марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Реформы Косыгина-Либермана. ч. 7-8

https://p-balaev.livejournal.com/2019/09/07/
Начало тут= https://p-balaev.livejournal.com/2019/09/05/.
(https://marafonec.livejournal.com/2019/09/06/)

Вынужден извиниться перед читателями, в книге о Берии и в этой серии постов о реформе «Косыгина-Либермана» мною была допущена неточность, из-за которой некоторые стали обвинять меня в ложных выводах. Неточность была замечена, но обвинители дальше не пошли, сосредоточились на этой неточности. Вот такой комментарий:

"В плане развития народного хозяйства на 20 лет (генеральная перспектива) намечается значительное сближение темпов развития производства средств производства и производства предметов потребления. Если в 1929—1940 гг. в промышленности среднегодовые темпы прироста производства средств производства были выше темпов прироста производства предметов потребления почти на 70 проц., то в 1961 —1980 гг. превышение составит примерно 20 процентов." Хрущев

21,1% среднегодовой темп роста группы А за 1928-1940 гг.
12,6% среднегодовой темп роста группы Б за 1928-1940 гг.
У Вас другие цифры? Нет, значит вы лжете.
(12,6%/21,1%)=(100%/Х)
Х=167%, или среднегодовой темп роста группы A за 1928-1940 гг. > среднегодового темпа роста группы Б за 1928-1940 гг. на =167%-100%=67%


10,1% планируемый среднегодовой темп роста группы А за 1960-1980 гг.
8,4% планируемый среднегодовой темп роста группы Б за 1960-1980 гг.
У Вас другие цифры? Нет, значит вы лжете.

(8,4%/10,1%)=(100%/Х)
Х=120%, или среднегодовой темп роста группы A за 1960-1980 гг. > среднегодового темпа роста группы Б за 1960-1980 гг. на =120%-100%=20%

Итого, эти ваши утверждения:
- " Как можно было не заметить нашим историкам и экономистам, что темпы роста производства средств производства превышали темпы роста производства товаров народного потребления до войны на 4%, директивами 19-го съезда это превышение было установлено в 2%, а во время хрущевской семилетки – 20%?!",

- "Установить повышение уровня промышленного производства за пятилетие, примерно, на 70 процентов при среднегодовом темпе роста всей валовой продукции промышленности, примерно, 12 процентов. Определить темп роста производства средств производства (группы «А») в размере 13 процентов и производства предметов потребления (группы «Б») 11 процентов».
Заметили, что изменилось? Темпы роста производства средств производства по сравнению с темпами роста производства предметов потребления снизились с 70% до 2%!

Кто-нибудь, кроме Балаева, вам говорил об этом настоящем революционном решении 19-го съезда КПСС? Да никто почему-то на это даже внимания не обратил."

ЯВЛЯЮТСЯ ЛОЖНЫМИ.

Вы или намеренно упоролись и лжете, не желая переделывать свои книги и статьи, построив свои выводы на ложных фактах, или вы не можете в арифметику, товарищ артиллерист. Первое НАМНОГО хуже».


Арифметика, так арифметика. Поехали. Арифметическая ошибка, точнее, сравнение не тех цифр, у меня в этом месте:
" Как можно было не заметить нашим историкам и экономистам, что темпы роста производства средств производства превышали темпы роста производства товаров народного потребления до войны на 4%, директивами 19-го съезда это превышение было установлено в 2%, а во время хрущевской семилетки – 20%?!"
Если исправить «арифметическую» ошибку, то получится так:   
«Как можно было не заметить нашим историкам и экономистам, что темпы роста производства средств производства превышали темпы роста производства товаров народного потребления до войны на 36% (среднегодовой прирост 15,7% - группа А, 11,5% - группа Б -  директивы 18-го съезда), директивами 19-го съезда это превышение установлено в 18% (среднегодовой прирост 13% группа А, 11% группа Б), а во время хрущевской семилетки – 27%  (9,3% - группа А, 7,3% - группа Б)».
Смысл остается прежним? Видно, что Хрущев стал гнать вперед группу А (даже не до 20%, а до 27%)?
И это еще не всё. Во время семилетки было принято решение, которое с товарами народного потребления ситуацию сделало катастрофической. Если в предвоенные пятилетки отставание группы Б от группы А  компенсировалось выпуском товаров потребления многочисленными артелями и кустарями-одиночками, которые не учитывались, за исключением крупных артелей, в планах на пятилетку, то во время семилетки они были ликвидированы (крупные – захвачены государством).
И запланированное Хрущевым  опережение темпов роста группа А по сравнению с группой Б на 1960-1980 годы – это был верный путь к быстрой катастрофе. Эту катастрофу остановили «косыгинскими реформами», сократив решением 23-го съезда разрыв между группами А и Б до 13%, даже ниже, чем на 19-м съезде, а на 24-м съезде было принято совсем необычное для социалистической экономики решение, если точнее, обычное для капиталистической экономики – темпы роста группы А стали отставать от темпов роста группы Б. Это время после хрущевского «волюнтаризма» советские люди и запомнили как «золотой век СССР». Но потом брежневско-косыгинские реформы сказались, потом и начался застой, да еще и закупки оборудования для промышленности за рубежом. Но это я забегаю вперед.
Так что моему критику спасибо за замеченную ошибку, но насчет неверных выводов он поторопился.

Нуи дополню комментарием моего критика (искреннее ему спасибо) к этой части статьи:
"Gnlmon Gnlmon 107.181.177.130
Продублирую себя:
"9,7% среднегодовой рост 1954-1965 всей промышленности
А - 11%
Б - 7,5%
А>Б на 47%

А - 10,5% (59-61)
Б - 7 % (59-61)
А>Б на 50 %

15% среднегодовой рост (49-54) всей промышленности, в том числе:
А-15,8%
Б-13,3%
А>Б на 18,8 %

8,4% среднегодовой рост (61-65) всей промышленности, в том числе:
А - 9,5%
Б- 6,15%
А>Б на 54 %

Подсчитал из http://istmat.info/files/uploads/26603/narhoz_sssr_1965_promyshlennost.pdf стр 122, 1 таблица"

< а во время хрущевской семилетки – 27% (9,3% - группа А, 7,3% - группа Б)».
если брать директивные показатели, то планировали превышение на 20%, фактически оно составило больше 50%".

Вот так вот. Как видите, дело обстояло в реальности еще страшнее. В продолжении я объясню, почему так получилось у той "советской" власти, почему Хрущеву понадобилось лгать про сближение групп А и Б, и что стало с "советской" статистикой.

Реформы Косыгина-Либермана. ч. 8
https://p-balaev.livejournal.com/2019/09/08/

Разобрались с группами А и Б, вернемся к превышению доходов населения над экономическим ростом.

  Когда у населения есть лишние деньги – это еще не всё для увеличения производства товаров для него. Этого мало. Эти лишние деньги еще до того, как население покупало на них товары, должны уйти тем, кто товары произведет. Называется это кредитованием промышленности.  Экономика она экономика хоть при капитализме, хоть при социализме. Частного собственника при социализме нет, но остальное в экономике не становится навроде сказочного королевства, в котором жила Золушка с ее тетушкой-феей. Это в сказке фея волшебной палочкой помахала – из тыквы карета, а из лаптей хрустальные туфельки. Да еще в головах «многоконтурников», таких, как блогер Алексей Кунгуров, на бумажке написали два слова: «миллион рупий» - и можно на этот миллион строить завод. Ага, тупые капиталисты берут для увеличения производства кредиты в банках, а Сталин вона какую систему придумал! Только на хрена тогда в СССР нужен был банк, он хоть и один был, государственный, но был, если Сталин с Молотовым могли за день на двоих написать на паре сотен бумажек – «миллион рублей»?
Кунгуров, кажется, не в курсе, что промышленность СССР тоже кредитовалась. И не Сталиным с помощью волшебных бумажек, а правительством СССР из средств государственного банка СССР. А деньги государственный банк брал, в том числе, у населения в виде вкладов. Вот те деньги, которые люди не проедали и не тратили на свои насущные ежедневные нужды, а откладывали в кубышку для нужд отложенных, подкапливали на черный день, на образование и свадьбы детям, на покупку товаров, которые стоили больше размеров зарплаты.
К слову, существует такое мнение экономиздов, что дефицит при Брежневе был вызван тем, что у населения было много лишних денег. И рецепт эти экономисты покойному Брежневу дают – надо было цены на товары привести в соответствие с денежной массой на руках и вкладах населения. Чтобы этому скотскому народу не хватало «деревянных» на то, чтобы, создавая очереди, расхватывать товары в магазинах.  Есть такой профессор Лопатников, Герцен нашего времени, только, в отличие от Герцена, его не сослали за бугор, он сам туда зарабатывать зеленые уехал, но за Россию он даже больше Герцена переживает. Так этот профессор, заслуживший кличку Лопата, очень сильно переживает, что Брежнев не додумался цены поднять. Т.е., он хотел бы, чтобы советский народ остался без лишних денег, без накоплений, а всё тратил в магазинах на колбасу и штаны. Вроде во всех советских вузах экономику преподавали, а у меня она была еще одним из базовых предметов, мы госэкзамен по ней сдавали, но мимо Лопаты экономика просвистела, его голову не задев. Мы в институте еще студентами преподавателя изводили вопросом: «А советский дефицит не может ли служить средством не дать народу всю зарплату потратить на покупки и концентрировать эту неистраченную часть в банке для кредитования промышленности?» Преподаватели, потупив глаза, с нами вынуждены были соглашаться. А как им было не соглашаться, если они сами нам говорили о незыблемом экономическом постулате «социализма» - соответствии денежных и товарных масс, внушая, что капиталисты это не соблюдают, у них бардак, поэтому инфляция. А мы дальше издевались над преподавателем – если у вас денежная масса равна товарной, то откуда дефицит? Потому что цены низкие на товары, правительство дотирует жизненно необходимые для людей товары? А где деньги оно берет на дотации? За счет высоких цен на предметы роскоши? А почему тогда и предметов роскоши. автомобилей-ковров-хрусталев, не хватает и за ними очереди и давка? Нам преподаватели ничего вразумительного ответить не могли. А мы в конце 80-х им уже в открытую говорили – дохлая экономика в стране, она элементарно не может удовлетворить товарный спрос, всё ваше соответствие денежных и товарных масс – дурилка, нет у нас никакого соответствия, у нас производительность труда упала ниже помойки, у нас такая экономика, которой никакой кредит не поможет, ей хоть какой кредит давай – она выпуск товаров увеличить не в состоянии. Или выпустит такой, который люди, даже водки для храбрости выпив, не купят.
  Да и не только дефицит. Пусть у людей на куриные окорочка денег хватать не будет, но они что-то себе на черный день отложат. Без накоплений люди себя чувствуют не намного лучше, чем от недоедания. Жить без накоплений страшно людям. Если денег нет на накопления, выход остается один – кредит. За счет этого частные банки и жируют. Только кредит, заменяя накопления, неизбежно вгоняет людей во всё большую и большую бедность, в результате покупательская способность населения падает и падает до кризиса перепроизводства.
  По мысли таких, как Лопата, Брежнев должен был накопления заменить кредитом. Мои ровесники должны помнить, что еще при Брежневе кое-какая информация о жизни у проклятых империалистов к нам просачивалась, фильтруемая, разумеется, информация. И советские студенты завидовали студентам из капстран. Тем хорошо было, закончил колледж или университет, на работу устроился, сразу взял кредит на дом, машину, мебель – всё у тебя сразу есть, живи и радуйся, понемногу выплачивай. А у нас – закончишь свой институт, если родители не богатые, пока на всё накопишь – уже и пенсия пришла.
Кредит советские люди могли взять. На холодильник или телевизор, на мечту советского народа – «стенку», в очень ограниченном размере.
Но даже в ситуации, когда дурацкий принцип соответствия доходов населения росту экономики привел к тому, что экономика затормозилась и рост товарной массы стал отставать от доходов, людям не на что стало тратить деньги, лозунг «Храните деньги в сберегательной кассе» был актуальным. И не всегда добровольно люди несли деньги в сберкассу. В конце 80-х на некоторых предприятиях стали прямо навязывать выдачу зарплаты не наличными, а на сберкнижку. А на селе заготконтора перечисляла деньги за принятые у населения скот и молоко на моей памяти всегда на сберкнижки, наличкой никогда не рассчитывалась.
А теперь представьте дореволюционного рабочего или крестьянина России, хранящего сбережения в банке? Представили? Получилось?
Ну вот Советская власть приняла пятилетний план, в котором было заложено превышение доходов людей над экономическим ростом, эти лишние деньги пошли в зарплаты, из них должна была кредитоваться промышленность для увеличения выпуска товаров с целью дальнейшего покрытия этой денежной массы,  а денег на кредитование промышленности в государственном банке… не появилось. Догадались – почему они не появились в банке?
И что в такой ситуации нужно было делать правительству? Включать печатный станок и за счет станка кредитовать промышленность? Так и так уже денег печатали больше товарной массы, выдавали их в зарплаты в расчете, что они уйдут в сбережения, а из этих сбережений можно кредитовать увеличение выпуска товаров. Только советский крестьянин и рабочий не привыкли хранить сбережения в банке, если она не стеклянная трехлитровая.  А из стеклянной трехлитровой банки в кладовке у крестьянина кредит заводу не выдашь.
Вот тогда и решили – облигации государственного займа. Добровольно-принудительное изъятие у населения (и у колхозов тоже. Там тоже были в руководстве такие же крестьяне и колхозную кубышку держать предпочитали в сейфе, стоящем в правлении) тех денег, которые оно не хотело относить в сберкассу на хранение. Фактически, облигации были аналогом банковских вкладов. А вы думали, что государство этими облигациями отнимало у населения деньги?..

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments