марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Роман Шухевич: жизнь после смерти и работа на спецслужбы СССР

https://skeptimist.livejournal.com/2020/02/17/

Когда я выставлял и комментировал интервью с Георгием Санниковым, я совсем забыл, что хотел написать об одном эпизоде, который описал Г. Санников, вполне возможно имея в виду Романа Шухевича.

"Был такой случай, когда один из руководителей оуновского подполья, потеряв в бою всю охрану, один вышел с двумя пистолетами в руках, ведя огонь по приближающимся солдатам. Каждый уважающий себя оуновец имел два оружия. Наган — безотказный, но очень тяжело нажать на спусковой крючок (вот вы, например, не нажмете), и пистолет — легкий, автоматический, но который мог отказать. И обязательно каждый носил лимонку Ф-1. Был привязан кожаный шнурок от нее к воротнику. Когда руки отказывают — чтоб можно было зубами чеку выдернуть. 3,5 секунды — и все. Многие пытались подорваться при захвате, но мы не давали. А потом они сами рады были. Потому что менялось сознание.

К счастью,наш будущий пленник никого не зацепил. Руководитель операции дал команду пулеметчику бить по ногам. Ноги ему перебили, потом вылечили. Вербовал его один из наших руководителей, вел беседу на равных. Как украинец с украинцем, во имя будущего Украины. Столкнулись две идеологии. Наша взяла. Это была честная беседа, с документальными доказательствами, об использовании западными спецслужбами подполья в своих целях — разрушения славянского единства. В результате он стал одним из наших лучших помощников, а для подполья он навсегда остался героем."

А вот и фрагмент об этом от Г. Санникова в одной из его книг:

"К сожалению, я не могу и сегодня назвать имя одного из крупных руководителей подполья, попавшего в руки советской контрразведки... Назовем его условно Г. Долго гонялись за ним чекисты. Вышли на место его временного укрытия. После короткого боя находившиеся вместе с ним в хате боевики были уничтожены. На предложение сдаться провиднык отвечал огнем и отбивался фанатами. Он был нужен живым. Николай Иванович дал команду вести только отвлекающий огонь, чтобы оуновец расстрелял свой боезапас. Пулеметчикам было приказано в случае появления в секторе обстрела этого главаря бить только по ногам. Вскоре стрельба из хаты прекратилась, и в дверном проеме показался человек с двумя пистолетами в руках. Он, стоя в дверях, прицельно стрелял по приближающимся контрразведчикам. Стало ясно, что провиднык сознательно вызывает огонь на себя, имея намерение погибнуть в бою. Все правильно рассчитал Зубатенко. Не дал противнику пустить в себя последнюю пулю. Не успел провиднык уйти из жизни героем. Пулеметная очередь перебила ноги, и он без сознания рухнул на землю...

За организованным и старательным лечением Николай Иванович следил лично. Сделали все возможное. Привлекли лучших хирургов. Было проведено несколько сложных операций, в том числе врачами, специально вызванными из Москвы. Спасли ногу провидныку. Николай Иванович почти ежедневно впервые дни лечения бывал у больного, часами сидел у его постели. О жизни говорили. И о смерти. Нужной или бессмысленной. Дело мы имели не просто с врагом советской власти. Провиднык был образованным, интеллигентным человеком. Привлечь умного врага на свою сторону — особое мастерство. Филигранная работа, осуществлять которую дано далеко не каждому чекисту-агентуристу. Николай Иванович «играл» с открытыми картами.


Долго продолжалось идеологическое противостояние. Удалось его убедить. Нет, он практически остался на позициях украинского националиста. Его убедили в другом. В борьбе за призрачную «самостийную и незалежную» погибли тысячи людей. Сотни тысяч оторваны от своей родины, родных земель и находятся в лагерях или на спец¬поселении. Если он считает себя истинным патриотом Украины, пусть поможет несчастным вернуться на родину, к своим хатам и землям. Ему предлагается программа борьбы за свой народ в условиях сложившейся и исторически закрепленной временем украинской государственности. Существует Советская Украина, и ОУН бессильна изменить ход истории. Именно ОУН виновата в геноциде нации — развязав кровавую бойню в Западной Украине, вызвала тем самым ответную реакцию всей советской мощи. Надо спасать жизни людей, это святая обязанность любого украинца во имя интересов нации.

Да, Г. был нужен нам живым. Да, мы рассчитывали на его помощь, Да, он был бы обречен, если бы не пошел на сотрудничество с нами... Его ознакомили с некоторой информацией наших надежных источников в оуновских зарубежных центрах. Ложь и обман исходили из Мюнхена. Не о судьбе гибнущего подполья думали зарубежные лидеры ОУН, а только о своей выгоде, своем благополучии... Ему доказали это документально. Он убедился, что это не фальшивка, сфабрикованная госбезопасностью. И провиднык сдался. Он попросил только об одном: его бывшие руководители по подполью и друзья, подчиненные никогда не должны узнать о его захвате и сотрудничестве с госбезопасностью. Он должен для всех, кто знал его по подполью, умереть. Навсегда. Для всех. Пусть думают, что он погиб героем. Он попросил изменить его имя. Расстаться с ним навсегда. Взять имя другого человека и начать новую жизнь...

Чекисты сдержали слово. Все условия были выполнены. В последующем он оказал большую помощь органам госбезопасности, спас жизни и облегчил участь многих участников Сопротивления..."

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments