марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

Про плохие театры. Опять.

https://vas-s-al.livejournal.com/857098.html/2020/01/24/
(перепостил darkhon)
У меня сейчас период в жизни, когда со старыми обязательствами я уже расквитался, а новых ещё не набрал, и первый раз с 2017 года появилось свободное время после работы.
Таня вовсю этим пользуется, стремясь наверстать в культурном плане два вынужденно тощих года.

Из-за этого чаще ходим в театры, и что-то больше неудачно.

Наша подруга играет в пьяное ЧГК в барах, и там за победу дают билеты в театры "второго эшелона".
Так мы попали два раза в театр дома-музея Высоцкого на Таганке. Театр при музее, да.

Первый раз смотрели "Звезды на утреннем небе" по пьесе Александра Галина 1982 года.
Спектакль про изнанку победившего социализма, живописует быт проституток, выселенных из Москвы за 101 километр на время олимпиады-80 (упреждая вопросы: я обычно о том, на что мы идём, узнаю "по факту" в день похода в театр).

Спектакль мне понравился. Никакой явной антисоветчины в него не напихали, наоборот по действию даже толком не понятно, в какой период оно происходит. Тогда очень понравилась игра актёров, точнее актрис. Не то чтобы я был знатоком социального дна, но на мой взгляд эта плаксиво-откровенная разбитная эмоциональная манера разговора, которая бывает у совсем падших, страдающих алкоголизмом людей, была схвачена и воспроизведена очень верно.

Недели через три подруга опять победила в пьяном ЧГК, и мы пошли в тот же театр на "Грозу" Островского.

Пришли, и на второй минуте спектакля я с удивлением понял, что актрисы играют купчих 19 века _точно_так_же_.

Оказалось, что это не гениальное вживание в роль проститутки. Это актрисы выучили только один типаж, и теперь тиражируют его везде - хоть купчиха, хоть Клеопатра.

Шутка в том, что если героев Островского играть как гопников, это убивает сюжет пьесы.  Потому что у Островского двуличные мещане заклевали вообще-то хорошую и совестливую Катерину, которая от безысходности жизни с нелюбимым мужем на время его отъезда завела любовника, и так потом переживала, что покончила с собой (если для вас это был спойлер, то нечего было прогуливать уроки литературы, это школьная программа).

А если купцов играть как алкашей, а купчих как блядей, то вообще непонятно, о чём там переживать? Для такой публики поход "налево" может закончиться максимум мордобоем, но никак не самоубийством.
Катерина вообще играла так, что мне казалось, она сейчас не выдержит и отвесит леща Кабанихе, которая её изводит.

Хуже того, истошный ор, из-за которого я ушёл с постановки Виктюка - это, оказывается, не творческий метод Виктюка, а основной театральный приём современной московской сцены.
У актрисы, которая играет "мамочку" в притоне и Катерину одинаково, остаётся один приём, чтоб показать зрителю "эмоции" - орать.

Это, оказывается "театрально".

На этот жуткий подход к актерской игре я натыкался и раньше, помню что ушёл из-за него из "Ленкома" с постановки "Пер Гюнта". Пещерные тролли там представали как гопники с района и, конечно, орали.

Но раньше я ходил в театр реже, и считал это "отдельными неудачами".
Но когда актёр орёт во всю глотку в третьем подряд театре - я с ужасом понимаю, что это их так учат.
Это где-то в каком-то театральном вузе есть вражина русской культуры, который объясняет приехавшим из провинции девочкам и мальчикам, стремящимся к московской сцене, что совершенно не нужно вживаться в своего персонажа, не нужно этой работы ума - понять конфликт вековой давности, понять обстоятельства, в которых он был возможен - достаточно кричать текст, и зритель ощутит эмоции.

Эти размышления не позволяют мне решить, чем всё-таки объяснить, что актёры, стремясь "играть", играют всё больше гопоту.
Может быть (и это самый печальный вариант) они не видели вообще никакой другой манеры общения. Они выросли среди гопоты. Они смотрели российские сериалы про ментов и бандитов. Они слушали блатной шансон в маршрутке по дороге в школу и в театральный вуз. И их учителя тоже были гопниками, только с баблом и налётом снобизма, мажорами, которые как-то получив много денег, сумели навязать себе и другим веру в то, что они - великие театральные режиссеры.

Такой человек не может сыграть купца, потому что не может его помыслить. Не может изобразить мук совести, так как никогда их не чувствовал.

Есть менее мрачное объяснение. Актёры и режиссёры считают быдлом свою публику. Считают, что в зале сидят те, кто смотрел российские сериалы про ментов и бандитов, и если им играть гопников, то это единственное, что будет понятно. Полные залы это предположение подтверждают.

Самое оптимистичное объяснение такое: в театре идейно продолжает господствовать модернизм (речь не об архитектурном модернизме, а о художественном) с его повышенным интересам к отверженным, героям, безумцам, людям полусвета, всем тем, кто так или иначе не вписывается в массовое современное общество. Эстетика декаданса и предельных состояний. В других областях искусства это было преодолено "явочным порядком", когда оказалось, что любые "непризнанные" вполне вписываются в общество потребление, и ничто не продаётся так хорошо, как грамотно расфасованный протест. А в театре, может быть, чоткие пацаны продолжают вызывать повышенный интерес режиссёров.

Сегодня случился очередной прокол.
Таня купила билеты в театральный центр "На страстном" на ни много не мало "Оптимистическую трагедию" (тут спойлерить не буду, смотрите прекрасный фильм 1963 года).

Извините, у меня было чувство, что режиссёр представлял себе гражданскую войну по образам современной поп-культуры, и только. Матросня, красный цвет, комиссары с наганами, бабы в красных косынках, портрет Ленина, ватники и бушлаты. А теперь замиксуем! Матросня на комиссарах, комиссары на матросне, комиссары в красном, матросня на красном фоне, все в бушлатах танцуют под электронику, "Отставить дискотеку!" Одни герои вроде как разговаривают друг с другом, ведут действие, другие в это время начинают кататься по сцене или таскать по ней бутыли для офисного кулера с водой, в которых стоят гвоздики. Почему? Да ни по чему! Вдруг зритель заскучает от диалога! И вообще, раз мы про гражданскую войну - должны быть гвоздики! Ленин же с гвоздикой был!

Само собой, женщины орут. Тут актрисы превзошли все прошлые глубины - они не играли вообще. Они просто кричали текст со сцены в зал. В какой-то момент стали читать стихотворение про "нас водила молодость в сабельный поход, нас бросала молодость на Кронштадтский лёд". Так вот, я ответственно заявляю, что когда я в средней школе выступал на конкурсе чтецов, я декламировал стихи лучше.
Это было, что называется, "как пономарь".
Матросы, понятно, те же гопники, на сцене даже столбы сделали, чтоб пахан сидел повыше и бычил на остальных. Потом на столб посадили комиссаршу, замерли вокруг - вроде как памятник гражданской войне в каком-нибудь парке, в это время выходят люди - типа экскурсия, и с памятником фотаются. Но герои при этом разговаривать не прекращают!
Зачем это паясничанье с фото с памятником? Показать, как далека от нас гражданская война? Так это и так видно, видно, что актёры вообще не представляют, что это было, что было в головах у матросов, что было в головах у молодой девчонки - комиссара, что она сама пошла этих матросов за большевизм агитировать.
Понятно же, матросы - гопники, а комиссар - отмороженная, умеет орать и расстреливать.
Первую половину действия в углу сцены тёрлась какая-то бабушка, не то мать комиссарши, не то уборщица, которая пыль с памятника стирает.
По сюжету пьесы комиссарша убивает матроса, который её домогался.
А в варианте от театрального центра "На Страстном" она убивает матроса, потом постоянно палит в воздух (выстрелы благотворно, тонизирующе действуют на зрителей, даже лучше, чем крики), а заодно, чтоб показать, какая крутая, убивает и эту бабушку.
Может, ещё кого потом убила - я после бабушки не выдержал и ушёл.

Эту пошлось даже антисоветчиной не назовёшь.
Это мы берём серьезную, назидательную пьесу из времён социалистического реализма и ставим её так, чтоб зритель ничего назидательного не ощутил. Самый страшный грех постмодернизма - тоталитарный дискурс. Не дай бог мы ему какие мысли навяжем.
Поэтому диалоги на полуслове прерываются буффонадой, поэтому у нас все - контуженные клоуны на деревенской дискотеке, поэтому актеры всем своим видом показывают, что им вообще не интересно, что это были за люди, что сложилась та ситуация, которую они играют.

Там, где что-то серьёзное - там скука, а где скука - оттуда зритель бежит. Так, видимо.
Публике гэги и ор со сцены нравились, пляски в бушлатах - тоже.
Я уж надеялся, что режиссёр вообще отбросит нить повествования, сосредоточится на чистой эстетике (тельняшки, кожанки, ремни, полумрак и чад кутежа) и дело дойдёт до гомоебли, но, к сожалению, я ушёл с середины.
Надеюсь, гомоебля была в развязке драмы.

P.s. чтоб всё не было столь печально, скажу о хороших театрах.
Театр мюзикла в кинотеатре "Россия" на Пушкинской площади ставит хорошие красивые мюзиклы.
В музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко отличные оперы с полноценными декорациями. Это такой Большой театр для бедных.
Театр на Таганке ставит современные драмы, на новый год порадовал нас спектаклем "Горка" (который, правда совсем не создает новогоднего настроения).
Очень хорош также Театр на Малой Бронной.
Ну и Малый театр остаётся эталоном в палате мер и весов, нулевым километром, от которого все остальные отсчитывают свои эксперименты.
Из экспериментальных запомнилась "Конармия" в центре Мейерхольда. На грани фола, предел того, что я могу принять, но она эту грань не перешла.
Пьесы про гопников, боюсь, хорошо ставят во всех театрах.

This entry was originally posted at https://vas-s-al.dreamwidth.org/842057.html. Please comment there using OpenID.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments