марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

Маленькая ложь и большое предательство

https://mikle1.livejournal.com/2020/02/11/
Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий среди всего прочего, задал интересный вопрос "для господина Путина. Почему Путин не вспоминает о сотрудничестве НКВД и гестапо против поляков, о совместных конференциях и встречах этих служб осенью 1939 г.?"

Ох, не зря он этот вопрос адресовал президенту России. Явно не хотел получить ответ на этот вопрос. Как, впрочем, и на все остальные. Потому как знал, что не по рангу Путину вступать в полемику.

Впрочем, вполне возможно, что пан Моравецкий в силу традиционного польского гонора не знает ответ. Я имею в виду - не знает исторические факты.

General Bor-Komorowski und Obergruppenführer von dem Bach, 2 октября 1944 года.

Напомню, фантазия о сотрудничестве НКВД и гестапо была вброшена в наше информационное пространство в перестроечные годы. Её автор – польский политэмигрант и командующий Армией Крайовой генерал Тадеуш Комаровский. Это он отдал приказ поднять восстание в Варшаве в самый неподходящий момент и обрёк сотни тысяч поляков на уничтожение гитлеровцами.

Кстати, этот тот самый Комаровский, который  отказался принять советских парламентёров, присланных спланировать совместные действия против немцев. Зато его принимал у себя штурмбанфюрера СС Пауль Фухс. В итоге Варшавское восстание закончилось подписанием капитуляции паном генерашлом Комаровским, а немцы за это сохранили ему жизнь.

Почему бы пану Моравецкому не вспомнить о переговорах командующего Армией Крайовой (главной, как сейчас утверждают в Варшаве, освободительной силы) с эсэсовским палачом? Но Комаровский в Польше теперь герой, ему всё прощают. В том числе и это двойное предательство. Сначала он в угоду политическим амбициям и желанию освободить Варшаву без русских, поднял местное сопротивление, а потом сдал людей в обмен на свою жизнь.

И, между прочим, это была его вторая капитуляция. 7 сентября 1939 года он во главе курсантов Центра подготовки кавалерии, которым командовал, выступил на фронт. Был назначен заместителем командующего Объединённой бригадой кавалерии в составе армии «Люблин». И через несколько дней с группой генерала Тадеуша Пискора капитулировал.

Герой. В польском понимании героизма.

Советский маршал польского происхождения (выходец из Варшавы, где на момент восстания проживала его сестра) Константин Рокоссовский в интервью корреспонденту английской газеты «Санди таймс» и радиокомпании «Би-би-си» в СССР 26 августа 1944 года в Люблине:

"Бур-Коморовский вместе со своими приспешниками ввалился сюда, как рыжий в цирке — как тот клоун, что появляется на арене в самый неподходящий момент и оказывается завернутым в ковер… Если бы здесь речь шла всего-навсего о клоунаде, это не имело бы никакого значения, но речь идёт о политической авантюре, и авантюра эта будет стоить Польше сотни тысяч жизней. Это ужасающая трагедия, и сейчас всю вину за неё пытаются переложить на нас. Мне больно думать о тысячах и тысячах людей, погибших в нашей борьбе за освобождение Польши. Неужели же вы считаете, что мы не взяли бы Варшаву, если бы были в состоянии это сделать? Сама мысль о том, будто мы в некотором смысле боимся Армии Крайовой, нелепа до идиотизма".

13 сентября по 1 октября 1944 года советская авиация (ночные бомбардировщики По-2) произвела в помощь восстанию 4821 самолёто-вылет, включая 2535 самолёто-вылетов с грузами для повстанческих войск, а также прикрытие с воздуха и бомбёжки немецких войск. Также восставшим помогала зенитная и наземная артиллерия. Для корректировки огня были сброшены на парашютах связные офицеры. Коморовский отказался их принять, зато принял представителей гитлеровцев, через которых и начал торг о капитуляции.
........

Пойдем далее. Слово «конференция», которым описывают формат взаимодействия советских и германских спецслужб, сразу рисует в воображении картины официальных заседаний, на которых злые энкавэдисты и коварные гестаповцы обсуждают в тёплой дружеской атмосфере планы уничтожения гордой Польши.

На само деле контакты между спецслужбами  были. Но речь шла не об уничтожении поляков, а о том, что делать с беженцами, перемещением населения и военнопленными. Никаких «конференций» не было. Конференция – это не формат спецслужб.

Польского государства уже не существовало, польское правительство сверкало пятками где-то на границе с Румынией.  Советский Союз должен был распахнуть свои объятия для всех граждан Польши, которая ещё месяц назад надеялась вместе с Гитлером напасть на СССР? На советской территории оказались тысячи польских военнослужащих. Многие из них были участниками советско-польской войны 1920 г. и осадниками, которые получили от диктатора Пилсудского земельные наделы в захваченных в 1920 г. Западной Украине и Западной Белоруссии за усердие в службе.

Ни один грамотный правитель не будет держать в тылу толпы военнослужащих вражеской армии, а польская армия, напомним, по состоянию на 1939 г. была для СССР вражеской и гордилась этим званием.

В итоге НКВД передал польских граждан тем, кто теперь осуществлял власть в Польше и с кем сами же поляки грезили напасть на СССР. Также офицеры НКВД входили в состав контрольно-пропускной комиссии, обсуждавшей с немцами (потому что больше не с кем!) вопросы возвращения польских беженцев в места постоянного проживания. Если пан Моравецкий уверен, что НКВД и гестапо вместе разрабатывали планы уничтожения поляков, почему же НКВД не уничтожил всех польских беженцев, пока они были в его руках?

На этом моменте не имеющие ответов по существу мгновенно перескакивают на тему Катыни. Но вот это как раз к обвинениям пана Моравецкого, изложенных в начале, отношения не имеет.

По материалам СМИ, включая https://www.ritmeurasia.org/news--2020-01-22--polshe-v-otsutstvie-opravdanij-ostaetsja-valit-s-bolnoj-golovy-na-zdorovuju-47085
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments