марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Три дня и три ночи майкопской резни

https://topwar.ru/168565-tri-dnja-i-tri-nochi-majkopskoj-rezni.html

После штурма Майкопа большая часть горожан затаилась, т. к. была наслышана о бесчинствах войск, связанных с Кубанской радой, на территории области. Только немногочисленные буржуа решили, так сказать, передать генералу Виктору Покровскому «верительные грамоты». Для этого был устроен торжественный обед. Таким образом буржуазия старалась выторговать себе безопасность и неприкосновенность. Но даже они не знали, что Покровский под личиной «легитимной власти» уже начал готовить почву для массовых казней и грабежа.

Законодательный цинизм Покровского


Вслед за приказанием №1 «коменданта» есаула Раздеришина, обескураживающим своей безграмотностью, последовал «Приказ №2» уже за подписью «начальника 1-й Кубанской дивизии генерал-майора Покровского». Ужасающий своим расчётливым цинизмом приказ гласил:


Цинизм этого приказа состоял даже не том, что контрибуция возлагалась на всех без разбору в городе, который был якобы «освобождён от большевиков». Изощрённый цинизм был в том, что жителями окраин (слободок) в основном были рабочие и небогатые служащие, которые при всём желании не могли собрать такую колоссальную сумму ни за три, ни за десять дней.

В то же время вышел и приказ №3. Этот приказ вводил военное положение в городе, в вышеупомянутых слободках всякое передвижение с семи вечера и до шести утра запрещалось, освещение должно было быть в это время отключено, в том числе и в домах, а любого нарушившего данный приказ ждал военно-полевой суд и, скорее всего, расстрел. При этом не забыл Покровский и о своих гедонистических замашках, поэтому в центре Майкопа владельцев кафе, ресторанов и прочих увеселительных заведений не просто просили открыть свои предприятия, а требовали их немедленного открытия без ограничения часов работы.

Приказ №4 за подписью генерала Покровского требовал население сдать всё находящееся на руках оружие, а также все предметы снаряжения и обмундирования вплоть до шинелей и фляг. И под понятие «оружие» подпадали и кинжалы. Что именно относится к холодному оружию, указано не было. Всех, у кого при обыске могли обнаружить запрещённые предметы, было приказано расстрелять на месте.

Три дня и три ночи казней


Рано утром 21 сентября, пока Покровский принимал участие в очередном торжественном мероприятии по поводу взятия Майкопа (молебне в Успенском соборе), по его приказу казаки ворвались в рабочие слободки. Тогда мало кто знал, что ещё ночью белоказаки изрубили сотни человек, а днём намеревались полностью зачистить рабочие районы города. Слободки так и не смогли выплатить контрибуцию, чего и ожидал генерал, а посему, как он и угрожал, окраины были преданы огню и разграблению. Пользуясь приказом №4, каратели Покровского просто грабили мирное население. Руководствуясь приказом №2, они скрывали свои преступления, сжигая разграбленные дома.

Одним из свидетелей Майкопской резни был бывший иеромонах Сергей Труфанов (Илиодор), черносотенец, некогда друг Распутина и достаточно осведомлённая и при этом одиозная личность с откровенным налётом авантюризма. Несмотря на свои специфические взгляды, сомневаться в объективности Труфанова не приходится. Во-первых, с большевиками внятного общего языка он найти не смог. А во-вторых, его самого в Майкопе задержали казаки Покровского, поэтому он очутился в центре событий.

Произошедшее воистину потрясло даже видавшего виды Труфанова:


Истреблению подвергались не только по идеологическому и классовому признаку, но и по возрастному цензу. Так, мужчин призывного возраста, которым удалось остаться в семьях и избежать призыва, без суда и следствия казнили в их собственных домах на глазах у матерей, жён и детей. Отрубленные части тел валялись почти по всему городу. Оголодавшие собаки растаскивали тела, превращаясь в агрессивных людоедов под стать людям.

Но вернёмся к воспоминаниям Труфанова:

Известны и случаи и вовсе парадоксальные в своей лютой жестокости. Так, один из казаков Покровского зарубил жену собственного родного брата, который ушёл к красным, и почти всех своих племянников, кои попались ему на глаза.

Даже кровавость Гражданской войны, в которой не было святых ни со стороны белых, ни со стороны красных, не могла смягчить содеянного Покровским. О резне узнали в штабе Добровольческой армии из агентурного донесения в Особое отделение контрразведки Отдела Генерального штаба при главнокомандующем Вооруженными силами Юга России за ноябрь 1918-го года (приведено в сокращении):


Как только весть о зверствах Покровского разлетелась по всему югу, его стали презирать буквально все – и белые, и красные. Во множестве мемуаров участников Белого движения Покровский значится исключительно как кровожадный мерзавец. При этом командование нужных выводов не сделало, хотя и Деникин, и Врангель Покровским брезговали, по крайней мере, личным общением с этим генералом. Всем было понятно, что майкопская расправа была не просто преступлением, а огромным ударом по всему Белому движению. Из города, который назвать полностью красным до Покровского было сложно, потянулась прочь даже буржуазия. Резня продолжалась три дня и три ночи. Южная «долина яблонь» превратилась в огромную плаху.

Теперь даже люди, лояльные к белым, стали сторонниками большевиков. При этом Покровский продолжал окружать себя заискивающими безграмотными палачами вроде есаула Раздеришина, коменданта Майкопа и автора некоторых иезуитских приказов, и никакой критики своих действий не принимал. Наоборот, генерал считал свою «политику устрашения» единственно верной. Покровский даже не заметил, как его войска, некогда проведшие блестящую атаку на позиции красных у хутора Энем малым числом в 300 казаков, превратились в банду насильников, мародёров и головорезов.

Впрочем, грабежом занимался и сам Покровский — что в Майкопе, что в других городах. Так, в своих «Очерках» генерал-лейтенант, герой Первой Мировой и кадровый офицер Евгений Исаакович Достовалов вспоминал:

Т. к. свидетельств Майкопской резни множество, то и данные о погибших крайне разнятся. Они колеблются от 1000 до 7000 убитых. При этом количество искалеченных, изнасилованных, ограбленных и лишившихся жилья вообще никем не подсчитывалось.

Продолжение следует…
Tags: Гражданская война, История, Майкоп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments