марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

О коварных переписывателях истории и защите исторической правды. Спасти лейтената Потёмкина.

https://cont.ws/@Douglas/2020/01//22/

В биографии вашего покорного слуги в период проживания в Советском Союзе были три железных "НЕТ".

1. Никогда не был членом КПСС. 2. Никогда не был связан с КГБ. 3. Никогда не был диссидентом.

Последний пункт здесь особенно важен.

Потому что, не будучи идейным противником Советской Власти, я имел полное право на нормальную, здоровую конструктивную критику тех недостатков, которые видел вокруг себя. А этих недостатков было немало. И потому, когда требовалось, высказывался о них. Иногда даже публично и без всяких неприятных последствий для себя.

К концу существования Советского Союза, когда эти недостатки начали лавинообразно нарастать, моё отношение к действительности стало очень скверным. То, что делало в те годы Партийное и Советское руководство, не могло не вызывать отвращения. Но как бы негативно я ни смотрел на процессы, разворачивавшиеся в то время передо мной, ни малейшего влияния на моё отношение к Ленину, Сталину, Основам Марксизма и коммунистического строительства эти вещи не оказывали. Это объяснялось очень просто.


Люди, которые осуществляли перестройку и демократизацию, не были коммунистами. Они, в отличие от меня, были идейными врагами коммунизма. И это было ясно ещё тогда, в ревущих 80-х.

Не быть диссидентом означает иметь спокойный, незашоренный, взвешенный взгляд на историю, на социально-политические процессы в стране и в мире. И судить о них не с позиции звериного отторжения всегo вместе, чохом и скопом, а с точки зрения логики, исторической правды и здравого смысла. Не больше и не меньше.

И поэтому к КПСС, в членстве в которой мне было отказано, и к КГБ, с которым у меня (и далеко не только у меня одного) были связаны некоторые неприятные моменты в жизни, я относился не с позиции личной обиды или принципиального философского отрицания, а как к важнейшим факторам, важнейшим государственным институтам, определявшим основные вехи в истории моей страны, какими бы они ни были - славными или трагическими.

И это своё отношение к Партии или органам госбезопасности я формировал не благодаря фильмам "Щит и меч", стихотворениям типа знаменитого межировского "Коммунисты, вперёд!" или лекциям по Марксизму-Ленинизму и телевизионной пропаганде, а благодаря живым свидетельствам участников и очевидцев великих Советских свершений.

Прежде всего - родительским.

И эти свидетельства говорили о том, что не отдельные негодяи в Партии или ЧК/ОГПУ/МГБ/КГБ "делали погоду" в те непростые времена, a  общая, генеральная линия государства. И многие тысячи кристально честных и неподкупных людей, которые эту линию олицетворяли собой, своей собственной жизнью.

Я хорошо помню, как ещё совсем молодым мальчишкой, ребёнком, нахальным, как все подростки, попробовал однажды вмешаться в разговор взрослых, вспоминавших войну, которая тогда была ещё совсем свежа в памяти абсолютного большинства населения Советского Союза

Двое ветеранов говорили о том, какой кровью обошёлся нам всем Красный Флаг над рейхстагом и что истинными, самыми главными её героями были не генералы или маршалы, не Сталин или Жуков, а простые безвестные русские мужики, миллионами жизней заплатившие за Победу. И тогда я, вообразив, что всё понял, храбро выразился в том смысле, что с мужиками, мол, всё ясно. А вот что делали на фронте все эти политруки и комиссары - большой вопрос и что без них войну выиграли бы ещё быстрее.

И если я тогда не получил по заднице, то только потому, что этим взрослым и мудрым людям было гораздо важнее объяснить мне что-то очень важное, а не давать мне ремня или драть за уши.

- Мужики, они и в Первую Мировую были, - сказали они, - и в Японскую. И тоже миллионами полегли. А толку что?

- А Наполеон? - возразил я тогда, - разбили же мы Наполеона! И без всяких политруков!

- Разбили, - согласился один, и добавил:

- А Москву-то сдали французам! Или не знаешь? А вот немцам Москву и Ленинград не сдали! А ведь гитлер-то куда посильнее Наполеона был.

И пока я пытался осмыслить эти слова, другой добавил:

- Мы, сынок, не просто победили! Мы победили с честью! Ты понимаешь, что это такое? И он снова повторил, подчёркивая это слово:

- С честью!

Я был вынужден отрицательно мотнуть головой, потому что не только тогда, ребёнком, но и многие годы спустя долго не мог понять,что означает это крылатое выражение: "победить с честью".

Я не понимал этого, потому что не знал, что такое война. И не представлял себе то, что знали на своём опыте те, кто её прошёл.

Не понимал, что мало одолеть бешеное зверьё. Необходимо ещё при этом самому не стать зверьём! Необходимо остаться Человеком!

Таким, кто своей победой над врагом доказал не столько свою силу, сколько свою национальную и историческую правоту! Силу своего духа! Мощь своих убеждений!

И сохранил в нечеловеческих условиях руки и душу чистыми, незапятнанными, настолько, насколько это было возможно.

Для того, чтобы потом иметь полное право судить.

В этом и только в этом заключался смысл всемирно известного церемониала бросания поверженных нацистских знамён к подножию Мавзолея, к местy вечного упокоения самого главного Советского комиссара и политрука.

Это был триумф Чести над бесчестием, гуманизма над средневековой кровожадностью, правды над ложью. Триумф Идеи над мракобесием.

Поэтому невозможно даже теоретически разделить Победу в войне и Идею, с которой, даже не осознавая её до конца, шли в бой солдаты Советской Армии. Они неразрывны. Они - две ипостаси одного и того же: исторической правды о Великой Отечественной войне.

И нет ничего красноречивее, чем вот этoт партбилет, вместе с сердцем его обладателя пробитый пулей
.

Как бы ни относиться при этом к Советской Власти, к Партии, КГБ и иным государственным силам и символам той эпохи.

Чем вот эти бесхитростные стихи украинского паренька, навеки оставшегося лейтенантом, как и сотни тысяч его сверстников, - 20-летнего Геннадия Потёмкина, которому посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.





После гибели в 1943 -м, в бою за Богом забытую деревеньку Фокино, что в Витебском районе, эти стихи нашли в его партбилете.

Я клянусь: не ворвётся

Враг в траншею мою,

А погибнуть придётся,

Так погибну в бою,

Чтоб глядели с любовью

Через тысячу лет

На окрашенный кровью

Мой партийный билет.

Сегодня мы знаем, с какой любовью смотрят на его партбилет власти Российской Федерации.

Геннадий Фёдорович Потёмкин родился 23 мая 1923 года в городе Очакове Николаевского округа Одесской губернии Украинской ССР СССР (ныне город, районный центр Николаевской области Украины) в семье служащих Фёдора Трофимовича и Леонилы Ивановны Потёмкиных. Украинец. В 1931 году пошёл в первый класс Очаковской средней школы № 2, но в 1932 году отца перевели на работу в Одессу. Учёбу Г. Ф. Потёмкин продолжил в Одесской средней школе № 70. Его отец Фёдор Трофимович Потёмкин был партийным работником. Старый большевик, участник Гражданской войны...

Как пишет всё знающая Вики, отец сумел привить сыну идеалы марксистско-ленинской философии и любовь к Родине.

Может быть, и так...

А может быть, этот мальчишка, как и все в его возрасте, любил выпить вечером пива с друзьями. Может быть, он любил играть в футбол или смотреть на звёзды в самодельный телескоп. Может быть, он гулял с девчонками ночи напролёт или, наоборот, ни разу в жизни не поцеловал ни одну из них, потому что не успел.

Но известно наверняка только одно:

Когда началась война, ему было 18. И он ушёл на фронт добровольцем. В возрасте 19 лет вступил в Партию. Написал об этом стихи. И через год погиб, как Герой.

Это и есть Историческая правда о войне.

И эта правда - единственная.

Можно исходить зелёной слюной, проклиная Ленина, Сталина и всю Советскую Власть! Можно называть Ленина врагом и шпионом, который заложил бомбу под фундамент российской государственности! Можно сидеть перед заколоченным Мавзолеем с гордым и довольным видом фарцовщика, удачно втюхавшего лохам партию самопальных джинсов.

И даже рассуждать об исторической правде и необходимости давать отповедь тем, кто на неё покушается.

Но о какой исторической правде мы говорим?

Той, которую день за днём с настойчивостью белки в колесе демонстрирует официальная российская пропаганда в наспех сляпанных фильмах и сериалах о войне, где политруки и комиссары, как один, выглядят тупыми и кровожадными дикарями, где партийные работники и начальники Особых Отделов жрут и пьют в три горла и издеваются над бесправными Советскими солдатами и где главным героями победы показаны попы с толстыми крестами на жирном брюхе?

Или о той, где погиб за Родину 20-летний паренёк, коммунист Геннадий Потёмкин?

И почему я, человек, никогда в жизни не имевший партбилета и не служивший в КГБ, говорю сегодня об этом тем, кто этот билет, по их собственным словам, хранит "на всякий случай" в ящике стола вместе с погонами старшего офицера органов Государственной безопасности? Или у них есть такая правда о войне, которую я не знаю и которая позволяет им переписывать мою правду?

А какая она?

На Красной Площади Москвы есть немало мест, куда можно было бы бросить штандарты поверженных немецких армий.

Например, к воротам Спасской башни. Или к Кремлёвской стене. Или на паперть Собора Василия Блаженного. Или к памятнику Минину и Пожарскому.

Или, к великой радости нынешних российских патриотов, к дверям 200-й секции ГУМа - Мекке всех, без исключения, борцов с проклятым тоталитарным Советским прошлым.

Но их швырнули к подножию Мавзолея, туда, где лежит человек с партбилетом номер 1. Основатель государства, победившего фашизм, и партии, в которую вступил 19-летний Генка Потёмкин.

Той партии, которую можно ненавидеть, но невозможно не признать: партией жуликов и воров она не была никогда.

И суровый генералиссимус, избравший Мавзолей местом исторического торжества победившей Советской державы, наверное, тоже имел свою историческую правду.

О которой никогда не расскажут бывший министр Культуры Мединский и действующий президент Владимир Путин.

Потому что это - не их историческая правда. Это правда других людей. И других эпох.

Можно сделать всё для того, чтобы на Украине - стране, давшей наследнице Советского Союза России украинского парня, павшего в Белоруссии Геннадия Потёмкина и ещё 2088 Героев Советского Союза, - к власти в 2014 году пришли человеческие отбросы и фашистские недобитки.

А после этого с деланным возмущением наблюдать за варварским уничтожением ими Памятников Советским воинам-освободителям, за методичным уничтожением Донбасса бандеровской сволочью и, оторвав рыльца от корыта, громко осуждать их за "негуманность" и надругательство над исторической правдой о войне.

Можно тихо сидеть, поджав хвост, оплёванными с головы до ног польской националистической шантрапой, и взирать на то, как там ломают памятники или оскверняют могилы Советских солдат, робко выражая монаршье неудовольствие устами весёлой Маши Захаровой, которая, прервав на секунду огненную "Калинку", грозно надувает губки с оглядкой на Кремль. Мол, не слишком ли грозно я их надула на этот раз?

Можно громко защищать "историческую правду о войне и Победе Советского Союза" и одновременно выкручивать руки и ноги Белоруссии, родине 309 Героев Советского Сoюза, Советской Республике, потерявшей в этой войне каждого четвёртого жителя, торгуясь с ней за каждый нефтяной рубль, как торговец помидорами на провинциальном рынке, по принципу: война - это прошлое. А бабло - это настоящее и будущее.

И с удовлетворением наблюдать эпилептические припадки горячего одобрения в среде подрастающих патриотических мутантов, точно так же предавших и оплевавших память своих предков, как и их вечный гуру.

И, с трудом скрывая страх, отворачиваться от холодного, презрительного взгляда тех, кто, несмотря на все усилия "родной власти", не потерял разум и сохранил свою историческую правду и память о войне.

И с ненавистью называть их агентами Госдепа и сотрудниками Навального.

Можно, глубокомысленно наморщив лоб, громко заявлять США и Великобритании "решительный протест" по поводу искажения ими исторической правды и тихо вкладывать сотни миллионов доларов в американские облигации, переводить на счета британских банков миллиарды фунтов и покупать там королевские особняки.

Всё это - одна историческая правда. Такая же, как и фильмы "Штрафбат", "Сталинград" и "Т-34", как доска Маннергейму и памятники Колчаку-освободителю.

Но есть и другая историческая правда. Правда Геннадия Потёмкина.

И её невозможно сохранить и спасти от издевательства" методами Кости Сапрыкина".

Ради этого не нужно ходить в окружении сотни охранников на шествие Бессмертного полка с фотографией папы.

Не поможет!

Для того, чтобы защитить память этого паренька, надо переименовать улицу, на которой торчит посольство Украины в Леонтьевском переулке Москвы, в проезд Богдана Сташинского, а после этого официально обратиться к украинским властям и их европейским покровителям, что в случае продолжения глумления киевских руководителей над могилами и памятниками Советских Солдат любая коммерческая деятельность украинских предприятий на территории России будет полностью прекращена вместе с подачей газа и нефти. А в случае продолжения обстрела Донбасса по вооружённым силам украинской армии с Российской стороны будут нанесены уничтожающие удары.

А в МИД Польши направить официальную ноту с требованием не только немедленно прекратить надругательства над памятью воинов Советской Армии, но и в сжатые сроки восстановить все разрушенные и осквернённые мемориалы.

Потому что, в случае неисполнения требований Российской стороны, памятники жертвам катынского расстрела будут снесены, участок заасфальтирован, и на его месте будут казармы, стрельбища и тренировочные площадки Спецназа и ВДВ МО РФ.

А на месте крушения самолёта "пана президента" Качиньского под Смоленском будeт построен торгово-развлекательный центр "Маршал Ярузельский".

Многое можно сделать, чтобы защитить историческую правду, чтобы спасти лейтенанта Потёмкина.

Только для этого надо самому стать таким, как этот паренёк.

Который уже 77 лет, с недоступных небес, глядит на загороженный фанерой Мавзолей, на доску Маннергейму, на памятники белогвардейским генералам, на спасителя армии Анатолия Сердюкова, на истово крестящего лоб Серегея Шойгу, на радостно танцующую Машу Захарову, на командира ЧВК Вагнера Уткина, на космонавта Рогозина и на Президента Владимира Владимировича Путина.

И слушает речи про бомбу Ленина и обман коммунистами несчастного русского народа.

И ждёт, когда о его исторической правде хотя бы просто вспомнят.

В этой или какой-нибудь другой жизни.

И робко, с надеждой улыбается нам из тех самых райских кущ, куда без всяких усилий попал и где остался навеки 20-летний лейтенант и безбожник Генка Потёмкин и куда никогда не попадут его далёкие богобоязненные потомки
.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments