марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

"Я закапывал живых людей": исповедь участника банды "черных риелторов"

https://mos-jkh.livejournal.com/2019/10/25/

«Черные риелторы» — как стая ворон, которая слетается на одиноких, не шибко образованных москвичей. От них невозможно отбиться без посторонней помощи: заклюют, разорят гнездо, а останки развеют по ветру.
Как устроен этот страшный клан? Жалеют ли квартирные убийцы своих жертв? Что происходит с теми, кто попытается вырваться из порочного круга?

«МК» удалось побеседовать с одним из обвиняемых по делу банды маклеров, жертвами которых становились жители столицы. Главарь шайки не дожил до суда, а вот его вассал предстал перед служителями Фемиды.

Дело слушается в Конаковском городском суде Тверской области. Банда «черных риелторов» вела преступную деятельность с 2013-го до 2018 года. За все это время следствие установило незаконное отчуждение пяти квартир стоимостью от 4 до 7 миллионов рублей. Общая сумма похищенного имущества — примерно 28 миллионов рублей.


В 2016 году лидер шайки Роман Шугаибов, его жена и их знакомый спец по продаже квартир Олег Герасимов пригласили на «черную работу» Рашида Насирова. План был такой: находить в Москве одиноких пьянчуг, втираться в доверие и уговаривать переписывать свое жилье на заинтересованных лиц. На вырученные от «продажи» деньги жертвам обещались безбедная жизнь и новый дом в Твери.

Всех «обработанных» жертв действительно привозили в Тверь и содержали на съемных квартирах, а потом убивали. За пять лет от рук бандитов погибли семеро мужчин и две женщины. Хоронили жертв на действующем кладбище.

Как стало известно «МК в Твери», некоторых участников банды задержали в Москве еще в 2017 году, но из-за связей Шугаибова им удалось уйти от ответственности. Сейчас следователи ищут «тайного куратора» Шугаибова — ведь на протяжении стольких лет ему удавалось обманывать и убивать безнаказанно.

Палачи и жертвы

Функции в банде разделялись четко. Насиров или иные «наемники» искали нужных людей в Москве, жена Шугаибова отвечала за содержание их на съемных квартирах, давала указания по работе с жертвами и распределяла средства, необходимые на хорошее содержание. Риелтор Герасимов, по версии следствия, работал непосредственно над оформлением квартир в собственность членов ОПГ. Убивали и хоронили жертв Шугаибов и Насиров, а жена Романа следила, чтобы рядом не было посторонних.

Сергея Соболева с дочерью привезли в Тверь и содержали на съемной квартире с апреля 2016 года. Пока преступники потихонечку снимали деньги с карты Сергея и пытались уговорить переоформить жилье, ничего не подозревавшие отец с дочерью «чувствовали себя как дома». Как только члены банды испугались, что пьющая дочь Соболева станет препятствием при оформлении жилья и пойдет в полицию, ей снова дали выпить алкоголя, но уже с ядом, после чего спящую, но живую закопали на кладбище в Конаковском районе. Там же после оформления жилья оказался и ее отец — Шугаибов застрелил его.

Юриста Николая Сальникова Насиров привез в Тверь, следил как и за остальными: ухаживал, поставлял продукты и напитки, даже вылечил зубы… В августе 2016 года юриста уговорили переписать на бандитов квартиру на Славянском бульваре, после чего его также опоили и заживо закопали на территории того же кладбища.

Помощник в оформлении квартиры Сальникова, друг Шугаибова, также был убит. Сначала на его имя была оформлена квартира для соответствующей перепродажи, и мужчина не подозревал о мошенничестве. Как только ему все стало понятно, Шугаибов решил избавиться от него. Мужчине дали выпить «напиток», после чего Шугаибов и Насиров выкинули тело в прорубь под мостом в Рамешковском районе.

Романа Шугаибова, проживавшего в Редкине, задержали в марте 2018 года. Он пытался сбежать, заранее продал имущество и машину, но скрыться не успел и был арестован. Рашид Насиров был задержан в августе того же года. Риелтора Герасимова задержали в октябре 2018 года.

Пока длилось следствие, главарь банды покончил с собой в душевой кабине тверского СИЗО №1. Так что Насирова судят в одиночку. Только его дело состоит из 18 томов.

Рашид родом из Средней Азии, остался жить в Белоруссии после службы в армии. Позже Насиров занялся собственным бизнесом, открыл было кафе на трассе Москва — Санкт-Петербург, недалеко от Твери, но заведение погрязло в долгах и закрылось.

Насиров дал эксклюзивное интервью корреспонденту «МК в Твери» прямо в зале Конаковского городского суда. Выглядел подсудимый подавленно, говорил тихо, отвечал скупо. Смотрел прямо в глаза.

«Меня бы не оставили в живых»

— Что вы делали в Белоруссии?

— Работал. И в Тверь приехал работать.

— И кто вам пришел на помощь?

(Вздыхает. Недолгая пауза.)

— Шугаибов Роман. Я его не знал ранее — знакомые свели, сказали, что хороший, порядочный человек. Деньги и связи, мол, у него есть. Я пытался найти другое помещение для кафе, а Роман говорил, что нужны большие вложения, это невыгодно. И предложил заниматься вот этим… Задачу дали простую — вроде никакого криминала: держать в определенном доме людей и уговаривать их продать свои квартиры. Я содержал людей, которых находили специальные люди Шугаибова в Москве. Когда родственники с ними созванивались, они говорили: «Я здесь, мне хорошо». Я их не закрывал и не удерживал взаперти.

— Как вы делали так, что люди чувствовали себя тут хорошо?

— А в каких они условиях в Москве жили? К одному зашел в квартиру — там грязь, беспорядок. Дочка всю пенсию перевела на себя, он жил один, как нищий. Я с ним поехал в Тверь. Поначалу он мне не доверял: «Обманываешь?» — «Да нет, конечно». Я ему тут зубы лечил…

— Это, как я понимаю, речь идет о юристе Николае Сальникове?

(Пауза.)

— Да.

— Значит, заботились о нем, да? А потом похоронили заживо?..

— Заживо? Да я об этом тогда не знал. Я узнал об этом только от следователей. По факту они (Шугаибов с женой) приезжали, давали что-то выпить, и я думал, что люди умирали. Пульс не проверял.

— О Сергее Соболеве вы тоже не знали?

— Соболева он застрелил же. Дочку — отравил. Дочка сама привезла его в Тверь, хотела развести на деньги — у него их было много. В Твери много пила. Я Шугаибову как-то позвонил и сказал: вот нагадила в квартире, соседи жалуются… Он мне ответил: «Хорошо, я вечером приеду». И приехал поздно вечером, около 12 часов. Она захотела пить, а он ей: «Если хочешь, вот есть с собой бутылка самогонки». Она выпила — и все, отключилась.

— В каких отношениях вы были с жертвами?

— Я с ними был в хороших отношениях, можно даже сказать, в дружеских. Я не такой, как…

(Тихо повторяет, почти про себя: «Я этого не хотел…»)

— Вы добровольно участвовали в убийствах.

— А куда бы я делся… Мне тоже сказали: мол, надо было сразу пойти в полицию. Да я бы сразу на месте там лег, у полиции! У Шугаибова были большие связи везде.

— Чем накачивали жертв?

— Эти таблетки я сам забирал из Москвы. Мне говорили, к какому метро подойти получить лекарство.

— А как все-таки вы убеждали людей передать свое имущество?

— Они сами все подписывали. Просто зачем им Москва, зачем такая жизнь? Например, дочь Сальникова сначала подала его в розыск. Я после этого вернул Сальникова в Москву, а потом выяснилось, что он дочери вообще не нужен. Она даже тело не захотела забирать для похорон.

— Вы хоронили трупы в чужих могилах?

— Нет, конечно. В чужих могилах не хоронили — Шугаибов искал просто места рядом.

— Сколько участников ОПГ вы знали? Какие взаимоотношения были в банде?

— Я знал только Романа и его жену.

— Много ли денег заработали?

— Да ничего не заработал. Мне ничего не дали: сначала было «потерпи, мне надо что-то купить», потом выделяли только средства на содержание людей-жертв. Если бы я знал заранее, то вряд ли бы пошел на такое. А уже на тот момент я никак не мог это прекратить. Я даже в Дагестан сбежал от Шугаибова, прятался — он и туда приехал за мной. У него везде были связи…

— После первого убийства вас кошмары не мучили?

— Конечно, мучили.

— А сейчас?

— Да и сейчас не очень хорошо. Я уже обращался и к дочке Сальникова — ее единственную знаю, разговаривал тогда при отце по телефону. Сейчас я ей сказал: «Не хотел, чтобы так все получилось».

— У вас есть семья?

— Четверо детей. Двое работают на телевидении в Белоруссии. О случившемся не знают: я попросил следователя ничего не говорить. Только старшей дочке все рассказал. Жены нет, разведен. Я один воспитывал детей.

— Жалеете о произошедшем?

— Я раскаиваюсь за содеянное. После первого убийства мне Шугаибов сказал: «Я очищаю страну от таких людей». Что за человек!.. Он собирался бежать, даже машину успел продать. Его задержали в последний момент. И он бы меня не оставил в живых.

https://www.mk.ru/social/2019/10/23/ya-zakapyval-zhivykh-lyudey-ispoved-uchastnika-bandy-chernykh-rieltorov.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment