марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Заметка из сети про ползучий нацизм

https://el-tolstyh.livejournal.com/2020/01/22/

"Оставьте нас в покое, сами разберемся" = "не мешайте нам убивать русских"

Лето. Сдвинув столы, шумной компанией сидим в ресторанчике на болгарском побережье. Хотя всем нам уже под шестьдесят, отрываемся по-юношески. Наперебой травим советские анекдоты, танцуем вприсядку под местную музыку, поем про дорогую мою столицу (почему-то за границей на патриотические песни тянет).

Поздний час, в заведении безлюдно, только за дальним столиком приютилась одинокая пара нашего возраста, которая время от времени бросает на нас слегка завистливые взгляды.

Не выдерживаю, подхожу и приглашаю к нам за стол. Радостно соглашаются. Садимся, наливаем за знакомство. Оказывается, пара из Киева, он – бывший «афганец», она – врач. Имели небольшой салон на Крещатике, бизнес шел все хуже, дело продали, ищут дом на болгарском побережье, куда собираются переехать.

Сразу договариваемся: ни слова о политике. Мораторий действует минут десять. Добавив принесенной с собой «Хортицы», «афганец» начинает стандартный для нынешних украинцев монолог: зачем вы вмешались, оставьте нас в покое, сами разберемся. И далее набор аргументов на тему, как Россия сама разрушили союз с Украиной.

Шутки за столом стихают, вежливо слушаем, если кто-то пытается возразить, сразу его обрываем: пусть гость выговорится. Бессмысленно убеждать человека на седьмом десятке в том, что белое – это белое. Все, что он видел по телевизору, слышал и читал за последние годы, убедительно свидетельствует, что это черное.

«Афганец» с супругой – далеко не первые украинцы, с которыми мы знакомимся в Болгарии, куда часто ездим с супругой отдыхать. И все они говорят, как под копирку. Сначала мы пытались им что-то объяснить, но слушали они только себя, и с агитацией мы завязали. Если отбросить нюансы, то квинтэссенция всего услышанного – это ОБИДА на Россию.

За то, что мы отняли у них национальную жемчужину – Крым, заставив проголосовать крымчан под дулами автоматов.
За то, что из-за нас на их улицах теперь маршируют нацики и заставляют всех говорить только на мове (киевский «афганец», еврей по национальности, по-украински только понимает).
За то, что из-за неуклюжей российской политики Бандера стал национальным героем.
За то, что помешали им победить оборзевшую коррупцию.
За то, что не позволили им попасть в евросоюзовский рай, где их ждали с распростертыми объятиями.
Выговорившись, наш гость предлагает спеть «По долинам, и по взгорьям», на что радостно соглашаемся. На прощанье все братаемся, супруги настойчиво приглашают приехать к ним в гости в Киев, в их прекрасную квартиру на Крещатике. И хотя для всех это звучит, как «приезжайте к нам на Колыму», вслух «лучше вы к нам» не произносим и обещаем, что обязательно подумаем.

Они уходят в жаркую болгарскую ночь, обнявшись и слегка покачиваясь, а я смотрю им вслед и думаю, до чего же мы все одинаковые – из СССР которые. Как любим мы искать виноватых на стороне. И как готовы вцепиться в глотку любому, кто посмеет обидеть твою страну – пусть нищую, еле дышащую, ослепшую, но любимую.

Не мне читать моралитэ нашей журналистской и политологической гвардии, которая день за днем все более искусно и хлестко припечатывает Украину к позорному столбу, но хотелось бы, чтобы при этом выступающие и пишущие обличители иногда вспоминали, что испытывает каждый из нас, когда Россию полощут на каждом западном токовище.

Да, время от времени кое-кто оговаривается, что имеет в виду не всю страну, а киевский режим, но почему-то делают это все реже и реже. То ли уточнять стало лень, то ли действительно всех украинцев в безнадежные записали.

И вот уже на телешоу появляются убеленные сединами общественные деятели, которые на голубом глазу призывают порвать с Украиной, как с зачумленной, так как все ее зазомбированное население само виновато в том, что терпит такую власть, и даже не протестует на улицах.

Как будто эти самые деятели не толкали на партсобраниях пламенные речи про близкое коммунистическое будущее, а дома, на кухне не чехвостили советскую власть. Как будто не голосовали, потупив глаза, за исключение из партии (читай – за слом жизни) своих друзей. Как будто не проверялись, оглядываясь по сторонам, прежде чем произнести вслух то, что на самом деле думают.

И уж точно никто из них не выходил на улицы с плакатами против засилья КПСС, рискуя быть увезенным в воронке. И только когда государство затрещало по швам, кое-кто из них присоединился к толпам протестующих.

Так почему же они считают себя вправе требовать сегодня от украинских обывателей, чтобы они выходили на улицы? Ведь встретит их там не одряхлевшая и в душе сочувствующая советская милиция, а «конкретные» ребята с дубинками и автоматами.

Да, у нас тоже в душе ОБИДА на наших соседей.

За то, что отреклись от нашей общей истории и великой культуры, променяв их на скудный набор из танцев в вышиванках, Украинку и Грушевского.
За то, что заставили себя поверить, что восставшие на Донбассе сами себя обстреливают, убивая своих жен, стариков и детей.
За то, что устроили нам санкционную жизнь, и, как дети, радуются теперь каждой новой западной оплеухе, полученной Россией.
За то, что, по большому счету, предали нас, польстившись на европейскую манну, которую так и не получили.
Обиды, обиды, обиды. Утихнут ли они когда-нибудь?

Я оптимист, и отвечу утвердительно. И вот почему. В самом начале 90-х, работая на телевидении, я одним из первых российских журналистов попал в югославское пекло и повидал там такое, что мало кто видел и мало кто теперь вспоминает. Кровь лилась рекой не только на фронте, целые села вырезали по этническому признаку (и сербы, и хорваты), чего, слава Богу, нет сейчас на Украине.

Прошли годы. Сербы с хорватами живут не сказать, чтобы очень дружно, но постарались забыть прошлое. Конечно, боль и обиды остались. Но и те, и другие стараются загнать их поглубже – во имя нормальной жизни своих детей, которые никого не убивали.

Прощаясь, «афганец» из Киева приоткрыл мне причину долготерпения украинцев по отношению к нынешней своей власти. Они готовы терпеть все что угодно, лишь бы их дети пожили в светлом европейском будущем. И дело даже не в деньгах, доверительно убеждал меня мой новый знакомый, хотя и они, конечно, не помешают.

Большинство граждан Украины, в том числе русских, свято верит: только европейцы со своим универсальным набором ценностей, законов и правил реально смогут перекроить совково-олигархическую жизнь бывшей республики СССР на новый лад. Именно они станут гарантами свободы слова и независимых судов, борьбы с коррупцией и по-настоящему демократических выборов. А вместе с Россией, которая сама еще болеет, все это затянется слишком надолго, если вообще возможно.

Вот тогда и стал мне понятен главный секрет современного украинского самосознания. Не хотят они выздоравливать вместе с нами. Не хотят долго и нудно принимать дозированные лекарства, делать необходимые процедуры и соблюдать режим. К ним пришел чудо-доктор с одной-единственной пилюлей для моментального избавления от всех недугов, и они радостно ее проглотили. Правда, сейчас начали понимать, что волшебное лекарство как-то не очень помогает, даже хуже становится, но продолжают искренне верить, что оно подействует на их потомство.

Что я мог тогда ответить своему собеседнику? Включить контрпропаганду и рассказать, что таких пилюль не бывает и что выздоравливать всегда лучше вместе с братом, помогая друг другу, нежели с малознакомым и равнодушным к тебе человеком?

Бесполезно. Скорее всего, он и сам все это в глубине души давно уже понял. Вот только вымолвить вслух не хочет, гордость не позволяет. Упертые они там, на Украине, ребята.

Абсолютно такие же, как мы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments