марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Слёзы по семье убивца

nashenasledie/2019/11/06/
жена и дочери и сыновья
аргументы: "Интересно, что дети фашистских лидеров прекрасно себе жили после войны. К ним претензий не было." "Полюбила не того".
многочисленные другие страдальцы по душегубу, защитники "доброго имени": "В 2007 году в Сидней на саммит АТЭС приезжал президент В.В.Путин, встречался с соотечественниками, поручил разобраться, почему отказываются реабилитировать атамана Семёнова. Разобрались, пересмотрели и сообщили, что приговор остается в силе. Обращались и к председателю Совета Федерации С.М. Миронову, когда и он был с визитом в Сиднее и тоже встречался с соотечественниками, обращались и в Верховный Суд РФ к председателю В.М.Лебедеву и всё тот же ответ: приговор остается в силе. Истинный патриот России атаман Семёнов, оставшийся верен до последнего дня своей жизни присяге, которую он дал Вере, Царю и Отечеству, остается по сегодняшний день в глазах власть имущих в современной России врагом народа. И его «преступления по соответствующим статьям УК РСФСР квалифицированы правильно, и оснований для реабилитации Семёнова нет» (судья Верховного Суда РФ И.В.Крупнов, 5.5.2008)."


Г. М. Семёнов
Родился 13(25 сентября) 1890, в посёлке Куранжа Дурулгиевской станицы Забайкальской области. Арестован в Дайрене в августе 1945 г. По приговору Военной коллегии Верховного суда СССР Семёнов Г. М. казнен через повешение 30 августа 1946 года.


Такие, как Семенов, зверствами внушали ненависть народа к белым и отвращали даже своих соратников.
Возглавив белое движение в Забайкалье, Семенов создал там свое «удельное княжество», где он фактически никому и ничему не подчинялся (хотя формально и признал власть Верховного Правителя России А. В. Колчака). Когда было нужно, он грабил поезда на Сибирской магистрали (в том числе предназначенные для других белых армий), а деньги делил с окружением. Он лично принимал любые решения и законы. Основной задачей семеновцев были: 1) охрана железной дороги, по которой шли военные грузы для Колчака; 2) борьба с красными партизанами в крае. Этим до конца войны Семенов и занимался. Впрочем, не так уж и успешно: ему всегда нужна была японская поддержка, так как жестокость семеновцев постоянно порождала новых врагов, толкая народ на сторону большевиков.
Когда Семенов, будучи уже в эмиграции, прибыл в США, газеты запестрели заголовками вроде «Приехал мясник». Хотя сам атаман решительно протестовал против этой газетной «травли», но факты свидетельствуют не в его пользу. Свою репутацию Семенов действительно заслужил. Сами белые признавали, что руки атамана были по локоть в крови. Барон А. П. Будберг, управлявший военным министерством при Колчаке, писал в дневнике: «творимые у Семенова безобразия не поддаются никакому описанию; за две недели застрелилось семь офицеров; расстрелы идут сотнями, и начальники состязаются в числе расстрелянных; про порку и говорить нечего, это обычное занятие». Иначе, как «дегенератами» и «белыми большевиками», Будберг семеновцев не называл.

Уже в декабре 1917 г. Семенов приступил к террору. Одной из первых жертв стал комиссар Совета по охране г. Харбина по фамилии Аркус. 8 декабря он был арестован и избит, а через неделю расстрелян. После этого у трупа вспороли живот, а тело облили керосином и сожгли. А два дня спустя в еще большевистскую Читу Семенов отправил целый вагон с мертвыми членами местного совета — учителями, рабочими и людьми иных профессий, повешенными и изуродованными.

Когда Семенов взял Читу, началась чистка города от просоветских деятелей, в том числе от интеллигенции, учителей. Взятых по доносам расстреливали после пыток прямо в штабе О. М. О. По данным историка П. Флеминга, только под Читой семеновцы убили не менее 348 человек. А в бурятском городке Кяхта они организовали тюрьму, в которой сотнями расстреливали и мучили всех политически неблагонадежных (погибло не менее 1,5 тыс). Когда в тюрьму пришли красные, то обнаружили там 200 тел, смерзшихся в единый ледяной комок (людей заживо замораживали).
На станции Андрияновка семеновцы расстреляли 3 тыс. пленных красноармейцев. Присутствовавший при этом американский полковник Морроу писал: «Пленники, наполнявшие целые вагоны, выгружались, затем их вели к большим ямам и расстреливали из пулеметов… Апогеем казней было убийство за один день пленных, содержавшихся в 53 вагонах, всего более 1600 человек». Казнили часто с большой жестокостью: изрубали шашками, вешали.

В ходе карательных операций особенно свирепствовали такие командиры Семенова как Унгерн и Тирбах: не задумываясь и даже с удовольствием расстреливали и резали стариков, старух, женщин и детей в деревнях, считавшихся «большевизированными» (то есть таких, в которых мужчины ушли в партизаны или просто отказались стать белыми). Такие станицы жгли, а в ряде случаев сжигали и людей; дома грабили, женщин насиловали, на допросах людей били розгами и шомполами.
полностью здесь

В эмиграции геополитические амбиции не оставляют атамана Г.М. Семенова. В первом томе 25-томного уголовного дела атамана Г.М. Семенова, находящегося на хранении в Центральном архиве ФСБ РФ, помещен протокол допроса No 1 от 26 августа 1945 г., осуществленный в Мукдене в районе действия 6-й танковой армии, в котором раскрывается суть деятельности забайкальского атамана в эмиграции.
«Семенов становился почетным главой белой эмиграции в Маньчжурии»[8]. О значении этого шага говорит тот факт, что до создания БРЭМ в Маньчжурии имелось более 50 эмигрантских организаций, не имевших центрального руководства. Бюро состояло из 5 отделов: печати и просвещения, военной подготовки, разведки и контрразведки, снабжения и благотворительности. Причем во главе 1-го отдела стоял генеральный секретарь Русского фашистского союза (РФС) К.В. Родзаевский, а разведку и контрразведку возглавлял член бюро РФС М.А. Матковский[9]. Тем самым прослеживается прямая связь забайкальского атамана с фашистской организацией. При каждом отделе находился японский советник. Общее руководство советниками возлагалось на Окачи – секретаря начальника ЯВМ в Харбине генерала Акикуса. Из протокола допроса Г. Семенова от 27 октября 1945 г. явствует, что на курсах БРЭМ осуществлялось изучение терминологии, принятой в СССР, саперное дело, проводились тренировки по организации взрывов мостов и сбору военных сведений, отрабатывались навыки владения холодным и огнестрельным оружием. В этом же протоколе говорится о создании курсов разведчиков при редакции фашистского журнала «Нация», где с 1934 по 1938 г. прошли подготовку 200 эмигрантов, заброшенных затем в СССР. Из этих материалов видно, что Г.М. Семенов контролировал всю деятельность русской эмиграции, направленную против России.

Особого внимания заслуживают публикации Г.М. Семенова в многочисленной эмигрантской печати, которые вызывают откровенное отвращение. Он поздравляет Адольфа Гитлера с днем рождения, с его победами над европейскими странами, желает успехов на Восточном фронте в борьбе с большевизмом. Для него становится личной трагедией провал блицкрига под Москвой, поражение под Сталинградом. В этих статьях просто не узнаешь героя Первой мировой войны, храбреца и рубаху-парня. В них сквозит какое-то заискивание и унижение. Еще тяжелее читать его докладные записки в адрес руководства ЯВМ, в которых «герой» выступает как заурядный осведомитель.
полностью здесь

Свастика над Харбином.: Создание фашистских организаций в среде русской эмиграции — позорнейшая страница в истории. К счастью, русским фашистам не удалось сотворить кровавых злодеяний по примеру тех, что творили их единомышленники в Европе. Не потому, что они к этому не стремились — просто им не дали такой возможности. В 1990-х годах знамена русского фашизма 1930-х годов попытались вытащить с исторической помойки и отмыть. Некоторые продолжают заниматься этим до сих пор. Но, как гласит пословица, черного кобеля не отмоешь добела.
____________________________


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments