной знати нынешние церковники не осуждают, депутаты по таким убиенным не скорбят.

В случае с царем Павлом I вообще имело место отцеубийство – если не прямое, то косвенное. Его дети Александр I и Николай I стали, как это называется сейчас, бенефициарами преступления, которое легко сошло им с рук.

Екатерина Великая грохнула своего мужа Петра III – и тоже никаких претензий, как и в прочих случаях, когда свои пачкали руки голубой кровью своих же.

Кстати сказать, с точки зрения Православия, грех – дело индивидуальное. Господь обращается не к народу, а к человеку, спрос с каждого сугубо за его личные дела. Какое отношение какая-нибудь Марья Ивановна имеет к убийству царской семьи? Зачем заставлять людей каяться в том, чего они не совершали? Да вот за этим же: чтоб знали свой шесток и даже в помыслах не дерзали против вновь нарождающейся на Руси аристократии голубых кровей – которой на самом деле и был посвящен низкий поклон сервильной Думы.

И еще напоследок. В СССР не вышло ни одного глумливого фильма про последнего царя и его семью, их убийство трактовалось как вынужденная мера. К Екатеринбургу, где в Ипатьевском доме сидела царская семья, пробирались белогвардейцы, вдохновленные идеей освобождения пленников – и расстрел их имел целью предотвратить масштабное кровопролитие.

Но лишь советская власть пала, в России начались пляски на костях Ленина, глумления по поводу его болезни и прочие непотребства. То есть господа оказались завзятыми пакостниками – и кинулись восполнять отсутствие их заслуг перед захваченной ими страной всяким ритуальным мракобесием.