марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Об участии СССР в сокрытии лунной аферы. Окончание.

https://photo-vlad.livejournal.com/2020/01/24/

Вы конечно же спросите −  зачем это все астронавтам? Деньги!

Это ведь только со слов Леонова американские астронавты были миллионерами, гребли деньги лопатой, а на самом деле они получали жалкие гроши с точки зрения своего звездного статуса: зарплата Дэвида Скотта составляла 2199 долларов в месяц, Джеймса Ирвина − 2235 долларов, Альфреда Уордена − всего 1715 долларов.

Поэтому для них по семь тысяч долларов на брата − это большие деньги, зарплата за три с лишним месяца!

Это ж только Леонов мог потратить семь тысяч на банкет в честь своего второго полета в космос. Откуда у простых американских астронавтов такие деньги?!

Скажу больше: Зигер заплатил даже больше, чем обещал: прокуратурой США было установлено, что каждый астронавт на самом деле получил около 10000 долларов США[11].

Все было хорошо, почти по плану: астронавты сделали вид, что слетали на Луну, подписали и нотариально заверили 100 конвертов, передали их Айерману, а тот переслал их в  сентябре 1971 года в Западную Германию, в Штутгарт, «филателисту» Зигеру.



Экипаж «Аполлон-15» приводнился

Примерно в ноябре 1971 года деньги были перечислены на счета астронавтов в одном из банков Штутгарта.

Сам Айерман получил свои 15000 комиссионных (10% от будущей цены продажи).

Казалось бы, живи и радуйся! Но не тут-то было.

Первая неожиданность прилетела от Зигера: он полностью нарушил условия сделки и сразу выставил на продажу 99 конвертов по цене 1500 долларов за штуку.

Неплохой бизнес: вложил всего тридцать тысяч, а заработать планирует впятеро больше − 150000 долларов!

Затем прозвенел второй непонятный звоночек: в конце октября 1971 года некий потенциальный покупатель конвертов написал письмо в NASA с просьбой подтвердить подлинность конвертов. Понятное дело, что под «подлинностью» имелось в виду пребывание данных конвертов на Луне. В NASA письмо расписали на Слейтона, а уж он подготовил 5 ноября 1971 года бюрократическую отписку просителю, мол, ничего подтвердить и гарантировать от имени NASA он не может.

Слейтон был совсем не дурак и отлично понимал, что за обман всего человечества никого наказывать не будут, а вот если он лично обманет этого конкретного филателиста, и даст ручательства о космическом статусе данных конвертов, а потом любая лаборатория установит, что они никогда не поднимались выше облаков, − то это будет уже банальное мошенничество на деньги. Потому что конверт, побывавший на Луне, может стоить тысячи долларов, а просто сувенирный конверт, пусть даже с автографами − стоит в сто раз меньше. Поэтому обманутый филателист элементарно мог бы не только засудить Слейтона, но и засадить его в тюрьму.

Ирония судьбы: начальник отряда астронавтов Дюк Слейтон отказался косвенно признать пребывание космического корабля «Аполлон-15» в космосе!

Авторы письма теперь поняли, что нащупали слабое звено у американцев, и принялись троллить NASA по полной программе.

В среде европейских и американских филателистов было запущено масштабное «брожение» относительно подлинности космических сувениров, выставленных на продажу.

Расчет был очень точен: никто из коллекционеров не хотел оказаться в дураках, заплатить тысячи за фикцию, за воздух с мыса Канаверал.

И тогда, в марте 1972 года, президент американской группы коллекционеров космической филателии Лестер Винник от имени всех коллег написал письмо руководству NASA с целым списком накопившихся вопросов относительно конвертов экипажа «Аполлон-15». Как и в прошлый раз, письмо расписали на Слейтона для подготовки ответа.

На этот раз, как утверждал Слейтон позднее в своих показаниях, он решил в середине апреля 1972 года серьезно переговорить с Дэвидом Скоттом и разобраться, что там за история с конвертами. Якобы, он все это время не знал о существовании «подпольных» конвертов и думал, что запросы филателистов касались только дозволенных к полету предметов. И вот только в середине апреля 1972 года Слейтон якобы узнал о скандальной ситуации.

Правда, поведение самого Слейтона говорит скорее об обратном: он дал очередную отписку филателисту Виннику, но более осторожную − мол, действительно, какие-то конверты летали в космос на корабле «Аполлон-15», но он не может ручаться, те ли самые конверты имеет в виду Винник в своем запросе. При этом он умолчал, что часть конвертов путешествовала вместе с «Аполлон-15» совершенно нелегально. Своему прямому начальству Слейтон тоже не раскрыл всей правды, только послал копию ответа.

Это с одной стороны, а с другой стороны старина Слейтон своей пятой точкой отлично понял, что его парней из отряда крепко захомутали, что будет следствие, дело дойдет до самых верхов, и поэтому нужно сделать все, чтобы ликвидировать следы уголовного преступления. И еще он понимал, что в запасе есть максимум месяц-два.

Так оно и вышло: в следующий раз какой-то доброжелатель написал в июне 1972 года донос прямо заместителю директора NASA Джорджу Лоу − эдакому, знаете ли, аналогу товарища Огурцова из «Карнавальной ночи», который сам не смеется, и другим не позволит! И на этот раз расчет доброжелателей сработал абсолютно точно: Лоу распорядился начать полномасштабное служебное расследование фактов неподобающего поведения астронавтов, их, по нашему говоря, морально-бытового разложения.

Опасаться Скотту, Уордену и Ирвину было чего: в отличие от скандала с нелегальным, хотя и бесплатным проносом на борт скульптуры бельгийского художника Пола ван Хейдонка «Павший астронавт» (якобы оставленной на Луне на память о погибших советских и американских космонавтах), который скорее трепал нервы, требуя признания и славы, чем представлял угрозу, ситуация с Зигером была угрожающей в уголовной плоскости.

Полагаю, что как старший, Слейтон популярно объяснил на пальцах своим парням, куда они вляпались: во-первых, они получили взятку, поскольку согласились совершить определенные действия в интересах дающего, которые астронавты должны были или могли бы совершить с использованием своего служебного положения − абсолютно в соответствии с классическим определением взятки, которое дано в диспозиции статьи 173 УК РСФСР 1960 года.

Во-вторых, дай Бог, чтобы это Зигер не оказался агентом Штази, потому что тогда взятка «переедет» из должностных преступлений в другой раздел − государственная измена.

В-третьих, напрашивается очевидный вопрос: почему деньги не были перечислены на счет в США? Зачем надо было открывать счет за границей, в ФРГ ? Не потому ли, что эти деньги астронавты не собирались отражать в своих налоговых декларациях?!

Помимо этого, в ходе следствия прокуратура США установила[11], что парни решили самостоятельно «замутить» мелкий гешефт: ими были заказаны дополнительные 800−1000 конвертов, которые астронавты планировали просто подписать на земле, но представить, как летные сувениры... Плюс подготовка к совершению мошенничества.

Одним словом, тут легко можно было загреметь лет на 30 в американскую тюрьму.

Слава Богу, что Слейтон их вовремя остановил. Но главная проблема была − деньги Зигера. Их надо было вернуть обратно.

Хорошо сказать − вернуть обратно. Берешь чужие, отдаешь свои... Да и сумма 30000 долларов и сейчас немаленькая, а тогда так и вовсе космическая. Как быть?

«Дэйв, газуй! Эту ночь мы украли...»

Середина апреля 1972 года вообще стала для Дэвида Скотта самым кульминационным моментом всей его жизни.

С одной стороны, на мыс Канаверал на запуск «Аполлон-16» приперся трепать нервы упомянутый выше автор скульптуры «Павший астронавт» бельгийский художник Пол ван Хейдонк. Он заявил, что ему надоело быть безымянным автором вышеупомянутой скульптуры, и поэтому он требует признания своих авторских прав.

С другой стороны, Слейтон приказал вернуть немцу деньги назад, иначе суд, тюрьма... Только где ж их взять, тридцать тысяч долларов, и как отдать?

Слейтон, кстати, как в воду глядел: уже в июне 1972 года Джордж Лоу начнет служебное расследование NASA, затем следствие начнет прокуратура, в августе комитет по аэронавтике и космическим исследованиям Сената США проведет свое следствие по данному инциденту.

Тягать на допросы будут абсолютно всех, начиная с некой миссис Карси, клерка Космического центра в Хьюстоне, и одновременно публичного нотариуса штата Техас, которая напечатала сотню сертификационных надписей на конвертах, удостоверяющих факт их пребывания на Луне на борту «Аполлон-15»: Генеральный прокурор штата Техас очень интересовался, на каком основании она удостоверила факт пребывания конвертов Зигера на Луне, что явно выходило за пределы ее личной информированности?

Все эти факты прозвучали во время сенатских слушаний в августе 1972 года.

Кстати говоря, Генеральный прокурор Техаса абсолютно прав: миссис Карси совершила служебный подлог, ведь ни на какой Луне конверты никогда не были...

Одним словом, положение Дэвида Скотта и его коллег было отчаянным. И спасти их могло только чудо...

И чудо это приехало из самого Советского Союза в лице доброго фея Евгения Евтушенко!

Я не хочу ничего утверждать и ни на чем не настаиваю, просто совпали в пространстве и времени два события: приехал к Дэвиду Скотту его далекий советский друг, и сразу же астронавты смогли вернуть деньги «филателисту» Зигеру. Просто совпало!

Можете себе представить невероятное нервное напряжение, в котором жил все эти месяцы Дэвид Скотт? А сколько еще нервов впереди?

Как в таких случаях стресс снимают мужчины? Известное дело, как... Минеральную воду пьют! А вы о чем подумали?!
Евгений Евтушенко и Дэвид Скотт употребляют минеральную воду

Ночь с 15 на 16 апреля 1972 года перед стартом «Аполлон-16» была знаковой и судьбоносной: наш новый большой друг Дэвид смог наконец-то нормально расслабиться, выкинуть все проблемы из головы и ни о чем плохом не думать.

Иногда в поэзии бывает так, что всего несколько слов говорят больше, чем целые страницы.  Написал Евтушенко в поэме «Аполлон-16», посвященной Дэвиду Скотту:

«Дэйв, газуй!

Эту ночь мы украли.

Говори еще, Дэйв,

Говори»

И все стало ясно и понятно без слов, как будто сам с ними третьим был и пил до утра...

Есть, правда, один щекотливый вопрос: как же Дэйв после всего пьяным сел за руль? Мы же понимаем, что не пепси-колу и не лимонад они хлестали всю ночь...

Но то такое. Все таки звездный статус, астронавт! Он же не какой-нибудь Герман Титов, которого милиция позволит себе задерживать, да еще и писать трудовому коллективу для разбора его недостойного поведения. Нету в Америке ни трудовых коллективов, ни месткомов и парткомов! Поэтому писать некуда.

Когда градусы начинают набирать обороты, что делают? Правильно − ищут приключения! А тут и искать не надо − прямо под носом стоит заправленная ракета «Сатурн-V» с кораблем «Аполлон-16». Вот угадайте с одного раза, что захмелевший Дэйв мог предложить своему душевному другу Жене? Правильно − показать ракету!

И, быть может, во хмелю, немало чего про нее рассказать...

Все хорошо, но ракета под охраной, до нее еще доехать нужно. Какие проблемы? Пьяному море по колено. Сели − поехали...

Евтушенко стенографически точно описывает дальнейшие события:

Первый полицейский кордон:
«Мистер Скотт?!
Не узнали... Пардон!»

Второй полицейский кордон:
Дэйв сует им какой-то картон.
Изучают... «Поздненько...» –
изрек полицейский,
но под козырек.

Третий полицейский кордон.
Здесь – уже непохожий тон.
Вроде – сделать нельзя ничего:
«Пропуск только на одного».
Полицейского взгляд косоват,
ну а Дейв – начальственно,
властно: «Это – будущий космонавт,
только сверхзасекреченный...
Ясно?» «Ясно...»
Магия сверхзасекреченности,
ты сработала, не подвела.
Тайный гриф особой отмеченности
ощущаю. Такие дела!
(Так сказал бы Курт Воннегут,
если был бы со мною тут.)

Но это не конец − был еще четвертый полицейский кордон:

Четвертый полицейский кордон.
Я застыл с пересохшим ртом.
В горле – тоже горячая сухость.
А ракета, метрах в двухстах,
замерла, на цыпочки встав,
к рыжим звездам тревожно принюхиваясь.
И стояла ракета, молода и свежа,
ожидая рассвета,
чуть – под кожей – дрожа.
И опорная башня,
сдув с нее воронье,
чтобы не было страшно,
обнимала ее.

Что было дальше, мы не знаем. Почему-то Евгений Александрович именно на этом самом интересном месте решил съехать с темы и порассуждать о социальных проблемах русской деревни. Начали за звезды, за космос, а потом перешли на прозу жизни:

Есть в деревне придурки,
куркули и шпана,
потаскухи и урки,
но деревня одна.
Это счастье, даренье,
это мука моя –
быть поэтом деревни
под названьем Земля.

Сразу видно талантливого поэта без среднего образования. Ему бы школу окончить − цены бы не было! Был бы второй Роберт Рождественский.

А пока это даже не Маяковский, а Демьян Бедный хрущевской оттепели. Такое просто стыдно печатать...

Только у Евгения Александровича были в Америке совершенно иные цели и задачи. А поэзия − это так, для души, вроде хобби.

Никсон едет в Москву

Хотите верьте, хотите нет, но цепочка всех этих странных случайностей и совпадений заставила Никсона отправить ночью 20 апреля 1972 года своего самого доверенного советника Генри Киссинджера в Москву, инкогнито, в тайне от американских властей, от Госдепартамента США...

Вот не было такой необходимости ни в январе, ни в феврале, ни в марте. Но стоило только съездить Евгению Александровичу на мыс Канаверал, как советско-американским отношением было придано мощное ускорение!

Намеченная встреча Никсона с Брежневым в Москве была, на самом деле, отнюдь не гарантирована.

Как уже говорилось выше, в начале мая 1972 года, т.е. после поездки Киссинджера в Москву, американская военщина резко обострила ход войны в Индокитае, пойдя даже на преднамеренный обстрел советских торговых судов, с человеческими жертвами, чтобы сорвать будущие переговоры в Москве.

Да и у нас хватало собственных ястребов, которые предлагали, фигурально говоря, стукнуть кулаком по столу.

Понятное дело, против был маршал Гречко и военные. Но, как оказалось, против выступил и «либерал» Косыгин.

Сотрудник международного отдела ЦК КПСС Анатолий Черняев вспоминал, что находился в кабинете Брежнева, когда тому позвонил Косыгин и начал возмущаться:

«Посмотри, как Никсон обнаглел! Сволочь! Слушай, Лень, может, нам его визит отложить? Бомба будет что надо!»

«Бомба-то бомба, да кого она больше заденет?» − возразил Брежнев.

Оглядываясь назад, следует признать, что Леонид Ильич проявил тогда большую государственную мудрость.

Во-первых, 17 мая 1972 года Бундестаг ФРГ должен был ратифицировать большой Московский договор от 12 августа 1970 года между СССР и ФРГ о взаимном признании послевоенных границ, отказе Западной Германии от территориальных претензий к СССР и другим соцстранам. По сути, это был мирный договор о нормализации советско-германских отношений впервые за 25 лет после окончания Второй мировой войны. Отказ от встречи с Никсоном мог торпедировать ратификацию.

Во-вторых, благодаря более чем удачному визиту Никсона в Москву, удалось его убедить «не баловаться» больше с китайским вопросом, и по сути встать целиком на сторону СССР, отказавшись от использования Китая в американской орбите для антисоветских целей.

И в-третьих: Никсон пришел к пониманию того, что следует перестать дразнить СССР в области исследования космического пространства, потому что Леонид Ильич, как бывший куратор советской космической программы в ЦК КПСС, очень лично это все воспринимал. Кроме того, это выматывало экономику и поглощало уйму денег.

Поэтому, чтобы найти взаимоприемлемую формулу окончания космической гонки СССР и США, было решено о следующем:

во-первых, 24 мая 1972 года в Москве председателем Совета министров СССР Алексеем Косыгиным и президентом США Ричардом Никсоном было подписано «Соглашение о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях», предусматривавшее проведение совместного космического полета в 1975 году;

во-вторых, 26 мая 1972 года в Москве был не только торжественно подписан Договор ОСВ-1 об ограничении стратегических вооружений и ПРО, но и уволен в тот же день «по собственному желанию», которого никто не спрашивал, Вернер фон Браун. Изгнан и отлучен от NASA на веки вечные;

в-третьих, Никсон согласился на существенное сокращение американской пилотируемой космической программы до уровня околоземных полетов на период 1973-1975 годов, и на полное ее прекращение после 1975 года на ближайшую обозримую перспективу.

Все выше перечисленные решения были на самом деле глубоко продуманными и взаимовыгодными компромиссами, ибо позволяли обуздать бесполезные бюджетные расходы как СССР, так и США на создание видимости космического величия.

Что же до «скальпа» Вернера фон Брауна на подарочном блюде с голубой каемочкой − то это типичные охотничьи дары, которые издавна было принято привозить в дар уважаемым людям от не менее уважаемых людей. Это, конечно, не чучело кабана, но все равно было приятно.

Так закончилась советско-американская «лунная гонка»

P.S.

Позвольте, а как же наш друг Дэвид Скотт? Чем закончилось следствие?

Вы не поверите − все завершилось более чем благополучно. В лучших застойных традициях: следствие продолжалось ни шатко ни валко еще несколько лет, пока 6 декабря 1978 года заместитель помощника Генерального прокурора США Леон Ульман не составил окончательное юридическое заключение[11], которое не содержало никаких уголовных обвинений.

Этот документ можно считать окончательной юридической точкой в скандале с конвертами Зигера.

Что касается астронавтов Скотта, Уордена и Ирвина, то с ними тоже было все хорошо: их всех троих выгнали из отряда астронавтов и отстранили от «полетов».

Джеймс Ирвин уволился сразу же, в июле 1972 года, и стал евангелистским проповедником.

Альфред Уорден был переведён на нелётную работу в системе НАСА − в Исследовательский центр Эймса, и в 1975 году вышел в отставку.

Тяжелее всего пришлось Дэвиду Скотту. Начальство долго думало, как бы его наказать, и решило: назначить Дэвида Скотта техническим консультантом проекта «Союз» − «Аполлон» и направить в командировку в Москву. Там Дэйв сойдется с Алексеем Леоновым и заведет с ним новую большую дружбу.

С тех пор бывший астронавт Дэвид Скотт больше не испытывал финансовых затруднений. Но это уже совсем другая история...

Аркадий Велюров

[1] «Время первых. Судьба моя – я сам…». Серия «Современные биографии». Алексей Леонов. © ООО «Издательство АСТ», 2017г.

[2] «БУЛЬВАР ГОРДОНА», №12 (568) 2016, МАРТ

[3] «Скрытый космос», Н.П. Каманин (дневники), 1995г.

[4] Информационный портал Екатеринбурга, https://www.ekburg.ru

[5] «Комсомольская правда», https://www.ural.kp.ru/daily/26261/3140160/

[6] «Сугубо доверительно. Посол в Вашингтоне при шести президентах США. 1962–1986 гг.», А. Добрынин, 2016г.

[7] https://twitter.com/ABC/status/1177591180231610368?s=20

[8] «Семечки для Никсона. 45 лет историческому визиту президента США в Москву», Александр Колесниченко, газета «Аругменты и факты», 22.05.2017г.

[9] «Московский комсомолец», https://www.mk.ru/culture/2018/08/03/evgeniy-evtushenko-opisal-za-chto-ego-bili-v-amerike.html

[10] Евгений Евтушенко. «Единственное большое интервью», https://www.pravmir.ru/evgeniy-evtushenko-edinstvennoe-bolshoe-intervyu/

[11] №78-64, MEMORANDUM OPINION FOR THE ASSISTANT ATTORNEY GENERAL, CIVIL DIVISION, December 6, 1978

Источник: http://www.free-inform.ru/pepelaz/pepelaz-16-2.htm


Этот блог целиком посвящён научному анализу американской фальсификации полётов на Луну: Лунная афера: Хьюстон, у вас проблемы!

Каталог всех статей журнала: https://photo-vlad.livejournal.com/33746.html

Чтобы сразу видеть мои свежие посты в своей ленте, пожалуйста, добавляйте мой блог в друзья и подписывайтесь на обновления.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments