марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

О ПОДГОТОВКЕ КАДРОВ В СССР И РФ

https://mak-50.livejournal.com/2019/10/20/
https://vk.com/rvs.obrazovanie?w=wall-62604527_30197

В связи с «особым мнением» судьи Конституционного суда Арановского о состоянии высшей школы (см. https://vk.com/wall-62604527_30151) активизировалась дискуссия о системе подготовки кадров. Дефицит адекватных специалистов ощущается повсюду: в образовании, в медицине, на производстве, не говоря уже о структурах власти, на которые и смотреть больно.
И это при том, что выпуск системы высшего образования РФ существенно больше, чем во времена СССР. А тогда нынешних проблем с кадрами не было.
Почему так?
Отечественное образование было «школой способностей», в отличие от весьма распространённой на Западе «школы навыков», где выпускника готовят к выполнению конкретных функций. Последнее означает узкую специализацию и необходимость непрерывной переподготовки (по мере изменения этих функций), предполагающей неспособность к самоадаптации.



«Школа способностей» давала базовый фундамент в профессиональной области и обеспечивала возможность углублённого освоения её конкретных разделов и прилегающих областей (см. https://www.youtube.com/watch?v=HTlfYuJDaeg). А бонусом к этому часто была ещё и способность к творчеству.

В советское время недалёкие производственники систематически ругали вузы, что их выпускники не в состоянии сходу выполнять свои обязанности. Но дело в том, что эти претензии (а сегодня они звучат сплошь и рядом), по сути, некорректны. В век непрерывно меняющихся технологий готовить специалистов под конкретные функции как минимум не эффективно (например, за время подготовки может исчезнуть запрос на таких специалистов). И это просто неправильно, если не забывать, что высшая школа формирует и общую культуру народа.

Адекватные руководители всегда понимали это. Вот характерный пример из середины 70-х прошлого века. Два студента мехмата МГУ по объявлению «требуются программисты» обратились к начальнику отдела московского НИИ. Тот, узнав об их желании подзаработать, сказал «добро» и вызвал начальника сектора, которому предназначались новые сотрудники. Этот руководитель сразу спросил, знают ли студенты язык программирования PL-1? Нет? И зачем мне такие?
Ответ старшего начальника был лаконичен: «Это мехмат. Они освоят ваш PL за один день».

Проблема адаптации кадров обычно так и решалась (разумеется, не столь быстро). Выпускники в обязательном порядке получали распределение на работу по специальности сроком на три года. На этот период они были защищены от репрессий по профнепригодности, и за это время (а зачастую — значительно раньше) молодые специалисты становились профессионалами. Таким образом, подготовка кадров высшей квалификации в СССР шла по формуле 5+3 (лет). И эта подготовка была, как правило, успешной, поскольку выпускники в массе своей обладали способностями для развития и роста, заложенными в вузе (и в школе). Университеты и институты не выдавали дипломы полным бездарям, ибо это означало немедленную потерю лица в глазах организаций, куда по распределению попали бы такие «специалисты».

Сегодня всё не так. Распределения и связанного с ним дообучения нет, а бизнес желает получить готового специалиста сразу и задаром.
Не получает, и даже если старается сам «доводить выпускника до ума», успех далеко не гарантирован. Выпускник теперь совсем не тот. Хотя добросовестные вузовские преподаватели по-прежнему стараются следовать традициям «школы способностей», к.п.д. их работы существенно упал. По непрестижным специальностям иногда он просто равен нулю. Вузы массово принимают по ЕГЭ, а затем и выпускают, абсолютно необучаемый контингент. Все с дипломами. Но выполнять профессиональные функции они не могут в принципе. Бизнес здесь понять можно. И бюджетную сферу — тоже.

Причины мы разбирали неоднократно. Это — упомянутый ЕГЭ, приводящий в вузы толпами студентов, не имеющих необходимых знаний и навыков, как следствие — не способных учиться. Болонская система, разрушившая отлаженную модель отечественного образования. Нормативно-подушевое финансирование, которое исключило возможность отчисления бездарей и бездельников. «Новая система оплаты труда» (НСОТ), позволяющая руководству вузов обогащаться за счёт рядовых преподавателей и удешевления учебного процесса. Непрерывно меняющиеся «стандарты», требующие переписывания груды бумаг. Аккредитация на их основе — апофеоз бюрократического маразма. Вузовские преподаватели сегодня много чего "должны и обязаны", но работа со студентами в число этих обязанностей не входит. Никак.

На протяжении многих лет — комплекс разрушительных мер, и ни одного действия во благо.

Запрос бизнеса понятен: он хочет получить специалиста, способного сразу тянуть лямку.
Так, может быть, нам стоит начать выстраивать "школу навыков" под этот запрос?
По нашему мнению — категорически не стоит. В пользу такой позиции есть много принципиальных аргументов.
Однако дискуссия на эту тему не имеет сегодня практического смысла. Ибо действия власти в сфере образования угнетают любую работу, направленную на улучшение качества выпуска. Без разницы: в «школе навыков» или «школе способностей».

Генеральное направление выдерживается строго. В недавнем распоряжении министра Котюкова о «показателях эффективности» вузов (см. https://vk.com/wall-62604527_28445; эти показатели напрямую влияют на финансирование) работа со студентами и учебный процесс даже не упомянуты. «Качество образования» определяется нынче средним баллом ЕГЭ поступивших и долей магистрантов.
Тем самым открыто объявлено, что вузам это «качество» неподвластно, учить можно как угодно, а «эффективным менеджерам» следует сосредоточиться на других показателях.
Чем они уже давно и заняты.

Tags: Кадры, образование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments