марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Зорге

http://www.ymuhin.ru/node/2063/k-140-letiyu-so-dnya-rozhdeniya-stalina/2019/12/22/

Не вижу смысла славить Сталина даже к юбилею – кто о Сталине знает хоть немного правды, тому это не требуется, а дебилам – не поможет. Просто рассмотрю одну тему, являющуюся ключевой в антисталинской пропаганде – поднял или не поднял Сталин войска по тревоге 22 июня 1941 года?
И начну с пресловутого Рихарда Зорге.
20 ноября 2019 года, без какой-либо связи с юбилеями, а просто, как выдающееся государственное событие, прошло сообщение: «СВР передала Минобороны настенную карту Юго-Восточной Азии, которая была привезена Рихардом Зорге в Японию в сентябре 1933 г. И размещалась в его рабочем кабинете. Вплоть до своего ареста, 18 октября 1941 г., Рихард Зорге постоянно пользовался этой картой в своей повседневной работе, в том числе при составлении донесений в Москву». Причём, эта карта передана не просто «СВР», а лично директор Службы внешней разведки Нарышкин её передал, и не просто «Минобороны», а самому Шойгу, в присутствии знамён, почётного караула и оркестра. Это же вам не хухры-мухры, а карта, которую в своих руках держал сам Зорге!

Учитывая наличие в наших святцах такого героического генерала, как Карбышева, разумеется, следовало ожидать и наличие какого-нибудь подобного выдающегося разведчика. Что говорить о Шойгу с Нарышкиным, если вот даже тупо-развлекательный портал потеснил кошечек и, проигнорировав Октябрьскую революцию, сообщил, что:
«Ровно 75 лет назад, 7 ноября 1944 года, в Японии был казнен советский агент Рихард Зорге, который также известен под оперативным псевдонимом Рамзай. Советский Союз на протяжении почти 20 лет отказывался признавать его своим разведчиком. И только в 1964 году ему присвоили звание Героя Советского Союза.
Рихард Зорге родился 4 октября 1895 года в поселке Сабунчи Бакинской губернии. Его отец был немцем, занимавшимся нефтедобычей в компании Нобеля, мать была русской. Через три года после рождения будущего разведчика семья Зорге переезжает в Германию. В 19 лет, в 1914 году, не закончив реального училища, Рихард уходит добровольцем в немецкую армию. Воюет на западном фронте в составе полевой артиллерии. В 1917 году получает серьезное ранение, и в начале 1918 года его по состоянию здоровья увольняют в запас. Во время лечения в госпитале Рихард Зорге сближается с левыми социалистами. А в 1924 он получает советское гражданство и переезжает в Москву. Поначалу он работает в Коминтерне, а через пять лет, с ноября 1929 года – в Разведуправлении РККА. В 1930 году его направляют в Шанхай, а с 1933 года он уже работает в Японии.
В Страну восходящего солнца Рихард Зорге прибыл в качестве корреспондента влиятельных немецких газет. В 1941 году он получает секретную информацию, в правдивости которой был «уверен на 95%». Речь идет о нападении нацистской Германии на Советский Союз. …Сталин Рихарду не верил и, мягко говоря, его недолюбливал (как, впрочем, и всю разведку). Рихард Зорге несколько раз сдвигал даты нападения Гитлера, а Сталин, не веривший в такое вероломное нарушение пакта о ненападении Германией, называл японского агента то дезинформатором, то паникером. И с легкой руки товарища Сталина, партийные деятели помельче стали считать Рихарда Зорге если не предателем, то двойным агентом.
Спустя 5 месяцев после начала войны, 18 октября 1941, года Рихарда Зорге арестовала японская полиция. Его обвинили как агента Коминтерна. Задержали и агентуру. При обысках были найдены документы, подтверждающие шпионскую деятельность группы. А радист Рихарда Зорге на допросе выдал все шифры – японцы смогли прочесть донесения. Следствие по группе Рамзая поначалу вели чиновники тайной полиции Японии, затем дело передали прокуратуре. 16 мая 1942 года Рихарду Зорге и шести его соратникам было предъявлено официальное обвинение. Судебные заседания начались 31 мая 1943 года. Дело каждого участника группы рассматривалось отдельно тремя судьями.
О Рихарде Зорге долгие годы не вспоминали в СССР. О нем заговорили только после фильма «Кто вы, доктор Зорге?», снятого французским режиссером Ивом Чампи. Эта кинолента поразила Никиту Хрущева и была разрешена к показу в СССР. Собственно, можно не сомневаться, что Никиту Сергеевича прельстила не только сила искусства, но и возможность в очередной раз ударить по авторитету товарища Сталина.
А 5 ноября 1964 года награда все же нашла своего героя. Зорге посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.
К слову, разведчика не забыли и в Японии. Об этом позаботилась его гражданская жена Исия Ханако, с которой разведчик жил последние годы. Благодаря Исии тело Рихарда Зорге перенесли с тюремного кладбища на токийское кладбище «Тама»».
Само собой, что в учебнике для 9-го класса российских школ «Новейшая история зарубежных стран 1914–1997 г.г.» без сомнений рассказывается: «С начала 1941 г. Сталин все чаще получал сообщения о концентрации немецких войск вдоль новой советской границы. Советский разведчик Рихард Зорге 15 мая 1941 г. указал в донесении из Токио точную дату начала немецкого наступления – 22 июня. Однако Сталин видел в этой информации козни англичан, желавших столкнуть Германию с СССР».
Понятное дело, что и европейские «историки» не могут забыть такого выдающегося героя, и в 3-я серии разобранного мною ранее французского сериала «Апокалипсис. Вторая мировая война», изготовленного в 2009 году, сообщается: «Тем временем данные разведки указывают на то, что Гитлер планирует вторжение в Советский Союз. Но Сталин игнорирует эти донесения. Точно так же он не обращает внимание на последние сообщения, отправленные Рихардом Зорге, советским агентом в Токио. В документе, датированным 30 мая 1941 года звучит предупреждение о нападении немцев».
Ну, что же, выдающийся, так выдающийся.
Реальные заслуги
Но давайте начнём с того, что Зорге был наш разведчик в Японии, и наибольшую ценность представляла информация от него о намерениях японцев, а не немцев. Мало этого, до его ареста, в Москве не знали, что он двойной шпион и работает и на Гитлера тоже. Только когда Зорге в Японии арестовали, в Москве стала понятна его сущность.
Дело в том, что советские разведчики не имели права признаваться, что они советские. Им при аресте помогали, но негласно, – через нейтральные, созданные специально для этого организации. Скажем, Рамон Меркадер, исполнивший приговор советского суда в отношении Троцкого, несмотря на пытки в мексиканской тюрьме, длившиеся почти год, и приговор в 20 лет заключения, не признался в том, что он послан СССР, – Меркадер выдавал себя за одиночку. И СССР создал в Мексике как бы независящую от Советского Союза благотворительную организацию, которая все 20 лет Меркадеру финансово помогала, стараясь сделать его пребывание в тюрьме как можно более комфортным.
А Зорге немедленно после ареста объявил себя советским шпионом и это, само собой не могло не приветствоваться гитлеровцами. Почему?
Дело в том, что СССР не боялся какой-то своей компрометации, как государства, – СССР боялся за местных коммунистов, которые могли пострадать на волне антикоммунистической истерии, которую в данной стране поднимали в связи с разоблачением советского разведчика. А тут целую сеть советской разведки разоблачили японцы! Они, кстати, трижды обращались к СССР по поводу Зорге, и СССР трижды от Зорге отказался, заявив, что ничего о нём не знает. Но это не помогло – в Японии начались расправы над японскими коммунистами – была разгромлена коммунистическая партия Японии, а на всех подконтрольных Японии территориях прошли аресты коммунистов.
Поэтому надо понимать отношение к Зорге настоящих коммунистов в СССР и в мире.
Поэтому память о Зорге в СССР Сталина никому не была нужна, хотя начальник политической разведки Гитлера В. Шелленберг (в фильме про Штирлица его играет О. Табаков), к концу 40-х уже реанимировал Зорге. Дело в том, что Зорге был его агентом, но о том, что Зорге работает и на СССР, Шелленберг тоже не знал. Хитрый Зорге обманывал обе разведки, но немцев обманывал только тем, что не сообщал им, что он и советский шпион.
Гитлеровский шпион СССР
Поэтому в своих мемуарах, написанных в 1951 году (ещё при Сталине), Шелленберг целую главу написал в своё оправдание, доказывая, что Зорге поставлял Гитлеру только правдивую информацию: «Интересно отметить, что ни в своих показаниях, ни во время длительного пребывания в тюрьме Зорге ни разу не упомянул о своей работе на Берлин. Объяснить это можно лишь тем, что Зорге, имея тесные связи с фон Ритгеном, не желал раскрывать их Москве. Я пришел к такому заключению после того, как тщательно изучил материалы, присланные Зорге в Берлин; не было ни одного случая, когда Зорге пытался бы ввести в заблуждение германскую секретную службу».
Шелленберг оправдывается и в другом. Когда в Берлин поступили сведения о том, что Зорге подозрителен, немцы отправили в Токио сыщика, который не сумел ничего «нарыть» против хитрого Зорге, мало того, японцы поняли, чем сыщик занят и со своей стороны начали интересоваться Зорге. Короче, немцы помогли японцам разоблачить Зорге. Но немцы помогли сами того не желая, что, понятное дело, опять никак Шелленберга в интеллектуальном смысле не красит, а Шелленберг в мемуарах кичится своим умом и ему, понятное дело, было обидно. Почему он по собственной инициативе и вспомнил в мемуарах об этом двойном шпионе.
А с начала 50-х в мировую моду начали входить шпионские романы и фильмы, к примеру, в Британии появился пресловутый «агент 007». И французы решили не отстать от «тренда», и в 1961 году сняли фильм «Кто вы, доктор Зорге?», в данном случае, о реальном шпионе Зорге. Ну, а после этого Хрущёв, чтобы обгадить Сталина, начал раздувать славу этого «героя», по сути, гитлеровского шпиона.
А то, что Зорге – это шпион Гитлера, тот же Шелленберг доказывает фактами: «К тому времени Зорге сообщил нам оценку общего положения, согласно которой он считал вступление Японии в тройственный пакт всего лишь политической манипуляцией, не имеющей для Германии никакого реального военного значения. После начала войны с Россией он также указал на то, что Япония ни при каких обстоятельствах не нарушит пакта о ненападении, заключенного с Россией; война в Китае, по его утверждению, предъявляет колоссальные требования к военному потенциалу Японии – прежде всего военно-морской флот настоятельно требует установления контроля над южной частью Тихого океана. Он заключил это из характера снабжения сухопутных войск нефтью и горючим – по его мнению, этих запасов хватит лишь на полгода. Тот факт, что военно-морской флот располагал значительными ресурсами, свидетельствовало, как он считал, о смене главных направлений военных действий. В 1940 году подтвердилось, насколько верными были эти сообщения».
Но ведь Зорге в СССР ничего подобного о планах Японии не сообщал! Наоборот! Он лгал даже в этом!
Дезинформатор
Что касается сообщений Зорге о секретных планах Германии напасть на СССР, то сами бы подумали, откуда сведения об этих секретных планах могли взяться аж в Японии?
Дело в том, что, стараясь скрыть направление главного удара по СССР, немцы по всем каналам, в первую очередь – дипломатическим, распространяли дезинформацию, которая состояла из маленького правдивого сообщения и моря лжи. В следующей порции дезинформации правда опровергалась ложью, но что-то опять давалось правдиво. И так непрерывно с целью окончательно запутать Генштаб РККА в том, что правда, а что нет. И Зорге старательно всю эту дезинформацию, полученную в немецком посольстве в Токио, передавал в СССР.
Вот смотрите. В помянутом школьном учебнике пишется, что 15 мая 1941 года Зорге передал в Москву, что немцы нападут 22 июня. А вот радиограмма Зорге от 15 июня – за неделю до начала войны:
«Германский курьер сказал военному атташе, что он убежден, что война против СССР задерживается, вероятно, до конца июня. Военный атташе не знает – будет война или нет», – то есть, дата нападения – 22 июня – опровергается.
«Я видел начало сообщения в Германию, что в случае возникновения германско-советской войны, Японии потребуется около 6 недель, чтобы начать наступление на советский Дальний Восток, но немцы считают, что японцам потребуется больше времени потому, что это будет война на суше и море», – продолжил свою ложь Зорге.
Оценили? Немцам Зорге правдиво сообщал, что Япония в войну с СССР не вступит, а в СССР сообщал, что Япония нападет на СССР вместе с немцами! Он дает дезинформацию в вопросе, в котором ему должны особенно верить, поскольку он разведчик в Японии. Причем «деза» подана так, что войска с Дальнего Востока на запад перебрасывать нельзя долгое время – ведь не ясно, – через 6 недель нападут японцы или позже.
Или вот поклонник Зорге, писатель В. Карпов, безо всякого комментария и как подвиг разведчика дает такую телеграмму Зорге:
«22 мая 1941 г. «Рамзай» прислал карту с дислокацией немецких войск, принадлежавшую военному атташе Германии в Токио Кретчемеру. Стрелы на карте указывают направление ударов Вермахта. Согласно «Рамзаю», Гитлер намерен захватить Украину и использовать один-два миллиона русских пленных на тяжелых работах. В нападении на СССР примут участие от 170 до 190 дивизий».
Карту секретнейшего плана нападения на СССР Зорге прислал! Во, разведчик! Немецкий Генштаб, видимо, сильно мучился, куда эту сверхсекретную карту деть – на каком заборе её вывесить, – и решил послал секретную карту военному атташе в Токио, чтобы тому не скучно было! А Зорге у атташе украл!
«Кино и немцы!»
В. Карпов, который был ещё и полковником, «в упор» не видит, что в этой телеграмме заложена немецкая дезинформация – немцы через месяц нанесли главный удар не там, где указал Зорге.
Как это должно было быть
Ну, хорошо, в Москве на дезинформацию Зорге не обращали внимания, но как-то же Сталиным принимались решения об отражении первого удара немцев?
Подробностей никто не оставил, и я в полудокументальной книге «210 мгновений эпохи Сталина» попытался соединить вместе наиболее надёжные факты и представить, как именно это было. Ещё раз – то, что я дам ниже – это не документ, но и не чистый вымысел – это реконструкция.
Итак.
11 мая 1941 года, кабинет Сталина, вечер. В кабинете Сталина, уже как главы СССР, докладывали обстановку нарком обороны маршал Тимошенко и начальник Генштаба генерал армии Жуков.
– …Таким образом, товарищ Сталин, – итожил свой доклад начальник Генштаба, – анализ агентурных донесений из Берлина, Лондона и Токио едины и безусловно свидетельствуют, что немцы начнут войну 15 мая. Нужно немедленно объявлять мобилизацию.
А ваше мнение, товарищ Тимошенко, совпадает с мнением товарища Жукова? – спросил Сталин молчащего Тимошенко.
– Да черт его знает! Дороги уже сейчас почти сухие. Может и нападут. А иметь отмобилизованную армию как–то спокойнее.
Сталин начал очень жестко и нервно.
– Сначала о мобилизации. Забудьте об этом! Мы провели скрытую мобилизацию под видом учебных сборов – этого достаточно. Если мало – давайте еще скрытно пополним армию. Но объявим всеобщую мобилизацию только тогда, когда немцы нападут, и это их нападение будет подтверждено заявлением их правительства, – Сталин несколько успокоился. – Поймите, всеобщая мобилизация настолько дорогая вещь, что, объявив ее, государство фактически объявляет войну – так воспринимает мобилизацию мир. Но для нас очень важно, чтобы не было ни малейшего повода объявить нас нападающей стороной. Почему.
Да, мы заключили договор о нейтралитете с Японией. Но еще раньше японцы заключили с немцами оборонительный союз, так называемая «Ось Рим – Берлин – Токио» или «Антикоминтерновский пакт». Если немцы сумеют объявить нас напавшими на них, то Япония обязана будет вступить в войну против нас.
А Япония сама сейчас крупной войны не ведет, поэтому обязана будет вступить в войну против нас. Поэтому – ни малейшего повода немцам для объявления нас напавшими на них! Вот нападет Япония на того, кого сейчас планирует, – на владения Англии и Франции в Юго-Восточной Азии, тогда нам будет поспокойнее. А сейчас угроза войны на два фронта очень велика! – Сталин немного подумал, как бы колеблясь, но резюмировал. – Если бы не Япония, то можно было бы объявить мобилизацию – все равно война неизбежна. Но сейчас объявить мобилизацию – это самоубийство!
Теперь, почему вы, товарищ Жуков, считаете, что немцы, решили нас не обманывать, и не забивают наших агентов дезинформацией, которую те старательно пересылают в Москву? Товарищ Жуков, к донесению агентов нужно и свою голову иметь, – начал Сталин другую тему, – Дату нападения на нас немцы не могут скрыть, и они не пытаются это сделать, поскольку точную дату нападения мы узнаем из газет. Поэтому они и снабжают наших агентов ложными датами нападения – то апрель, теперь май. Немцы провоцируют нас на объявление мобилизации, – после этих слов Сталин повернулся к Тимошенко. – Я не думаю, товарищ Тимошенко, что немцы в данном случае ждут, когда просохнут дороги, они ждут, когда мы вырастим урожай, чтобы собрать его за нас. Думаю, Гитлер собирается повторить подвиг Наполеона и напасть на нас в 20-х числах июня. Думаю, что он захочет показать, что вот великий полководец не сумел завоевать Россию, а Гитлер сумел.
Так что, думаю, немцы не дату нападения от нас скрывают, они скрывают от нас место нанесения и направление главных ударов или главного удара.
– Ну, с этим-то все ясно, – объявил Жуков. – Тут я вам как профессионал скажу – они ударят по Украине. Крайне северное направление для главного удара бесперспективно. Направление севернее Припятских болот для больших масс войск невозможно из-за плохо развитой дорожной сети, плохих грунтовых дорог, больших лесных массивов и болот. Здесь обороняющемуся, в данном случае, нам, легко сдержать любые массы войск. Только направление южнее Припятских болот возможно для массированного немецкого удара.
– А Гитлер профессионал? – поинтересовался Сталин.
– Ну, вообще-то он всего лишь ефрейтор, – ответил Жуков.
– Но до сих пор, ни один профессионал в Европе не смог сдержать удары этого ефрейтора, – жестко напомнил Сталин. – А нам его надо разбить! Причем, разбить у границ – не дать немцам прорваться на оперативный простор и нанести нам большой урон.
– Товарищ Сталин, а почему вы считаете, что о дате нападения немцев мы узнаем из газет, – спросил Тимошенко.
– Ну, а как же? Немцы же не ротой собираются на нас наступать, а армией в 4-5 миллиона человек. Эти силы сейчас находятся на квартирах, но перед нападением они должны будут собраться в поход: выгрузить со складов боеприпасы, подогнать автотранспорт, железнодорожный порожняк на станции погрузки, вернуть в части отпускников. Это же невозможно скрыть не только от наших агентов в Пруссии, Польше и Румынии, но и от журналистов. А газеты о такой сенсации не преминут написать. А через неделю после начала подготовки к походу, немцы и нападут.
– Почему через неделю? – Тимошенко был явно удивлён такой простотой объяснения.
– Дня четыре на саму подготовку дивизий к походу, плюс дня три на выход их на исходные позиции.
– А если немцы на исходных позициях задержатся? – продолжал задавать вопросы Тимошенко.
– Не задержаться! – уверенно ответил Сталин. – Если задержаться, то мы вскроем направление главного удара и примем меры, а они этого не допустят. Поэтому выйдут на исходные и сразу ударят.
Так, что, товарищи, готовьте Красную Армию к тяжелым боям, читайте газеты, и когда прочтете, что немцы зашевелились, приходите ко мне – будем думать, что делать. А если серьезно, то усильте разведывательную работу в местах немецкой дислокации в приграничных районах, а агентуру Берлине направляйте на выяснение направления главного удара.
13 июня 1941 года, кабинет Сталина, поздний вечер. В кабинете Сталина Молотов и Тимошенко с Жуковым.
– Газеты в Европе вышли с заголовками о начале войны между нами и немцами, – Молотов бросил на стол несколько иностранных газет.
– Читал подборку,Сталин вздохнул. – Как не хотелось этой войны! Нам бы еще годик на подготовку!
– Нужно послать немцам ноту с требованием объяснить, что происходит, – предложил Молотов.
– Именно этого они от нас и ждут. Не надо ноту, – Сталин подумал. – Нужно дать заявление ТАСС о том, что слухи о войне ложные, что отношения между СССР и Германией прекрасные и все таком духе. Не давать им прицепиться ни к одному нашему слову, – Сталин взял карандаш и подтянул к себе календарь. – Немного рано они зашевелились, видимо, хотят хорошо подготовиться. Война начнется 22 июня, – объявил Сталин и обвёл эту дату карандашом.
– Почему 22-го? – недоверчиво поинтересовался Молотов.
– Воскресенье. Они вояки умные, хитрые и педантичные. Они ни одной мелочи не упустят, не упустят они и того, что у нас по воскресеньям командный состав отдыхает и часто находится вне частей. Так, что надо готовить войска к бою.
– Мне дать приказ? – спросил Тимошенко.
– Не вам. Вы член правительства. Это тоже может быть использовано для обвинения нас в начале войны. Пусть товарищ Жуков дает телеграммами распоряжения командующим округам, готовиться к отражению немецкого удара. Пусть выводят войска в места, предусмотренные планами прикрытия границы, готовят и занимают рубежи обороны. Командующим округами…
– Теперь уже командующим фронтами, – поправил Тимошенко.
– Да, правильно, командующим фронтами занять командные пункты, установить связь со всеми соединениями, раздать на руки бойцам боеприпасы, провести рекогносцировку местности в местах будущих боев, артиллерии занять позиции. Ну, в общем, вы лучше меня знаете, о чем надо приказать, – Сталин встал.
– Ну, что же товарищи: чему быть, тому не миновать. Войска у нас эшелонированы на глубину до 400 километров от границы. В случае немецкого прорыва, надеюсь, вы сумеете этот прорыв ликвидировать ударами из глубины и сумеете удержать немцев у границ, пока страна на закончит мобилизацию. Пока не создаст силы, чтобы вогнать немцев стремительным ударом в Берлин. Для этого у вас все есть. Прекрасная и многочисленная артиллерия. По всем вашим же подсчетам, у нас в армиях приграничных округов втрое больше танков, чем у немцев, и вдвое больше боевых самолетов, – ситуация требовала сказать что-то официальное и точное. – Осталось одно: генералам и командирам Красной Армии исполнить свой долг перед народом!
***
Думаю, что было так.
Не было только достаточного количества генералов и командиров Красной Армии, готовых исполнить свой долг перед народом.
Ю.И. МУХИН

Tags: Зорге
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments