марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

5. ИСТОРИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ДЛЯ РУССКИХ. НАШИ СОСЕДИ

http://www.ymuhin.ru/node/2024/5-istoriya-vtoroy-mirovoy-voyny-dlya-russkih-nashi-sosedi/2019/10/05/
Начало тут= http://www.ymuhin.ru/node/2017/1-istoriya-vtoroy-mirovoy-voyny-dlya-russkih-izdeliya-istorikov/2019/09/21/
(https://marafonec.livejournal.com/2019/09/21/)

На холодные и дождливые (в Москве) выходные полчаса очередной части фильма о Второй мировой войне.
Ну и авторский текст:
В этой серии рассмотрим национальные особенности стран, оказавшихся соседями СССР.
Начнём с того, что Президент Польши Анджей Дуда 12 июня 2019 года заявил о России.
«Это наш большой сосед, страна с намного большим потенциалом, чем у Польши. За исключением одного – я думаю, что у нас больше смелости, мы более храбрые и способны бороться до конца. Это то, что мы продемонстрировали во Второй мировой войне», – сказал он».
Это заявление из разряда тех, от которых не знаешь, что делать, – то ли смеяться, то ли плакать. В истории Польши были периоды выдающегося героизма, но поляки во Второй мировой войне – это какая-то пародия на армию и защитников отечества.
Польская армия образца 1939 года строилась по образцу французской и считалась одной из самых сильных в Европе. И не только ввиду хорошей оснащённости оружием и боевой техникой, но и за счёт организации. Обычно смеются над тем, что в польской армии был велик процент кавалерии, но дело в том, что польская кавалерийская бригада была аналогом немецкой танковой дивизии, – она состояла из двух бронедивизионов, трёх-четырёх кавалерийских полков и была насыщена артиллерией, зенитными и противотанковыми средствами. А немецкая танковая дивизия тех времён состояла из одного-двух танковых полков и пехотного полка на грузовых автомобилях. То есть у поляков стрелки были на лошадях, а у немцев – в кузовах автомобилей. Если вы обратили внимание на эти кадры, то у польских кавалеристов сабли приторочены к сёдлам, а не к поясу, то есть, соскочив с коня, польский солдат становился пехотинцем, не обременённым ненужной саблей.

https://youtu.be/fBazcNJwGDQ

Польские танкетки по своему бронированию и огневой мощи были сравнимы с немецкими танками Т-1, но по удельной мощности практически вдвое превосходили немецкие. То есть, проходимость и манёвренность польских кавалерийских бригад превосходила немецкие танковые дивизии в разы.
Сейчас считают, что накануне войны 1939 года польская армия была малочисленной и посему слабенькой. Это не так. В воевавших с Польшей немецкой группировке войск было 1,5 миллиона человек. А 1 сентября 1939 года, в день начала войны, заместитель министра иностранных дел Польши Арцишевский сообщил послу СССР в Польше: «…что польская армия уже имеет 3,5 миллиона, что нападения они не ожидали, но в Берлин делегатов посылать не собираются. Намекал, что это похоже на крупную демонстрацию, а не настоящую войну. Сказал, что армии у них достаточно, но что сырье и вооружение они от нас хотели бы иметь…»
То есть, соотношение войск Германии и Польши было, как 1,5 к 3,5. И с началом войны польский главнокомандующий Рыдз-Смиглы начал позировать для картины, на которой он на белом коне въезжает в поверженный польской армией Берлин. Это сегодня выглядит анекдотом, но тогда все в Европе считали такой исход войны очень вероятным.
Итак, 1 сентября 1939 года началась война Германии и Польши. СССР считал, что поляки даже в случае поражения у своих западных границ, отсидятся за линией сферы интересов СССР – за линией Нарев-Висла-Сан, за которую согласно пакту «Молотов-Риббентроп» немецкие войска не имели права заходить, а немецкий Генштаб и Гитлер считали, что им удастся принудить Польшу к перемирию за 6-8 недель, то есть за два месяца. Это же огромная и одна из самых сильных армий Европы.
Однако поляки всех обманули.
Англия и Франция объявили мобилизацию 1 сентября, а 3-го вступили в войну в защиту Польши. 5 сентября Франция, исполняя договоренность с Польшей, провела частную наступательную операцию. Полякам нужно было продержаться всего 15 дней до момента, пока французы начнут наступление с запада в глубь Германии!
И поляки держались. Некоторые аж три дня! Но в первый же день войны из Варшавы скрылся президент Польши Мосцицкий, 5-го сентября удрало из Варшавы все правительство. Польская армия, повторю, вела себя дня три очень бодро, к примеру, не только вела огонь по немцам, но и начала вырезать мирное немецкое население немецких городов Быдгощ (бывший немецкий Бромберг) и Шулитце, принадлежавших тогда Польше.
Однако маршал Польши Эдвард Рыдз-Смиглы уже 5 сентября дает команду войскам отступать не на рубеж Нарев-Висла-Сан, а в Румынию, а 7 сентября сам бросает свой пост на командном пункте в Варшаве и сбегает под толстые перекрытия казематов Брестской крепости, с которой не имеет возможности командовать, и уже 10 сентября Рыдз-Смиглы вообще всё бросил и рванул в благословенную Румынию. За маршалом начала безудержный драп и вся польская армия.
Кто-то из поляков сражался, но польская армия в целом бежала от немцев без оглядки. К примеру, когда всё кончилось, Гитлер назвал войну с Польшей «равносильной манёврам».
Вот смотрите, офицер штаба Новогрудской кавалерийской бригады Е. Климковский, будущий адъютант генерала Андерса, описывая в воспоминаниях войну сентября 1939 года, сообщает, что 1 сентября их бригада вступила в войну «в составе четырех кавалерийских полков, дивизиона конной артиллерии (четыре батареи), бронетанковой роты, зенитной батареи, разведывательного эскадрона и эскадрона связи. Это была крупная, хорошо вооруженная и оснащенная боевая единица», – но: «Никто не думал о том, чтобы задержать врага хотя бы на несколько часов, если не на несколько дней или дольше… Никто не командовал, не отдавал приказов, не знал обстановки… и после нескольких дней марша без сражений и даже без соприкосновения с противником от нашего замечательного боевого соединения почти ничего не осталось. Бригада буквально развалилась и рассыпалась. Я особо подчеркиваю при этом – без каких-либо боев с немцами!», – пишет Климковский.
Если бы правительство Польши осталось в Варшаве, то, даже капитулировав, могло бы отстоять у немцев для Польши максимум территории и вернуть в Польшу всех пленных и интернированных. Но польское правительство предпочло, развязав войну, вместе с командованием армии удрать от своего сражающегося народа в Румынию под арест. Немцам просто не с кем было оговаривать условия мира Германии с Польшей, и они вынуждены были на месте Польши создать генерал-губернаторство.
Только через две недели после начала войны и Советский Союз оправился от удивления, мобилизовал и поднял по тревоге войска западных военных округов и на 17 день войны ввёл их в Польшу для защиты украинцев и белорусов, находившихся под властью Польши. Граница сферы интересов по пакту «Молотов-Риббентроп», в которую входила и столица Польши, Варшава, нужна была СССР, чтобы сохранить Польшу, как государство, но раз Польши, как государства не стало, не стала нужна и прежняя граница сфер интересов. Советский Союз заключил новый договор с Германией, отодвинув границу с ней на восток до линии Керзона – до линии, территории за которой отвели СССР ещё по итогам Первой мировой войны, и которые захватила Польша в 1920 году. То есть, СССР занял свои законные земли, населённые преимущественно украинцами и белорусами.
Но одновременно, в СССР оказалось до полумиллиона военнослужащих Польши, и польскими офицерами были забиты все дома отдыха в СССР, поскольку Советский Союз не ожидал такого исхода войны и не строил лагерей для военнопленных и интернированных. Однако интернированные – это задержанные до подписания мира между Германией и Польшей, но Германии не с кем было этот мир подписывать, но и отпустить СССР поляков на четыре стороны тоже не мог, поскольку война Германии с Францией и Великобританией продолжалась. Получалось, что СССР должен был кормить этих поляков неизвестно сколько времени. Рядовых и сержантов польской армии тут же распустили по домам, предоставив желающим право жить и работать в СССР, но офицеров, которых нельзя было заставлять работать, продолжали содержать на шее советского народа.
Итак, в СССР попало до 15 тысяч польских офицеров и генералов, и сначала им предложили негласно создать на территории СССР польские дивизии, чтобы в предстоящей войне с немцами (а в том, что она будет, в СССР никто не сомневался) освободить Польшу. Но согласились воевать с немцами на стороне СССР всего несколько сот человек польских офицеров, которых оставили на правах военнопленных, а остальные офицеры заявили, что им и в плену хорошо – Советский Союз их бесплатно кормил, содержал и выдавал карманные деньги. Согласитесь, что офицеры, отказывающиеся освобождать свою Родину, это не солдаты – это преступники.
И весной 1940 года эти трусливые польские офицеры были осуждены специальным судом – Особым Совещанием при НКВД – к 3-5 годам заключения, после чего часть из них отправили под Смоленск строить дороги. В 1941 году, после нападения немцев на СССР, этих пленных не успели вывезти в тыл, а сами уходить от немцев поляки не захотели, надеясь сытно пересидеть войну теперь уже немецких лагерях для военнопленных.
Однако немцы надежд трусов не оправдали и осенью 1941 года попросту расстреляли этих поляков в Катынском лесу под Смоленском, расстреляли одновременно с евреями Смоленска. Не буду передавать перипетии деятельности двух комиссий – немецкой и советской, – расследовавших это преступление, сразу скажу, что в 1946 году Нюрнбергский трибунал два дня слушал этот эпизод обвинения главных немецких военных преступников, конкретно, Геринга и Йодля, и не нашёл ни малейших сомнений в том, что поляки в Катыни были расстреляны немцами.
Однако в 1990 году Горбачёв с целью развала Варшавского договора приказал начать фальсификацию дела с целью обвинить в их расстреле СССР, для этого были подделаны и подброшены в архив несколько документов, которые, якобы, свидетельствуют о том, что поляков в то время расстреляли русские. То, что это были фальшивки, было видно и простым людям, и тому же Конституционному суду России, который отказался обвинять КПСС в инкриминируемом КПСС расстреле поляков по таким, с позволения сказать, «доказательствам». А в 2010 году генерал-лейтенант юстиции и депутат Госдумы Илюхин сделал сообщение.
Вскоре после этого Илюхин прошёл с медицинское обследование, которое показало, что он абсолютно здоров, …и через несколько дней умер. Сделанное им заявление об этом государственном преступлении, осталось без расследования, упомянутые им лица – без наказания.
Но вернёмся к полякам. После нападения немцев на СССР, правительство Советского Союза собрало на своей территории тех польских офицеров, лагеря с которыми не попали в руки немцам, и начало формировать из них польские войска для войны с немцами, одев, обув и вооружив целую армию, которую в истории называют по имени её командующего – «армией Андерса». Кончилось это тем, что в самый тяжёлый момент для СССР, когда немцы рвались к Сталинграду, эта «армия Андерса» удрала к англичанам на Ближний Восток и там ошивалась в тылах аж до 1944 года, когда англичанам удалось подогнать поляков поближе к немцам в сражении в Италии у монастыря Монте Кассино. Не имея боевого опыта, поляки понесли большие потери, не принеся немцам больших проблем. Немецкий историк, участник Второй мировой войны генерал Типпельскирх, описывая бои у Кассино, единственный раз вспоминает об этих поляках так: «Так как польскому корпусу прорваться севернее Кассино не удалось, обстановка на этом участке оставалась сносной». Это всё, об участии этих поляков в войне больше ничего у Типпельскирха в двух томах его истории Второй мировой войны нет.
Но Советский Союз не отчаивался и из оставшихся в СССР поляков начал создавать Войско Польское, активно направляя в него советских граждан с фамилиями, похожими на польские.
В итоге, если на фронтах Запада поляки в боях с немцами потеряли 10 тысяч человек убитыми за всю войну, а Войско Польское за освобождение Польши потеряло менее 14 тысяч, то Советский Союз за освобождение Польши потерял убитыми более 600 тысяч своих солдат, офицеров и генералов – в 25 раз больше, чем сами поляки.
Вот собственно, что гражданину России полезно знать о героизме граждан государства, суверенитет которого СССР пытался сохранить всеми силами.
Но это не всё, что следует знать. Мерзавцы от истории вопят, что Сталин и Гитлер это одно и то же, и что они в сговоре вместе «разделили» Польшу. Кто по своему политическому кредо эти вопящие мерзавцы? А вы прикиньте, что было бы, если СССР не занял своими войсками восточную часть Польши. Она что – оставалась бы вообще без какого-либо правительства? Нет, её бы занял Гитлер – это не вызывает никаких сомнений.
Следовательно, эти мерзавцы, равняющие Сталина и Гитлера, по своей политической сути, являются пособниками Гитлера – теми, кого после Второй мировой войны вешали и СССР, и союзники.
Теперь о Финляндии.
Для понимания тех трагических особенностей, которые проявились в войне Европы с нашей Родиной и повлекшие неоправданно высокие потери наших прадедов, необходимо рассмотреть, что собою представляла Россия в глазах других народов. И для примера такого взгляда на Россию, давайте рассмотрим причины войны СССР с Финляндией, начавшейся 30 ноября 1939 года.
Поскольку сегодня СССР в той войне считают агрессором, то естественен вопрос, а чего СССР хотел? И все историки дружно вам ответят, что СССР хотел захватить Финляндию, а финны, соответственно, хотели защитить свой суверенитет. Но тогда вопрос, но если СССР этого хотел, то почему не захватил?
СССР имел численность населения 170 миллиона человек, а Финляндия почти в пятьдесят раз меньше – 3,5, но даже не это главное. Когда на эту «зимнюю войну» СССР подтянул боевую технику, то к марту 1940 года превосходство в численности советской артиллерии выросло в 5 раз, танков – в 8 раз, боевых самолётов – в 10 раз. А когда тебе на голову издалека обрушиваются тонны бомб и снарядов, то для победы героизм пехотинца перестаёт иметь большое значение.
Красная Армия в войне с финнами воевала очень плохо, это факт, который мы ещё будем обсуждать. Тем не менее, как бы отчаянно и ни дралась финская пехота, но против ударов артиллерии, танков и авиации она была бессильна, и финны, нанеся Советскому Союзу общие потери в 285 тысяч человек, включая 90 тысяч убитых, понесли собственные общие потери в 250 тысяч, включая 95 тысяч убитых. Через три месяца боев пехота финской армия потеряла три четверти своего состава – в Финляндии просто уже некому было воевать, и финны сдались. И для последовавшей в 1941 году войны с СССР уже на стороне Гитлера, финны вынуждены были отмобилизовать и 45-летних мужчин, и даже 15-летних мальчиков.
И вопрос остаётся, почему же тогда, практически уничтожив финскую армию, СССР не захватил Финляндию? Иными словами, что хотел Советский Союз, и чего хотела Финляндия от этой войны?
Если вы взглянете на карту СССР и попробуете оценить стратегическое положение Ленинграда, то увидите, что при захвате ленинградских портов подвоз войск противника морем резко сокращает перевозки любому агрессору России, и захват Ленинграда превращает его в район, из которого вражеская армия легко может наносить удары в сердце России, обходя и русские войска с укреплениями на западной границе, и многократно облегчая морским транспортом обеспечение наступающих армий противника непосредственно с Западной Европы. По этой причине так отчаянно защищался Ленинград, не взирая на блокаду и 700 тысяч умерших от голода.
Поэтому и у царей главной идеей обороны Петербурга было недопущение флота противника к петербургским подступам. Для этого и Финский залив, и все подходы к нему в Балтике в Первую мировую войну перегораживались минными заграждениями. Но мины можно снять. Поэтому главной задачей Балтийского флота было недопущение прорыва минных заграждений – его корабли должны были топить корабли противника при попытке снять мины. А что делать, если вражеский флот будет многократно превосходить Балтийский?
Царю было проще. Северный берег Финского залива – это Финляндия, входившая тогда в состав Российской империи, а южный берег – это имперская Прибалтика. Балтийский флот был везде дома, по обоим берегам залива стояли его береговые батареи, прикрывавшие минные поля от тральщиков противника и не дававшие вражеским кораблям пройти мимо этих батарей к Петербургу.
Но в СССР ничего от этого не осталось. Южный берег почти весь был у Эстонии, а от финской границы можно было обстреливать Ленинград из полевых орудий. Морские мины, конечно, можно было поставить, но не защищенные с берега, они были бы моментально сняты. Положение и Ленинграда, и СССР по своей беззащитности с Балтики было трагическим.
И когда СССР увидел, как с помощью Великобритании и Франции Германия разделалась с Чехословакией, и когда стало понятно, что война с Германией неминуема, то в октябре 1938 года СССР начал с того, что предложил финнам помощь в постройке военной базы на финском острове Гогланд в Финском заливе и права, если Финляндия не справится с обороной этого острова, оборонять его совместно. Финны отказались. Тогда Советский Союз попросил у Финляндии в аренду на 30 лет четыре маленьких острова в Финском заливе. Финны отказались, хотя речь, как видите, не шла не то, что о захвате Финляндии, а даже о нарушение её суверенитета.
Тогда СССР попросил обменять эти острова на свою территорию. На этом этапе о переговорах правительства (они велись тайно) узнал главнокомандующий финской армией маршал Маннергейм. Он немедленно предложил финскому правительству обменять не только запрошенные острова, но и территорию Карельского перешейка, о которой советская сторона в то время даже не вспоминала. Это говорит о том, насколько понятны с военной точки зрения были просьбы Советского Союза и насколько глупы были последующие утверждения о том, что СССР, якобы, хотел «захватить Финляндию».
В Советском Союзе не боялись близости финской границы к Ленинграду до тех пор, пока считали финнов нейтральным и не замешанным ни в какие агрессивные замыслы против СССР. Но как только финны отказали СССР в его абсолютно логичных и законных просьбах по защите Ленинграда, не мог не возникнуть вопрос, а почему финны это делают? Стало очевидно, что в будущей войне Финляндия нейтральной оставаться не собиралась, в этом случае, естественно, вопрос о финской границе в 32 км от Ленинграда не мог не подняться.
В марте 1939 года Германия полностью оккупировала Чехословакию, и в этих условиях Советский Союза сформулировал окончательные предложения Финляндии: сдать ему в аренду на 30 лет участок земли на мысе Ханко (у входа в Финский залив) и обменять с выгодой финскую территорию Карельского перешейка (до оборонительной «линии Маннергейма») на значительно большую территорию СССР. Причем, именно мыс Ханко оставался главной просьбой, поскольку он был ключом к входу в Финский залив.
Вы можете взглянуть на карту официальных предложений СССР – двойными линиями показано то, что СССР просил у Финляндии, а одинарными – то, что он предлагал взамен.
Финны отказались. Почему отказались от этого сверхвыгодного предложения?
Сегодня, с позиции того СССР, который был создан под руководством большевиков и Сталина, в это трудно поверить, тем не менее, многочисленными документами подтверждается то, что сегодня игнорируется практически всеми историками – финны в ходе войны хотели захватить у СССР всю Карелию и Кольский полуостров.
Правда, они надеялись на военную помощь с Запада (которая в данном случае опоздала из-за уже начавшейся войны в Европе), тем не менее, с началом войны финны в декабре 1939 года сами неделю вели наступление, о чём свидетельствуют оперативные планы финской армии, сохранившихся в Военном архиве Финляндии. И в ходе этой войны Финляндия собиралась установить новую границу с Советским Союзом по «Неве, южному берегу Ладожского озера, Свири, Онежскому озеру и далее к Белому морю и Ледовитому океану (с включением Кольского полуострова)».
При этом площадь Финляндии увеличивалась вдвое, а сухопутная граница с СССР сокращалась более чем вдвое, мало этого, новая граница проходила бы сплошь по глубоким рекам и мореподобным озерам.
Посмотрите еще раз на карту. Финны укрепили «линией Маннергейма» маленький кусочек (около 100 км) границы с СССР на Карельском перешейке – именно в том месте, где по планам и должна была проходить их постоянная граница. А тысяча километров остальной границы? Ее финны почему не укрепляли? Ведь если бы СССР хотел захватить Финляндию, Красная Армия прошла бы туда с востока, из Карелии. «Линия Маннергейма» просто бессмысленна, если Финляндия действительно собиралась обороняться, а не наступать. Но, в свою очередь, при наступательных планах Финляндии строительство оборонительных линий на границе с Карелией становилось бессмысленным – зачем на это тратить деньги, если Карелия отойдет к Финляндии вся, и укрепления надо будет построить, вернее – достроить, на новой границе! На границе, которую финнам предстояло завоевать в 1939 году.
Причём, в те годы свои захватнические планы Финляндии не скрывала. В 1941 году финны напали на СССР теперь уже вместе с немцами. Правительство СССР начало энергично пробовать мирно вывести Финляндию из войны. По просьбе СССР посредниками стали Англия и США. Советский Союз предлагал вернуть Финляндии занятые в зимней войне 1939-1940 года территории и еще пойти на территориальные уступки. А англо-американцы настаивали на этом, угрожая Финляндии войной. Но финны не уступали, и в ответной ноте США 11 ноября 1941 года Финляндия заявила: «Финляндия стремится обезвредить и занять наступательные позиции противника, в том числе лежащие далее границ 1939 года. Было бы настоятельно необходимо для Финляндии и в интересах действенности ее обороны предпринять такие меры уже в 1939 году во время первой фазы войны, если бы только ее силы были для этого достаточны».
В 1944 году уже опытные войска Красной Армии пошли вглубь Финляндии, без больших проблем взломав заново отстроенную «линию Маннергейма». Дело запахло жареным. Карл Маннергейм заключил с СССР перемирие. В ходе мирных переговоров Молотов заставил финнов фактически начать войну с немцами на своей территории и территориально обстругал Финляндию со всех сторон. На болота особенно не зарился, взял что получше. На севере отобрал область Петсамо с ее запасами никеля, Выборгскую область и прочее. Единственно, – вместо 600 млн. долларов контрибуции в пять лет смилостивился на 300 и в шесть лет.
Строго говоря, это уму непостижимо: как могла Финляндия со своими 3,5 миллионами населения иметь планы по захвату территории СССР с его 170 млн.?! Но дело в том, что мы почти всегда допускаем ошибку – мы на события тех дней смотрим сегодняшними глазами. Сегодня мы знаем, чем был Советский Союз, мы знаем, что он почти один на один выдержал натиск всей Европы и победил. Но кто это знал тогда – в 1939 году? И чем в представлениях всего мира была Россия?
Это вопрос. Но этот вопрос мы рассмотрим в следующей серии.
Ю.И. МУХИН
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments