марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Чем нарушить спокойный сон американских авианосцев?

https://topwar.ru/167400-chem-narushit-spokojnyj-son-amerikanskih-avianoscev.html

Начну издалека и с абсолютно известных фактов. Раз речь зашла о том, что в Америке все могут спать спокойно (давайте про «Посейдоны» и прочие фантастические мультики не сейчас), то это спокойствие граждан должно стоять на каком-то фундаменте. Иначе это не спокойствие, а так…

Таким фундаментом (общеизвестно) являются американские авианосные ударные группировки, которые по сути своей просто плавучие аэродромы, которые можно выдвинуть куда угодно. Естественно, неплохо защищенные от всевозможного противодействия. Ну, в теории, поскольку попробовать на прочность АУГ никто еще не пытался, так что в реальности может быть и много сюрпризов.

Все-таки мы далеко ушли от Второй мировой войны, когда плоскопалубные монстры могли решить при определенных условиях все проблемы. И решали, роняя такие шкафы, как «Ямато» и «Мусаси».

Но прогресс на месте не стоял, самолеты стали реактивными, на них появились хорошие радары, ракеты стали умными и точными.

И в середине 50-х годов возникшее после Второй мировой противостояние между бывшими союзниками СССР и США превратилось в некую дилемму: как в случае чего уничтожить противника и не потерять свое.

С одной стороны, в начале этого пути у американцев головной боли не было вообще. У них были стратегические В-29, способные донести до объектов на территории СССР атомные бомбы с аэродромов в Европе, хотя с Европой сомнений было много. В основном из-за того, что Советская Армия запросто могла ничего не оставить от Европы еще раз.

Вообще, сухопутные силы СССР не оставляли шансов противнику. В воздухе намечался если не паритет, то наши самолеты уверенно догоняли все произведенное на Западе.

А вот на море однозначно все было не так красиво. Строить корабли так, как это умели наши бывшие союзники, увы, мы так и не научились. И встала во весь рост проблема «что делать на море». А на море вообще не было никаких шансов оказать хоть какое-то сопротивление бывшим союзникам. Ни на Тихом океане, ни на Севере.

И правительство Советского Союза приняло эпохальное решение: не пытаться догнать США и их холопов в гонке по спуску на воду кораблей, а попробовать нейтрализовать преимущество противника иным способом.

У СССР был не козырь – колода козырей в лице Королева, Глушко, Челомея, Чертока, Раушенбаха, Шереметьевского… И эту колоду разыграли с максимальной эффективностью, сделав ставку на противокорабельные ракеты, которые можно было запускать с кораблей, подводных лодок и самолетов.

Да, с подводными лодками вышло далеко не сразу, надводные корабли были тоже далеки от идеала, но авиация…

А с авиацией получилось. Видимо, сыграл взятый во время войны старт и дальнейший разгон. Чего греха таить, кораблей во время войны крупнее тральщика мы не строили, а вот катера, подводные лодки и самолеты – вполне себе.

Да, в те годы подводные лодки были далеко не те, что сейчас, и такой угрозы не представляли, как современные чудовища, а вот сделанная ставка на бомбардировщики, вооруженные тяжелыми противокорабельными ракетами сыграла.


И не просто сыграла. Советский Союз при всем желании просто не мог бороться с США на море, наращивая наравне количество кораблей. Но вот какой получился расклад: эскадрилья бомбардировщиков с ПКР легко и непринужденно доставляла ракеты на дистанцию пуска, могла уничтожить корабли противника, но в то же время стоила неизмеримо меньше, чем корабли-носители ракет.

Понятно, что ракетные катера мы в расчет не берем, это оружие ближнего действия. А вот морские воздушные ракетоносцы стали реальной головной болью для США на долгие годы сразу по нескольким причинам.

Первой стала возможность выпускать самолеты, способные далеко нести ПКР, ну и сами ПКР.

Второй причиной стало количество самолетов, способное нести ПКР. В пике своего расцвета морская ракетоносная авиация (МРА) имела в своем составе 15 полков по 35 самолетов. Полтысячи ракетоносцев, которые к тому же можно очень легко перебрасывать с одного ТВД на другой…

Плюс еще к ним самолеты РЭБ, танкеры, разведчики, противолодочные самолеты, просто бомбардировщики. В целом МРА представляла собой очень ощутимую силу.

И в авиаответе на возможный поход к берегам СССР был свой резон. Обнаружить в море корабль, а тем более соединение было намного проще, чем полк МРА в полном составе идущий с «официальном визите» к АУГ. Даже когда появились первые спутники-шпионы, их применение было, скажем так, с минимальной пользой.

Так что для США настали времена поиска решений, потому что любой командир соединения кораблей американского флота не был уверен в безопасности своих кораблей именно потому, что вышедшие на дистанцию уверенного залпа советские ракетоносцы могли нанести весьма значительный урон.

Да, конечно, авианосцы, самолеты, эффект прикрытия с воздуха… Однако даже в случае своевременного обнаружения экипажам нужно время, чтобы взлететь и выйти в заданный район. Сомнительно, что советские пилоты стали бы по-джентльменски их ожидать.

Так что, пожалуй, только пятидесятые годы американцы прожили в относительном спокойствии. Далее начался планомерный поиск способов противодействия советской авиации.

В итоге все вылилось в противостояние американского флота и советских ракетоносцев. Менялись модели, от Т-16к через Т-22 к Ту-22М, суть оставалась одна: минимизировать потери флота от ударов МРА в случае гипотетического конфликта.

В основном американские надводные корабли мутировали в корабли ПВО, и не просто ПВО, а дальнего действия. Основной целью стало превращение кораблей в средство борьбы с ракетоносцами Туполева.

Можно только восхищаться тем, сколько материальных ресурсов США всадили в разработки. А между тем многое разработанное оказалось, мягко говоря, весьма узкоспециализированым. Здесь стоит вспомнить попытку применения не самых дешевых (а вообще-то очень дорогих) перехватчиков F-14 Tomcat со сверхдорогими ракетами «Феникс», которые тоже создавались для борьбы с МРА в ирано-иракском конфликте.

Выяснилось, что против МиГ-23 и МиГ-25 Ирака можно было бы применить что-то на порядок дешевле, чем F-14.

Ладно, самолет. Давайте посмотрим, на что похожи две основные неавианосные боевые единицы американского флота: крейсер «Тикондерога» и эсминец «Арли Берк». Достаточно просто посмотреть на список вооружений, и сразу становится понятно, что основная специализация этих кораблей – ПВО и ПРО. Ну еще могут ракетами по берегу пострелять.

Можно с уверенностью сказать, что именно морская ракетоносная авиация СССР оказала столь существенное влияние на развитие кораблестроения в США. И даже сегодня, через 30 лет после ликвидации Советского Союза, основной концепцией боевых кораблей США является противовоздушная оборона.

Конечно, сказать, что в СССР нашли способ полной нейтрализации АУГ – это погрешить против истины. Но таким количеством самолетов, способным доставить почти в любую точку мира достаточное количество ракет для нанесения если не поражения, то причинения значительного ущерба флоту США, сделать это было возможно.

И здесь проверять никто бы не захотел, насколько это все реально. Просто потому, что одной стороне это бы стоило огромных потерь в самолетах, другой – в кораблях.

И нельзя сказать, что это стоило нам копеек. Пять сотен ударных самолетов (а Ту-16 и Ту-22 в свое время были лучшими в мире), экипажи высшего класса, инфраструктура, все это стоило огромных денег.

Некоторые люди придерживаются мнения, что авианосный флот нам стоил бы примерно таких же денег. Но полноценные авианосцы мы строить так и не научились, а огрызки-крейсера с функцией запуска самолетов на Западе никого не пугали, даже когда их у нас было три. В перспективе три.

Но даже и без авианесущих крейсеров у нас была сила, которая реально умеряла прыть американцев. Морская ракетоносная авиация.

Я еще позволю себе напомнить, что само расположение на карте СССР и США разное. У США все просто и удобно, два океана, в акватории каждого за очень короткое время можно сконцентрировать сколь угодно огромную эскадру. А вот у нас, увы, маневрирование кораблями разных флотов возможно только теоретически. А в принципе невозможно, особенно если где-то начнутся боевые действия. Да и расстояния между флотами просто ужасающие.

И вот тут возможность переброски трех-пяти полков ракетоносцев может очень серьезно изменить баланс сил на любом ТВД, особенно учитывая тот факт, что переброска будет происходить в воздушном пространстве своей страны. И противнику будет очень непросто препятствовать этой переброске в принципе.

Не знаю, кому как, но мне кажется, что это действительно очень важный момент. Если мы не сможем (а мы уже никогда не сможем) собрать в кулак свой флот и дать противнику по бортам, то это можно было сделать с помощью ракетоносцев.

Ключевое слово – «было». К сожалению.

Закончился Советский Союз – закончилась и морская авиация. Причем убили ее свои, уложившись в неполные 20 лет. И все, той силы, что реально держала в напряжении авианосцы США, просто не стало.

Наверное, я не погрешу сильно против истины, если скажу, что так, как деградировал наш ВМФ, не досталось никому. И в итоге ВМФ просто взял и убил свою авиацию. Легко и непринужденно. Во имя того, чтобы жили корабли.

Вообще, конечно, с самого момента организации СССР в плане флотоводцев у нас было все весьма и весьма печально. И флот если и был, с толковым руководством, то было это весьма недолго, где-то там, в семидесятых.

Ну и вот это руководство, спасая более близкие им корабли, просто уничтожило морскую ракетоносную авиацию. Которая была окончательно упразднена в 2010 году.

Остатки самолетов передали в состав дальней авиации.

Прошло десять лет. Позволю себе выразить мнение, что сегодня у нас в ДА просто не осталось экипажей, способных работать по морским целям. Дальняя авиация как бы не предназначена для работы по кораблям, соответственно, экипажи готовят несколько по иной методике.

Вообще, конечно, странно. Весь мир работает над созданием у себя авиационных соединений, способных решать на море любые задачи, и ведь уже со времен Второй мировой войны стало ясно, что авиация – это главное ударное оружие. Ракеты да, ракеты — это прекрасно, но самолеты тоже несут ракеты, и самолеты очень хорошо могут работать «глазами» у корабельных группировок.

А у нас? А у нас в трубе есть газ…

Но для того чтобы понять, в каком направлении необходимо думать и двигаться, стоит посмотреть на то, что делают соседи. Морские державы с динамично развивающимися ВМС.

Речь идет о Китае и Индии.

Китай сегодня основной соперник для США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Темпы, с которыми развивается флот НОАК КНР, достойны уважения и восхищения. Все хорошо и с авиацией.

Говоря же о морской ракетоносной авиации, следует отметить, что здесь имеет место быть копирование китайцами того, что было когда-то создано в СССР.

Сегодня у КНР на вооружении стоит Xian H-6K — наиболее поздняя модификация H-6, который, в свою очередь, копия нашего Ту-16к. Н-6К так же отличается от Н-6, как тот отличен от Ту-16.

Боевая нагрузка Н-6К составляет 12 000 кг. Бомбардировщик способен нести 6 крылатых ракет CJ-10A (тоже копия нашей Х-55), сможет нести самолетную версию Дунфэн-21.

DF-21 вообще интересное оружие. Вроде бы ПКР, которая может доставить и ядерную боеголовку куда надо, но в то же время ракету можно использовать как способ доставки БПЛА и как противоспутниковую ракету.

Вкупе с ракетоносцем, у которого приличный радиус действия – вполне себе.

Но более интересно на мой взгляд то, что делает Индия.

Индусы не стали обременять себя покупкой дорогостоящих лицензий или организации производства через «ксерокс».

Более того, рассудив, что строить бомбардировщики или ракетоносцы типа Ту-16 или Ту-22 дорого, индусы сделали более интересно: построили ракету под существующие самолеты.

Самолетов откровенно хороших в Индии достаточно. Речь идет про Су-30МКИ, которых у Индии более 200. И купленных у нас, и произведенных по лицензии.

Как раз под Су-30МКИ в качестве носителя и была сконструирована ПКР «Брамос», имевшая в основе нашу же ПКР П-800 «Оникс», точнее, ее упрощенную экспортную версию «Яхонт».

«Брамос-А», версия для авиационного применения. Планировалась у установке на истребитель пятого поколения FGFA, но так как самолету не суждено летать, вполне подошел и Су-30МКИ, который берет не 6 ракет, как китайский Н-6К, а не больше 3. Зато ему не нужно сопровождение/охрана, Су-30 сам кого угодно может озадачить вопросом безопасности, даже с «Брамосом» на подвеске.

А что говорить, если от ПКР избавиться…

Радиус у китайского Н-6К, конечно, в два раза больше. Это да. 3000 против 1500 – есть разница. Китайцы могут оперировать своими самолетами на большом удалении. Но сколько у КНР таких самолетов?

Всего Н-6 было изготовлено около 200. Это всех модификаций, начиная с Ту-16. Учебных, разведчиков, танкеров, бомбардировщиков… Если говорить о Н-6К, то их пока выпустили 36.

У Индии около 200 Су-30МКИ. Хотя да, у КНР Су-30 тоже имеются. Только нет «Брамосов» для них.

Но в целом все выглядит неплохо для обеих стран. Да, у Индии подешевле, но не факт, что хуже. Зато страна может выставить такую массу самолетов, что вопросами отражений такого количества ПКР будет очень сильно озадачен флот любой страны. Вплоть до перегрева процессоров.

И обращаю ваше внимание, что ВСЕ заделы на нашей технике.

А у нас?

А у нас есть и Су-30, и более интересные Су-34, и ракеты «Оникс», и более новые разработки. И окончательно одряхлевший и неконкурентоспособный флот есть, и довольно напряженная ситуация со страной на мировой арене.

Понятно, что войны не ожидается, но в случае чего — у нас как не было флота, способного на Тихом океане вразумить тех же японцев, так и не предвидится. Про флоты США, КРН я даже не заикаюсь. И подкреплений ждать неоткуда.

Единственное, что могло бы весомо упасть на чашу весов и склонить их в нашу сторону, это несколько реальных полков носителей противокорабельных ракет.

На самом деле на воссоздание морской ракетоносной авиации нам надо не так уж много времени. Ее можно начать реанимировать, используя базу морских штурмовых полков, которые используют все те же Су-30. Просто научить Су-30 работе с ПКР «Оникс».

География у нас почти не изменилась. Как были флоты разорваны, так они и сейчас каждый в своей луже барахтается. С новыми ударными кораблями (если это не МРК) у нас по-прежнему все ужасно. И единственное, что могло бы резко усилить возможности флотов, – это возрождение морской ракетоносной авиации.

Вот только стоит продумать вопрос использования не Су-30, а Су-34. Более интересный самолёт, на мой взгляд.

И конечно же, вопрос кадров. Кадры, кадры и еще раз кадры. Самолетов наклепать просто. Было бы кого за штурвалы сажать.

Однако же у нас очень странный подход к этому вопросу, в особенности у флотского командования. Не хотят на флоте связываться с авиацией. Действительно, зачем нам МРА? Есть же «Калибры», все вопросы ими решим.

Вот Хрущев тоже так примерно думал, а чем все закончилось?

Есть уже испытанный «Оникс». Ракета вроде бы интересна флоту, но не в плане применения с самолетов. Да и о самой идее возрождения МРА как-то ничего не слышно. Да и о авиационных вариантах наших ПКР тоже молчок. Не нужны, видимо.

Право, странно. Индия работает в этом направлении, Китай работает, даже в США что-то там сдвигают с мертвой точки. И только у нас – тишь и благодать. Только России не нужны тяжелые и дальнобойные ракеты на самолетах.

Может, у нас откуда-то появились корабли, которые способны реально быть угрозой для АУГ? Не помню, если честно, чтобы что-то в строй вступало.

Хорошо, помимо сверхзвукового «Оникса» теперь вроде бы есть гиперзвуковой «Циркон». Ладно. А носители? Все те же катера? И наши древние «Орлан» и «Атланты», которых в случае чего даже из космоса отслеживать не надо, они и так на весь глобус палятся?

Несерьезно. Непрофессионально. Недальновидно.

Впрочем, что там говорить, у нас же «Посейдон» есть. Он все проблемы решит, если что.

Жаль, что к «Посейдону» нормальных адмиралов в довесок не дают. Было бы полезнее в разы. И не пришлось бы потом (не приведи господи, конечно) локти отрывать, чтобы укусить. Потому что сегодняшний день нашей морской авиации подобен флоту.

Да, у нас пока еще сохранились несколько по недосмотру явно уцелевших полков морской штурмовой авиации. На Су-30СМ, с дозвуковыми ракетами Х-35 и Х-59МК и сверхзвуковой Х-31А.

Ракеты не новые (я бы сказал: древние), с БЧ, позволяющей уверенно отработать по корвету. 100 кг у Х-31 – ну корвет, не больше. Об авианосцах, крейсера и эсминцах даже не говорим. Равно как не буду ничего говорить о том, насколько сегодня успешно можно применить дозвуковую ракету.

Нужен несколько иной подход.

Вообще, очень странно, что мы, в прошлом создавшие эталонную морскую ракетоносную авиацию, с которой сегодня откровенно копируют все, кто хочет чего-то достичь (Индия и Китай), завтра окажемся даже не в положении догоняющих. А в положении отставших навсегда.

И где? На море, где мы в общем никогда и не были сильны. Но нам, наверное, и не надо. У нас же есть «Посейдон»…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment