марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Откуда взялся "Ад коммуналок" - или о "приватном" и "публичном"

https://anlazz.livejournal.com/2020/01/24/

Кстати, интересно – но отмеченная в прошлом посте особенность «правого мышления», провозглашающая совершенно локальное и ограниченное явление «вековой нормой» - проявляется не только по отношению к воспитанию. На самом деле оно охватывает практически все аспекты человеческого мировосприятия, создавая иногда забавную – но чаще всего, довольно печальную – ситуацию полной невозможности выхода за пределы текущих представлений. То есть – полного непонимания всего, что лежит за рамками обыденной реальности для индивида. В том числе, и «временной» - т.е., закрывает возможности понимания прошлого и будущего.

Возьмем, например, такой достаточно интересный вопрос, как необходимое для человека сочетание приватности и публичности. Важное, например, при анализе ситуации с жильем и при моделировании развития этого самого жилья. Разумеется, нам – т.е., современным людям – «совершенно ясно», что человек должен иметь свое «личное пространство». Нет, конечно, необходимый размер этого самого «пространства» может быть больше или меньше. (На основании данной особенности даже придумали «особые характеристики» для психического склада человека: «эстраверты» и «интраверты».) Однако, в целом, эта самая величина должна стремиться к бесконечности. (По крайней мере, «типовая» советская «трешка» на 76 «квадратов» - это очевидная «конура» для современного человека.)


* * *

Однако так ли это на самом деле? По крайней мере, при внимательном рассмотрении данное представление оказывается весьма и весьма спорным. В том смысле, что неожиданно выясняется, что пресловутое «личное пространство» является изобретением довольно позднего времени. Поскольку в том же «первобытном обществе» никакой приватности быть просто не могло. Ну да – какая там «приватность», если подавляющее время существования homo sapiens он проживал в общих жилищах. «Индивидуальные» же дома стали строить только после завершения «неолитической революции» - т.е., порядка 5-6 тыс. лет назад. И то, только в наиболее «развитых» регионах.

Впрочем, даже после этого о каком-либо «личном пространстве» можно было говорить весьма условно. В том смысле, что проживание в «крестьянском доме» означало только то, что «большая семья» оказывалась в какие-то моменты отделена от остального рода. На самом деле, кстати, это «отделение» само по себе продолжалось весьма незначительный период, поскольку определенная часть крестьянских работ продолжала оставаться совместной, да и разнообразные празднества и прочие «ритуальные действа» до самого последнего времени охватывали всю общину. («Окончательную индивидуальность» крестьянское хозяйство получило только в период «фермерства» - т.е., где-то в конце XVIII-XIX веке для самых развитых стран.)

Но даже в подобном случае человеку приходилось делить свой дом со множеством родственников. Которые, как правило, не отделялись стенами-перегородками, проживая в одном общем пространстве. (Даже американские фермеры до конца XIX века не делили свои дома на комнаты.) Тем более, что размеры средних жилищ была довольно незначительными – не более 20-30 кв. метров. ,(И то – это уже «хоромы», «пятистенки». Хижины бедняков были еще меньше.) Ну, и в довершение ко всему, подобные помещения людям приходилось делить не только с братьями-сестрами-дедами-прадедами, но и с домашними животными. (Причем, часто не только с собаками-курами, но и свиньями-коровами.) Наверное, тут не надо говорить, что подобное положение не позволяет даже предполагать о делении на «экстравертов/интровертов»!

* * *

Впрочем, и переход к индустриальному производству мало что изменил. В том смысле, что подавляющее число людей продолжало селится такими же «тесными группами» – поскольку вплоть до 1920 годов прошлого века стоимость отдельной квартиры была слишком велика для наемных работников.( Свернуть ) Причем, это касалось не только рабочих – кои часто не могли позволить себе даже снимать отдельную комнату на семью, поэтому вынуждены были занимать только «угол». (Иначе говоря, отдельную койку в общей комнате. Впрочем, иногда и койки не было –приходилось «спать повременно», меняясь с другими бедолагами. И это при наличии постоянной работы – безработным жилось еще хуже.) Но и представители относительно «обеспеченных» слоев. (Скажем, студенты, конторщики и прочие мелкие служащие и т.д.) В том смысле, что они часто снимали комнаты «с товарищами». (Правда, в данном случае речь шла, в основном, о холостяках.)

Более того – даже в случае материальной обеспеченности не было ничего необычного, скажем, в том, чтобы делить вдвоем одну дачу. Или, например, селить в своем жилье какого-нибудь родственника. Причем, надо понимать, что под «своим» тут подразумевается съемная квартира, поскольку реальное владение недвижимостью сведи городского населения конца XIX –начала XX столетия было не распространено. Причем, не только в России, но и в других развитых странах. Кстати, хрестоматийный пример тут – это Шерлок Холмс, делящий снимаемую у миссис Хадсон квартиру на пару с доктором Ватсоном. При этом площадь последней была довольно скромна – где-то читал, что если брать описание самого Конан Дойла, то она была не более 500 кв. футов. Т.е., 46 кв. метров – площадь малогабаритной «двушки»! (В «нашем» фильме, кстати, показывают довольно роскошные «апартаменты», но это уже особенности кинематографии.) Конечно, по сравнению с площадью крестьянской избы (или подвала, где жили бедняки) это – хоромы, но не сказать, чтобы значительные.

И да – не стоит забывать, что в квартирах «благородных сословий» проживали не только хозяева, но и слуги. Что делает пресловутое «личное пространство» еще более условным. Забавно, кстати, но последнее касалось даже представителей самых высших слоев населения – включая монархов. Причем, как показывает практика, ситуация, при которой в любое, самое, что ни на есть, личное пространство – вроде спальни – может легко войти посторонний человек, иногда приводила к крайне неприятным последствиям. (Скажем, для Петра III или Павла I.) Однако все равно, менять подобное положение не считалось нужным.

* * *

На этом фоне становится понятным, что пресловутое «уплотнение квартир» - предпринятое во времена Революции 1917 года – было отнюдь не таким инфернальным действом, каким оно видится из нашего времени. (Почему этим самым «уплотнением» так любят пугать антисоветчики.) В том смысле, что превращение «приватного жилья» в «общее» касалось только очень небольшого количества людей, к указанному времени перешедших в разряд «единственных квартиросъемщиков». Да и в данном случае надо еще смотреть: что же реально вызывало страдания – само «уплотнение» или необходимость находиться рядом с личностями, имевшими отличающийся тип поведения? (Иначе говоря, интеллигент должен был проживать рядом с пролетарием.) Поскольку – как уже было сказано – «сожительство» (тогда это слово не имело сексуального значения, а обозначало именно проживание в одном месте) разных людей даже в случае «образованных сословий» не было редкостью. (Кстати, забавно – но тот же Булгаков, который создал образ «страдающего в шести комнатах» профессора Преображенского, в «Белой Гвардии» показал «буржуазный вариант уплотнения».
При котором спали на диванах и сдвинутых стульях – и не жаловались, даже находили подобное положение занятным.)

То есть, пресловутый «ад коммуналок» - это, в значительной мере, искусственно созданная конструкция. Служащая или «идеологической цели» – ну да, показать, что проклятые большевики гнобят население страны. Или еще каким-то «локальным интересам»: скажем, для писателей-сатириков коммуналки предстояли собой идеальную «сцену», на которой они могли реализовать самые необычные столкновения людей. (Разумеется, была и определенная группа «бывших» - относящихся к самому верху «образованных сословий» - для которых указанная жизнь была действительно немыслима. Но она была крайне ограниченной.) И да, в «то время» - т.е., в 1920-1930 годы – неудивительным было стремление многих «совслужащих» «попасть в Москву». И это при том, что в провинции эти самые служащие часто имели или отдельную служебную квартиру, или даже собственный дом, , а в столице могли рассчитывать только на комнату в коммуналке! (То есть – самих современников «коммунальный ад» нисколько не пугал. И это при том, что данными «совслужащими» в подавляющем числе случаев были именно представители прежних «образованных сословий».)

И лишь в 1960 -1970 годы положение изменилось. В том смысле, что массовая «приватизация жизни» - т.е., предоставление гражданам отдельного жилья – создало условия для резкого изменения отношения к «личному пространству». Причем, в значительной мере, коснулось это и тех, кто начинал жить в коммуналке или крестьянской избе. (Что очень хорошо показывает важность именно общественного сознания по сравнению с сознанием индивидуальным.) Ну, а об их детях и говорить нечего. Собственно, последние и создали тот самый конструкт «коммунального ада», который господствует по сей день. (Воспринимая даже очевидно юмористические произведения тех же Ильфа и Петрова или Зощенко, как жесткую сатиру.) Впрочем, значительная часть представителей «творческой интеллигенции» даже 1930-1940 годов рождения происходило из наиболее обеспеченной жильем части советского населения, поэтому для них «ужас коммунальной жизни» стало очевиден еще раньше.

* * *

То есть – можно сказать, что само зарождение понятия «личного пространства» следует искать где-то в 1960-70 годах. Разумеется, это не значит, что коммунальные квартиры могут рассматриваться, как некий идеал (или, хотя бы, оптимум) – нет, это с самого начала был компромисс. Которые собирались решать путем развития строительной отрасли – как, в конечном итоге, и было сделано. (Вот только успехами советского градостроительного комплекса в значительной мере воспользоваться не удалось: как раз тогда, когда он вышел на «проектную мощность» - т.е., получил возможность строить столько жилья, сколько нужно гражданам – наступил распад СССР.) Однако при этом стоит понимать, что особого ужаса в проживании там не было: в подавляющем числе люди до указанного периода не считали «личное пространство» чем-то сильно необходимым.

Более того, даже после перехода к индивидуальному проживанию они лет двадцать продолжали придерживаться прежних норм – с широким общением с соседями, не закрываемыми дверьми и значительной ориентацией на коллективное времяпровождение. И окончательно все это прекратилось уже в постсоветское время. (Кстати, тут интересно то, насколько подобное изменение поведения было вызвано «рыночными реформами», а насколько – уже указанным процессом «приватизации жизни», связанным с особенностями проживания в отдельных квартирах. Впрочем, это уже отдельная тема.)

Поэтому, завершая поставленный разговор, тут хочется сказать о несколько ином. О том, что знание описанной выше особенности – т.е., временной локальности «приватности», как понятия – позволяет не только понять «историческое поведение» и СССР (к примеру) в целом, и отдельных его граждан. Но и в позволить сделать некие «наметки» на будущее – причем, «наметки», очень сильно отличающиеся от привычного «бесконечного дления современности». Но об этом, разумеется, будет сказано уже отдельно.

P.S. Разумеется, все вышесказанное не означает, что приватность есть зло, а публичность добро. Равно, как не означает и обратного. Речь идет о другом – о том, что подобные понятия, сами по себе, не просто есть предмет эволюции человеческого развития, а вовсе не естественными и существующими с начала веков вещами. Но появились достаточно недавно, и поэтому вряд ли могут считаться сколь либо «обработанными» конструктами, пригодными для «непринужденного использования». Напротив, к подобным вещам надо подходить крайне осторожно, постоянно проверяя их связь с социальным базисом. (А не орать на каждом углу о том, что «человек не может размножаться в малогабаритной квартире». Поскольку в действительности как раз в «малогабаритках» он и «размножался в течение десятков тысяч лет.)

P.P.S. Ну, и разумеется, это не значит, что надо вновь создавать коммуналки. Поскольку, как уже было сказано, мощность современного строительного комплекса - пока еще сохраняющаяся - позволяет обойтись без данного типа жилья. Вот если его окончательно "добьют", тогда да, ситуация может измениться. Однако вину за данное действо будут нести те, кто этот комплекс разрушит.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments