?

Log in

No account? Create an account
марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Крестный отец «Акулы» и маршал космонавтики

https://vpk-news.ru/articles/55161/2020/02/15/
Чем сталинские наркомы отличались от  нынешних «манагеров»

9 мая мы отпразднуем 75-ю годовщину Победы советского народа над фашистской Германией. Будут чествовать выдающихся полководцев, сквозь зубы упомянут Верховного главнокомандующего Сталина и, как всегда, вряд ли вспомнят, народного комиссара и министра вооружения СССР (1941–1953), министра оборонной промышленности СССР (1953–1957), министра обороны СССР (1976–1984), Маршала Советского Союза Устинова. Дмитрий Федорович оказался забыт в последние годы, хотя с ним связана целая эпоха в истории нашей страны.

В 1922 году, в 14 лет он вступил добровольцем в Красную армию. Воевал с басмачами в Средней Азии. После демобилизации – слесарь на бумажном комбинате в Балахне, затем – машинист на текстильной фабрике в Иванове. Все это время учился. В 1934-м окончил знаменитый Ленинградский военмех, кузницу кадров для оборонной промышленности. Начал работать инженером в Артиллерийском морском НИИ, а через несколько лет стал генеральным конструктором, затем директором мощного машиностроительного завода «Большевик».

Самый молодой нарком

В 1941 году за несколько дней до войны был назначен народным комиссаром вооружения Советского Союза. В 32 года – член правительства! А ведь наркомат занимался производством всех видов артиллерии – полевой, противотанковой, зенитной, береговой, корабельной, авиационной, танковой и самоходной. Времена суровые. Назначение надо было заслужить, доверие – оправдать. Ведь кому много дано, с того много и спрашивается.

Молодой нарком справился.

Хотя ситуация была тяжелейшая. Огромные потери в технике в первые недели и месяцы войны, необходимость срочной эвакуации оборонных предприятий из западной части СССР на Урал и в Сибирь…
Вторую Золотую звезду Героя Социалистического Труда Устинов получил за подготовку первого полета человека в космос

К концу 1941-го на восток было вывезено 80 процентов всех предприятий Наркомата вооружения. А это 1360 крупных заводов, 54 тысячи единиц оборудования, включая 40 тысяч металлорежущих станков. Уже сама эвакуация огромного числа крупных предприятий и сотен тысяч рабочих с семьями на тысячи километров была подвигом, не имевшим равных в истории. Но мало вывезти оборудование. Надо было чуть ли не в чистом поле да еще в условиях морозной зимы его установить и начать производство. Причем увеличить выпуск оружия в разы.

Не хватало всего: самолетов, танков, пушек, снарядов, даже винтовок. Но люди, начиная с государственных руководителей и кончая подростками, ставшими к станкам вместо отцов, ушедших на фронт, трудились на пределе, а то и за пределом человеческих возможностей, чтобы дать армии оружие. Производство вооружений уже к началу 1942 года было восстановлено. А в 1943–1945-м пошло в войска все более мощным потоком. Причем в этих тяжелейших условиях создавались системы оружия, превосходящие те, что выпускала вся Европа, работавшая на фашистскую Германию: реактивная система ВМ-13 «Катюша», истребители Ла-7 и Як-9, танки Т-34-85 и ИС-2, пушка ЗИС-3, пистолеты-пулеметы и автомат Судаева.

И ко всему приложил руку молодой нарком. К окончанию войны ему, представим, только 37 лет. Но это уже сильный, опытный руководитель, прошедший огонь войны и медные трубы многочисленных наград, включая звание Героя Социалистического Труда. Именно в те годы сформировалась поразительная работоспособность Дмитрия Федоровича. Ему было достаточно четырех часов сна. Все остальное время он трудился с исключительным напряжением. И эту потрясающую способность сохранил до своих последних дней.

А ведь он не был лишь талантливым организатором. Оставался инженером, способным вникать и в проблемы производства, и в особенности конструкции новых систем оружия. В этом принципиальное отличие Устинова и других «маршалов» экономики сталинских времен от нынешних топ-менеджеров, которые мало смыслят в сложных технических системах, но прекрасно рулят денежными потоками. Себе в карман. Если сталинские наркомы были знающими и неподкупными, то нынешние «манагеры», как правило, совершенно некомпетентны и жутко вороваты.

В 1946-м в связи с реорганизацией правительства Дмитрий Федорович стал министром вооружения СССР. С марта 1953-го по декабрь 1957 года – министр оборонной промышленности. С 1957 по 1963 год – заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Комиссии Совмина СССР по военно-промышленным вопросам, широко известной как Военно-промышленная комиссия (ВПК).

Сейчас, вспоминая легендарную космическую эпопею СССР, чаще всего называют Королева, Гагарина, других генеральных конструкторов и первых космонавтов. Много реже вспоминают Брежнева, который курировал космическую отрасль как секретарь ЦК КПСС. И совсем мало кто знает, что вторую «Золотую Звезду» Героя Социалистического Труда Устинов получил за подготовку первого полета человека в космос. Как председатель ВПК при Совмине он принимал участие во всех этапах прорыва в космос, начиная с запуска Р-1. Он же занимался созданием системы противоракетной обороны.

Еще меньше известны заслуги Устинова в создании нашего подводного атомного флота. В 1957 году он был председателем государственной комиссии по приемке первой АПЛ, после чего стал крестным отцом многих ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, включая крупнейшую в мире субмарину проекта 941 «Акула».

С 1965 по 1976 год как секретарь ЦК КПСС отвечает за развитие военно-промышленного комплекса СССР. В эти годы был достигнут ядерный паритет с Америкой – поистине историческое достижение.

Что касается стиля работы секретаря ЦК Устинова, об этом рассказал в своей книге Аркадий Шипунов – выдающийся конструктор артиллерийского, стрелкового и противотанкового оружия, систем ПВО. В конце 60-х у возглавляемого им Конструкторского бюро приборостроения (ныне всемирно известного КБП) возникли определенные трудности. Местные партийные руководители решили исправить ситуацию привычным путем – за счет смены руководителя. Однако Устинов, которому огромный творческий потенциал Шипунова уже был понятен, не просто запретил трогать КБП, но и поручил своему помощнику ежедневно связываться с талантливым конструктором, дабы знать, когда и какая нужна помощь.

Как результат этой поддержки КБП стало на ноги, окрепло и начало выдавать на-гора непревзойденные до сих пор образцы оружия. Это системы ПВО «Панцирь-С» для Сухопутный войск и «Каштан» для ВМФ, артиллерийский комплекс А-630 для боевых кораблей, ПТРК «Корнет», огнемет «Шмель»... Интересно, что «Корнет» позволил бойцам движения «Хезболла» в 2006 году нанести поражение доселе непобедимым танковым войскам Израиля. А ведь в поле зрения Устинова как секретаря ЦК находились сотни, если не тысячи КБ, НИИ, предприятий, подобных КБП Шипунова.

Став в 1976-м министром обороны СССР, он продолжил курс на перевооружение армии на новейшие системы. В том же году в войска пошли комплексы средней дальности РСД-10, а затем в начале 80-х – оперативно-тактические ОТР-22 и ОТР-23 «Ока». При нем армия получила танки Т-80 с газотурбинным двигателем, БМП-2 и БМП-3, истребители МиГ-29 и Су-27, стратегический бомбардировщик Ту-160, были созданы ЗРК С-200 и С-300, появились авианесущие корабли. Устинов ушел из жизни в конце 1984 года, то есть 35 лет назад, но и поныне все, что было создано с его непосредственным участием, является основой наших Вооруженных Сил.

Именно тогда сформировалась современная оборонная промышленность, становой хребет российского машиностроения и прикладной науки. Когда сегодня с высоких трибун нам рассказывают о суперсовременных системах, коих еще нет в распоряжении заморского супостата, нужно вспоминать людей, трудами которых создан колоссальный научно-технический и производственный задел – фундамент нашей нынешней безопасности.

Дело еще в том, что создание оборонно-промышленного комплекса СССР потребовало повышения уровня среднего и высшего образования, без чего невозможно появление талантливых ученых, инженеров, конструкторов и технологов, фундаментальной и прикладной науки, культуры производства.

Проверка памяти

Дмитрий Федорович Устинов – олицетворение гигантского пласта ученых, инженеров, технологов, рабочих и организаторов производства, сотворивших подлинное чудо: на протяжении жизни одного поколения создав мощнейшую военную промышленность и на ее основе – могучую армию. И если сегодня вести речь о возрождении России, ее науки и экономики, то нужно прежде всего обращаться к опыту великих людей, сумевших объединить знания, энергию, таланты и трудолюбие нашего народа.

Дело не только в выдающемся организаторском и техническом таланте Устинова. Дело в советской власти, которая взяла подростка из рабоче-крестьянской семьи с тремя классами церковно-приходской школы, дала ему среднетехническое, затем высшее образование, разглядела в нем талант инженера и руководителя, подняла на высшие ступени государственного управления. Не принадлежность к одной из «башен» или к одному из кланов, не личная преданность кому-либо из власть имущих, а талант, трудолюбие, безграничная преданность делу – критерии, по которым люди поднимались наверх.

Но даже память о великих организаторах ОПК стирается. В том числе вполне сознательно. Надо отдать должное нашим военным. Многовековые традиции они стараются сохранять. Недавно, например, с дружественным визитом «за тридевять морей» – в Кейптаун ходил показать Андреевский флаг атомный ракетный крейсер «Маршал Устинов», заложенный еще в бытность Дмитрия Федоровича министром обороны СССР.

Но многие гражданские чиновники разного ранга слабо помнят того, кому обязаны возможностью жить в независимой стране. Во всяком случае, и в это трудно поверить, в Москве, городе, где 43 года жил и трудился Дмитрий Федорович, нет ни площади, ни улицы Маршала Устинова. А ведь речь не только о нем.

Недавно ушли из жизни главные режиссеры двух некогда модных театров – «Ленкома» и «Современника», оппозиционный свет которых потух вместе с разрушением СССР. Их прах сегодня – на главном кладбище страны – Новодевичьем. А для великого авиаконструктора, создателя эпохальных Ил-72, Ил-86, Ил-96 Генриха Васильевича Новожилова там места не нашлось. Как мне горестно сказала его вдова: «…Нас приютили военные». Его похоронили на Мемориальном кладбище в Мытищах со всеми воинскими почестями.

Это к вопросу о том, кто сейчас в почете. Разнообразные, зачастую бездарные лицедеи, не сходящие с телеэкрана, «бесовщина» из шоу-бизнеса, сказочно обогащающаяся на дебилизации молодежи. А что же истинные творцы, особенно настоящая элита народа – «технари», создающие самые передовые системы техники? Они не только прозябают в безвестности, но и зачастую находятся на пороге бедности с зарплатой ниже, чем у охранников банков.

Престиж создателей боевой техники – вопрос не этики, а национальной безопасности. Пока еще отечественный ОПК держится на плаву (и даже умудряется создавать что-то новое) только на базе научно-технического задела, созданного во времена и при непосредственном участии таких титанов науки и производства, как Устинов. Однако человечество не стоит на месте. ВПК США, стимулируемый гигантским военным бюджетом (ассигнования на оборону США в 2020 году достигнут умопомрачительной цифры – 738 миллиардов долларов), энергично создает новые системы оружия. Идут масштабные фундаментальные и прикладные исследования для боевой техники, основанной на новых физических принципах.

В России после нескольких десятилетий пагубной финансовой засухи на армию и ОПК пролился наконец живительный дождь ассигнований. Но сегодня он пошел на убыль. Это означает, что неравенство в доходах между теми, кто работает в наиболее прибыльных секторах экономики (банки, газнефтепром, металлургия), и «оборонщиками» будет не только сохраняться, но и углубляться. СМИ готовы восторгаться образцами оружия, о которых рассказывает глава государства. Но им и дела нет до тех, кто создает эти непревзойденные образцы.

До тех пор пока государственные деятели и те, кто определяет общественное мнение, не изменят подхода к технарям в целом и «оборонщикам» в частности, мы обречены на постепенное отставание.

Почему же в Москве до сих пор нет ни улицы, ни площади Устинова? Улица была. При застройке западной части Москвы в 1984 году одна из магистралей была названа как бы навскидку Осенним бульваром. В 1985-м для увековечения памяти ушедшего из жизни министра обороны СССР бульвар был переименован в улицу Маршала Устинова. А Осенней назвали соседнюю. Однако пришедшие к власти в 1990 году «демократы» вернули прежнее название (Осенний бульвар), ликвидировав улицу Маршала Устинова. О великом человеке в угаре «демократизации» предпочли забыть.

Год назад группа ветеранов Вооруженных Сил и ОПК обратилась к руководителю фракции КПРФ в Государственной думе Геннадию Зюганову с просьбой содействовать изменению явно ненормального положения. Соответствующее обращение было направлено в мэрию Москвы. Идею поддержало Министерство обороны. Поначалу вопрос был рассмотрен в московском правительстве положительно. Нашли достойное место, которое можно было бы назвать площадью Маршала Устинова. Но все застопорилось. Комиссия мэрии Москвы рассматривает этот вопрос уже год.

75-я годовщина великой Победы не за горами. Несомненно, от чиновников всех рангов мы услышим самые хвалебные слова в адрес отцов-победителей. Но не будут ли они расходиться с делами. Увековечение памяти Дмитрия Федоровича Устинова станет лакмусовой бумажкой, которая позволит понять истинное отношение московских чиновников к подвигу тех, кто ковал Великую Победу.

Вячеслав Тетекин,
депутат Государственной думы 6-го созыва, доктор исторических наук

Опубликовано в выпуске № 5 (818) за 11 февраля 2020 года


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment