марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Гитара и люди.

https://cont.ws/@douglas/1531186

Ехидный Douglas

Уважаемые, кто-то из вас посетовал, что я напрасно отказался писать большие статьи.

Выполняю вашу просьбу. Ещё одна большая статья - перед вами.

Можете смело заваривать утренний кофий. Чтения будет много. Надеюсь, что не очень скучного.

Видеоматериалы в этой теме я настоятельно предлагаю досмотреть до самого конца, тем более, что они совсем не занудные, а даже наоборот.

Ну а тем, кто любит что-нибудь покороче, как обычно рекомендую пройти мимо в другие темы, тем более, что мастеров пера здесь очень много.

Приятного чтения!

Ю. Визбор. Письмо. Памяти Владимира Высоцкого


https://youtu.be/ZfQslFjbSqs

А впрочем, бесконечны наветы и вранье,
И те, кому не выдал бог таланта,
Лишь в этом утверждают присутствие свое:
Пытаясь обкусать ступни гигантам.

Итак, поговорим-ка мы с вами о жизни и о некоторых людях. И ещё кое о чём. Ниже будет ясно, о чём именно.

Был (и остался навеки!) в нашей жизни человек, представлять которого никому не нужно, - Владимир Семёнович Высоцкий.

Есть такое слово, которым люди, лишённые даже намёка на талант, любят награждать друг друга - "гений".

Придумал старик Пафнутич штуковину из ражавой бочки с мотором и велосипедной цепью, назвал её вечным двигателем. И нарекли Пафнутича гениальным самоучкой.

Сочинила Матрёна непотребные частушки про супружника-охальника - назвали гениальным самобытным автором.

И уже неважно, что бочка неподвижно ржавеет в огороде, а частушки давно никто не поёт за ненадобностью. Важно, что слово осталось - гениальные люди. Не талантливые, не заметные, не даже выдающиеся (что уже перебор, вообще-то). А именно гениальные!

Есть у нас блестящая народная поговорка, глубочайшая по смыслу и непереводимая на другие языки именно из-за этого её смысла:

"Простота хуже воровства".

Вот этой поговорке и посвятим наш текст.

Уже не помню, когда я впервые прочитал "Гамлет" Шекспира. Очень давно это было. Скажу честно - я не понял больше половины. Поэтому возвращался к нему в течение всей жизни, перечитывая заново, всякий раз, как в первый раз. И снова и снова обнаруживал там то, что не видел или не замечал раньше.

Но хорошо помню свою мысль, которая мне сразу же пришла в голову, когда я, в юности, впервые одолел эту пьесу:

- Блин! Как это сделано??? Как обычный смертный человек мог написать ТАКОЕ???

И до сих пор я не могу этого понять.

Мировая драматургия знает десятки, сотни величйших имён, от А. Островского, А. Чехова, А. Арбузова и А. Володина до Б. Брехта, Г. Ибсена, Ю. О'Нила и Т. Уильямса, и нет им числа.

Однако, равного Шекспиру на Земле нет никого уже более 400 лет. Даже близко подойти к нему по уровню литературного мастерства и философской глубины не смог никто.

Не скрою, мне было приятно услышать, как очень хороший писатель, умница и замечательный человек Юрий Поляков в одном из интервью высказался, хотя и более развёрнуто, но практически буквально теми же словами, что и я сам десятилетия назад. Говоря о литературе, Юрий Михайлович сказал так:

- Есть вещи, которые я понимаю, понимаю, как они сделаны и знаю, что могу сделать лучше.

Есть вещи, которые я понимаю, как сделаны, но при этом понимаю, что лучше сделать я не смогу.

И есть вещи, которые я не понимаю, не представляю, как можно было их сделать.

Фактически, Ю. Поляков дал определение гениальности автора. Потому что ко всем, без исключения, гениям во всех отраслях знания, это определение подходит полностью.

Понять, как можно было написать Мону Лизу или высечь из мрамора Давида, написать "Гамлета", "Женитьбу Фигаро" или "Евгения Онегина", нельзя.

Да и сами их творцы - Леонардо, Микеланджело, Шекспир, Моцарт или Пушкин - не понимали! И объяснить не смогли бы. Они просто делали своё дело.

Обычный смертный, каковых большинство, понимает это и принимает с благодарностью. И если вы спросите об этом Юрия Михайловича Полякова, то он скажет, не задумываясь:

Эти люди - ГЕНИИ! Слава Богу, что они были на Земле! Они - вечный и недосягаемый ориентир для всех нас.

Но проблема тут в том, что Юрий Поляков - человек умный, честный и порядочный. Таковых, к величайшему сожалению, меньшинство.

Огромное число людей, решивших увековечить себя в литературе, науке, живописи или музыке, ничтоже сумяшеся, решили "заткнуть гениев за пояс".

Перечислять их тут не имеет смысла, их миллионы!

Некоторая их часть, убедившись в ничтожности своих усилий, бросила свои попытки и смирилась с неизбежным: Шекспир, Моцарт, Чайковский, Мусоргский - недосягаемы!

Сравняться с ними - напрасный труд. Не надо об этом мечтать и тратить на это жизнь.

Но большинство, столкнувшись с собственной бездарностью, как с железобетонной стеной, вместо признания самому себе в своей несостоятельности, затаили на гениев лютую, непримиримую злобу. Эта злоба иначе называется чёрной завистью.

Вернёмся к Владимиру Высоцкому.

Если вы возьмёте его тексты, напечатанные на бумаге, то с удивлением обнаружите, что почти все они в чисто литературном смысле очень просты, иногда до примитивности. В них нет ничего особенного.

Если вы разберёте его аккорды, то убедитесь, что они предельно просты и что их всего несколько штук. Высоцкий - не гитарист. Не только не виртуоз, но даже не профессионал. Взять эти аккорды на гитаре сможет без особенного труда любой мальчишка.

Более того, любой, кто умеет играть на гитаре на уровне любителя и обладает самым средним слухом, сможет спеть песни Высоцкого.

Эта обманчивая простота песен "Семёныча" разрушила за последние десятилетия не одну сотню судеб начинающих авторов-исполнителей.

Потому что ни сочинить нечто, равное Высоцкому, ни даже спеть его собственные песни так, как он, не получилось ни у кого. И не получится никогда.

Все знают тексты его песен, все знают его аккорды. В них нет ничего особенного. Но соединить их вместе так, как у него, невозможно. Хоть убейся об стену!

Как он ЭТО делал - до сих пор загадка. Такая же, как творчество любого гения. Высоцкий был ГЕНИЕМ. Точно таким же, как любой другой гений в истории человечества.

И как любой другой гений, был и до сих пор остаётся объектом лютой ненависти, чёрной, всепожирающей зависти бездарностей всех возрастов.

Имя Высоцкого знают все, хотя он умер уже 40 лет назад. Имя Станислава Куняева знают совсем немногие, а между тем, этот человек, до сих пор живущий среди нас в возрасте 87 лет, был самым известным и непримиримым врагом великого актёра, поэта и певца.


Куняев тоже был литератором, он тоже писал стихи. Сразу скажем, что он не был вопиющей бездарностью, как многие. Его стихи не лишены таланта. Более того, в чисто техническом смысле многие из них совершенее стихов Высоцкого, хотя большим поэтом назвать его, конечно, нельзя. Он был неизмеримо слабее всех поэтов своего времени, не говоря о признаных мастерах, таких, как Е . Евтушенко, Б. Окуджава, А. Вознесенский, В. Соснора и многих других.

Но Станислав Куняев мечтал о своём месте в Русской литературе. Он мнил себя одним из великих. Признаться самому себе в том, что он совсем не велик, а, напротив, мал, до ничтожности, он не мог. Поэтому пошёл по жизни к славе и признанию другим путём - ниспровержением ненавистных кумиров эпохи.

Именно ему принадлежит первенство в использовании еврейских корней В.С. Высоцкого в качестве аргумента в критике его творчества.

Грязь, которую лил на Высоцкого литератор Куняев, не хочется здесь приводить, она потрясает своей низостью. Приведём лишь наиболее "приличные" примеры его писанины:

«Пустое дело горевать, что мещанствующие снобы прибрали к рукам наследие шансонье. Напрасный труд отрывать Высоцкого от моды, которую он сам создал, на которую работал »... «Иначе не сочинял бы он громадное количество по-фельетонному броских и грубых текстов, в которых жизнь изображена чём-то вроде гибрида забегаловки с зоопарком »... «Лирический герой многих песен Высоцкого — как правило, примитивный человек, полуспившийся Ваня, приблатнённый Сережа, дефективная Нина и так далее »... «Хорошо душе торгаша — это его мир, его друзья, его клиенты, его лексика »...

Ложь этих и многих других"перлов" куняевской мысли потрясает своей бессовестностью. Ведь в это же самое время песнями Высоцкого заслушивались в Союзе все, от членов Политбюро и до академиков, от инженеров и рабочих до бичей и рыночных торговцев. Он был всенародным кумиром, и Куняев это знал.

Интересно здесь и то, что сам С. Куняев, объявивший себя "истинно русским защитником родной русской культуры" и с этих позиций прозрачно намекавший на "еврейство" Высоцкого, тем не менее, не смел открывать рот на таких поэтов чисто еврейского происхождения, как А. Кушнер, Д. Сaмойлов, Ю. Левитанский или И. Бродский.

Причина в том, что эти авторы уже были признаны, если можно так сказать, "на академическом уровне". Их литературное мастерство, техника и владение стихотворной формой, как и вклад в сокровищницу Русской Советской поэзии был неоспорим. Тягаться с ними поэт Куняев не мог.

А "лёгкие и простые" с виду тексты Высоцкого, как-будто идущие в разрез с литературными традициями, показались ему удобной мишенью для атаки.

Атака Станислава Куняева на Владимира Высоцкого закончилась закономерно плохо для самого атакующего. В разгар бодания "телёнка с дубом", в общественном иннформационном пространстве возникло двустишие, приклеившееся к бедному защитнику русской литературы, как репей к собачьему хвосту:

Вчера читал Куняева.

Мне нравится хуйня его.

Молва приписывает эти строчки цинику и матерщиннику И. Губерману, но авторство тут уже не важно. Важно, что с этими словами С. Куняев исчез с медийного горизонта, чем очень порадовал 99% населения Советского Союза.

Мне не повезло, Владимира Высоцкого я лично не знал и видел только один раз в жизни, да и то со спины, правда близко. Это было в 1979 году, в Ленинградском Дворце Культуры Первой Пятилетки, на ул, Декабристов, ныне благополучно разрушенном, как и многое другое, что осталось от тех времён.

Но зато я хорошо знал его близкого друга и организатора его концертов, администратора театра на Таганке Валерия Янкловича.

Вот он, на снимке, сделанном во время съёмок знаменитого сериала "Место встречи изменить нельзя".

Много лет мы были на "ты", несмотря на большую разницу в возрасте. Он был ровесником Высоцкого и, соответственно, очень сильно старше меня. И однажды, в узком кругу, уже годы спустя после смерти Высоцкого, я спросил его:

- Валера, ты хорошо его знал. Лучше многих. Каким он был человеком? По жизни!

И ответ его был таким:

- Знаешь, он был самым порядочным человеком изо всех, кого я встречал в театре за все годы. А я знал очень многих. Высоцкий был уникальным человеком во всех смыслах, и как актёр, и как певец, и как человек. Поэтому его так любила вся страна.

И эта безусловная порядочность Владимира Высоцкого в сочетании с его колоссальным творческим дарованием, была, как представляется, ещё одним раздражающим фактором для его недругов и завистников, включая С. Куняева, которые на его фоне чувствовали свою ущербность особено остро и ещё более негодовали.

То, что поэта С. Куняева буквально поедом ела гнусная "жаба", - вовсе не авторские выдумки. Цитаты Куняева, приведённые выше, были взяты мной из статьи известного и очень талантливого писателя тех времён Анатолия Гладилина, которая так и называлась: "Крик завистника". Найти её в Интернете совсем несложно.

Вероятно, вы, читатель, уже задали себе вопрос, зачем так пространно и так подробно автор остановился на этом давно забытом эпизоде борьбы Куняева с гениальным русским советским исполнителем своих песен?

Минуточку! Скоро узнаете, обещаю.

А пока - ещё один расказ.

Зависть - вовсе не наше исключительное национальное качество, хотя, чего греха таить, завидовать мы умеем.

Завидуют все. Всегда и везде.

От звериной зависти к Шекспиру придумали его "гомосексуальность", придумали, что он был женщиной, а не мужчиной, что он не писал всего этого, а писал кто-то другой и даже вдвоём или втроём.

То же сочиняли про Александра Дюма, Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Никколо Паганини и про всех иных, чей гений не давал покоя серости и убожеству.

А совсем недавно, всего пару месяцев назад, я оказался участником одного разговора, который запомню на всю оставшуюся жизнь.

Мы собрались компанией из нескольких человек отметить день рождения одного из нас. Наша старинная знакомая пришла на посиделки со своей дочерью и её женихом - симпатичным парнем лет 32-35, довольно приятным с виду. Мы заняли места за столом, выпили, закусили, снова выпили, после чего все заговорили, при этом, как всегда бывает в таких случаях, - каждый о своём.

Справа от меня, там, где сидели наши молодые гости, зашёл разговор о музыке, о роке и рэпе, о великих мастерах прошлого и настоящего, и зазвучали имена Дэвида Гилмура, Эрика Клаптона, Марка Нопфлера, Джимми Пейджа и других легенд прошлого и настоящего. Застрельщиком разговора оказался молодой человек, будущий зять нашей однокурсницы. Я с интересом прислушивался к беседе, пока он, заметив моё внимание не обратился ко мне с вопросом:

- А ваше мнение каково? Вы наверняка многих знаете, они же были звёздами во времена вашей молодости.

_ Знаете, - сказал я, - я человек традиционных вкусов. Мне безусловно очень нравится Гилмур и вообще весь Пинк Флойд, он не может не нравиться, как и Хендрикс, и Клаптон и многие другие.

Но когда речь заходит о гитаре, я всегда называю только одно имя - Франсиско Густаво Санчеc Гомес, он же - Пако де Лусия. Никого лучше я не знаю, не слышал и наверное, уже не услышу.

И вдруг началось! Моего молодого собеседника как-будто спустили с цепи! Он бyквально взорвался и засыпал меня упрёками.

- Этот ваш Пако, во-первых, играл только народную испанскую музыку, которая мало кому интересна, во-вторых, ничего особенного он не показал, все его вещи однотипны, в-третьих, он испанец, в Испании все играют на гитаре с детства и что если он (мой собеседник) родился бы в Испании и учился там игре на гитаре, то играл бы ничуть не хуже.

И что вообще у нас есть гитаристы аналогичного уровня, а то и выше, например, Валерий Дидюля или Виктор Зинчук.

Я осторожно пытался возражать в том смысле, что да, в Испании очень много первоклассных гитаристов, но только одному за всю историю поставили памятник при жизни и назвали национальным достоянием,

что пассажи, которые играл Пако, до сих пор недоступны никому из ныне живущих, что он вызвал в мире такой интерес к испанской культуре, какой однажды вызвал Пеле, когда написал книгу о своей жизни и заставил этим миллионы мальчишек в Бразилии пойти в школу, чтобы прочитать её.

Ничего не помогало. Наоборот, чем больше я пытался объяснить, тем больше распалялся мой спорщик. Не знаю, чем закончился бы наш разговор, если бы его предполагаемая тёща - моя старинная приятельница - не улучила минутку и не шепнула мне на ухо:

- Оставь его! Ты не представляшь себе, что мы все пережили с ним и с этим Пако де Лусия! Он же с ума сошёл, когда первый раз его услышал! Все годы стремился сыграть что-то похожее. Десяток гитар извёл! Потом плюнул, всё бросил и озлобился на весь мир.

Не дразни его, а то он не остановится!

- Слушай! - сказал я изумлённо, - но ведь это же безумие! Играть, как Пако де Лусия нельзя. Он гений! Как Паганини, как Рихтер, как не знаю, кто! Зачем он пытался? Неужели он не понимает? Это же невозможно!

- Не понимает! И объяснить нельзя! Самое интересное, что во всех других отношениях он абсолютно нормальный парень! Хороший, добрый, умный! Но как только заходит речь об этом Пако, будь он неладен, он прямо с ума сходит. Прошу тебя, смени тему!

И я закончил наш разговор к явному неудовольствию юноши, который ещё несколько минут пытался доказать мне, как глубоко я неправ.

Учитывая, что Высоцкого знают все, а Пако де Лусия, наверное, не все из вас, предлагаю вам две композиции в его исполнении.

Первая - классическая, широко известная бразильская мелодия Тико Тико (Tico Tico no Fubá), написанная сто лет назад композитором Зекинья де Абреу.

Пако де Лусия здесь 18 или 19 лет.


https://youtu.be/k6Nw0Hm_wTM

Вторая - Herencia (Наследство), написанная самим Пако де Лусия примерно десять лет спустя. К сожалению, видеозаписи самого Мастера, играющего эту вещь, не сохранилось. Пако де Лусия играет "за кадром".

По словам професионалов гитары во всём мире, повторить эту 5-минутную композицию хоть сколько-нибудь успешно до сих пор не смог никто.


https://youtu.be/CJ07Rn8JVf8

Его похороны в Испании в 2014 году стали национальным трауром, затмив собой все события прошлого и настоящего.




И до необычайности напомнили похороны Владимира Семёновича Высоцкого в далёком 1980-м году, когда вся Москва, бросив все дела, собралась у театра на Таганке.




И так же, как в Испании 34 года спустя, путь от театра и до кладбища был усеян цветами. И простой дощатый гроб был мокрым от слёз.

О человеческих качествах Пако лучше всего говорит вот эта запись, которая вошла во все, без исключения, анналы и архивы, как абсолютный образец непревзойдённого мастерства на грани безумия.

Играют три музыканта, ставшие иконами виртуозной игры на гитаре: Пако де Лусия, Ал Димеола и Джон Макглафлин. Это концерт в США, в Сан-Франциско, в 1996 году.

Интересно здесь то, что эта композиция самого Пако де Лусия, и в интернете можно найти несколько записей, где он сам играет эту вещь. Она называется по-разному: румба, фламенко румба или иначе, но здесь он решил сыграть её втроём, уступив соло своему другу и ученику Ал Димеоле. Никакие лавры ему не нужны.

По тому, как благодарно смотрит на учителя сам Димеола, можно понять, что он думает о своём великом наставнике и партнёре по этому выступлению.

Интересно здесь то, что говорит один из комментариев к этой записи, оставленный безвестным американским гитаристом на ЮТЮБе:

This is one of those videos that should have a warning sign in the beginning for guitarists. Something like "Warning. This video will absolutely DEMOLISH any hopes you ever had of being a good guitarist. Watch at your own risk".

Это из тех видео, которые должны иметь в самом начале предупреждающий знак:

Внимание! Это видео полностью уничтожит ваши надежды на то, что вы хороший гитарист! Поэтому лучше не рискуйте!


https://youtu.be/ADwfyxpriAM

Пако де Лусия нет уже 5 лет. Все, до единого, величайшие гитаристы мира до сих пор, как в трансе, повторяют одну и ту же фразу:

- Я всё понимаю!

ЧТО играл Пако де Лусия, ЧТО он делал, КАКИЕ аккорды брал и КАКИМИ приёмами пользовался.

Я только не понимаю, КАК!

---------------------------------------------------

Пришло время для главного разговора.

Наш народ труден на подъём. Мы долго запрягаем. Иногда - очень долго. Заставить нашего мужика взяться за вилы - задача аховая. "Один в поле не воин" - это наше выстраданное, выношенное в веках. Мы будем терпеть до последнего, до того момента, когда стены и крыша начнут рушиться у нас над головой. Да и то - оглядимся вокруг и подумаем: а пора уже, или ещё нет?

"В драке не выручат, в войне победят" - это тоже про нас.

Мы очень трудно поднимаемся. Мучительно долго и трудно! Даже тогда, когда есть телевизор, телефон и интернет. Даже тогда, когда есть историческая память, когда есть перед глазами примеры совсем другой жизни в недавнем прошлом и совсем других людей: Сталина, Гагарина, Жукова, Королёва, Высоцкого...

Нас не заставят встать в полный рост никакие лишения, никакие воззвания в сети и никакие выступления с трибуны. Мы будем ждать. До последнего.

В 1917 году не было телевидения, интернета и сотовых телефонов. Не было перед глазами примеров, достойных подражания. Не было даже начального образования! Ничего не было! Кроме миллионов неграмотных, униженных, нищих, забитых, и забытых властью людей в обносках и рванье.

Ничего не было, кроме Ленина.

И народ ВСТАЛ!

Я понимаю, что делал Ленин. Я знаю, какими методами он пользовался, что говорил и о чём писал, я понимаю, к чему он призывал. И понимаю, зачем.

Я не понимаю - КАК он это сделал!

Я знаю, как выглядела Россия в 1918 году. Вот так:

Не было ни государства, ни страны. Вообще ничего не было.

А всё остальное - Антанта, Каледин, Юденич, Корнилов, Колчак, Деникин, Врангель, Краснов, Семёнов, Махно, Петлюра, Савинков, Кропоткин, англичане в Архангельске и Мурманске, американцы, австралийцы и канадцы во Владивостоке и в Сибири, немцы в Киеве, французы в Севастополе и Одессе, японцы на Дальнем востоке. И миллионы долларов и фунтов в поддержку Белых. И всемирная пропагандистская кампания против большевиков. И ещё бунт левых эсеров в тылу, и террор. И саботаж.

Заглохшие заводы и элеваторы. Запустение. Нищета. Голод. Мороз. И полено дров, как билет в Большой театр. Помните фильм "Офицеры"? Он не врал.

А спустя всего 4 (ЧЕТЫРЕ) года, в 1922-м, это стало выглядеть вот так:

И я не понимаю, КАК Ленин всё это сделал? Я понимаю это тем меньше, чем больше думаю об этом. И медленно прихожу к выводу, что это нельзя понять.

Но, кажется, я понимаю, КАК смог президент России обвинить Ленина. И почему он это сказал, я тоже, кажется, понимаю.

Как не понять моего недавнего музыкального оппонента?

Как не понять Станислава Куняева?

Это нетрудно. Как начать писать стихи. Как взять гитару в руки. Как сесть в кабинет Ленина.

И тут же понять, что ты не Владимир Высоцкий. Не Пако де Лусия. Не Ленин. И уже никогда им не будешь. Хоть убейся об стену! Хоть ныряй на дно Байкала! Хоть садись в кабину истребителя!

Ничего не будет! Кроме разбитых черепков.

Потому что - не дано!

Понять легко.

Простить невозможно, вот в чём дело.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment