марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 3. (часть 5)

https://p-balaev.livejournal.com/2020/03/12/
Начало тут https://p-balaev.livejournal.com/1233037.html/2020/02/10/
В интервью «Новой газете» (№ 23 от 5 марта 2010 года) «Как засекретили «Катынское дело», которым я занимался» следователь ГВП Яблоков, который вел это дело, рассказал очень много интересного. В частности, о том, что постановление о прекращении этого дела и 116 его томов из 183 засекречены. И эта засекреченность следователя обижает сильно. Он столько много наработал, мечтал разоблачить кровавый сталинский режим перед лицом мировой общественности, а начальство ему не дало, грифов «Секретно» наставило на его работу.

  Но кое-чем Яблоков успел публику удивить. Успел обнародовать видео запись допроса насчет расстрела поляков из лагеря в Осташково бывшего начальника УНКВД Калининской области Токарева https://www.youtube.com/watch?v=YoFEsrPgoOM.  Теперь историки, те, которые верят в расстрел чекистами поляков, пересказывают из этого допроса, как чекистам привезли два чемодана «вальтеров», оппоненты из другого лагеря ищут в словах Токарева нестыковки. Допрос великолепен во всех отношениях. Как учебное пособие для студентов юридических факультетов, на примере которого можно показывать, как допрашивать нельзя.
Но, господа историки, вы бы хоть, предварительно, прежде, чем начать что-то в этом допросе разбирать, проконсультировались со специалистом в области уголовного права.


Разбирать-то там нечего. Начинает это процессуальное действие следователь Яблоков с того, что объявляет Токареву: допрос будет проводиться под видеозапись. Совершенно правильно объявил, после этого видеозапись становится неотъемлимой частью протокола допроса.  Дальше, как и положено по УПК, следователь предупреждает свидетеля Токарева об ответственности за дачу ложных показаний, о чем предлагает расписаться в протоколе. На 2-ой минуте записи. Свидетель Токарев молча, но откровенно демонстративно, отказывается даже ручку брать для того, чтобы поставить свою подпись. Следователь после нескольких секунд заминки продолжает допрос. Извините, но после отказа свидетеля расписаться об ответственности за дачу ложных показаний, следователь допрос не имеет права продолжать.
  Если уголовное дело с таким протоколом допроса попадет к судье, судья, только увидев в бланке отсутствие подпись свидетеля об ответственности за дачу ложных показаний, дальше читать протокол не будет. Немедленно исключит его из доказательств. Но судьи таких протоколов не видят. Потому что до суда есть еще две инстанции – защита и прокурор, поддерживающий обвинение. Они это точно не пропустят.
Если бы уголовное дело с такими протоколами допросов, как у Яблокова, направлялось для рассмотрения в суде и попало на глаза прокурору, поддерживающему обвинение, то автоматически Яблоков получил бы акт прокурорского реагирования и в отношении его началось бы служебное расследование по факту грубого нарушения требований Уголовно-процессуального Кодекса.
Допрос следующего свидетеля, начальника Управления лагерей Сопруненко, еще более запределен  https://www.youtube.com/watch?v=7wduYGUyg4s&t=1106s.  На видеозаписи его уже обрезан момент ознакомления свидетеля с ответственностью за дачу ложных показаний.  Но дед настолько стар и у него настолько большие проблемы с памятью и соображаловкой… Как вам не стыдно, господа следователи! Любой адвокат сразу потребовал бы психиатрической экспертизы такого свидетеля и не один психиатр не рискнул бы деда Сопруненко признать полностью дееспособным. Как вам не стыдно было над стариком измываться? Да еще и подсказывать ему ответы во время допроса!
Да о чем это я?! Даже самый тупой следователь никогда в жизни такой протокол к делу не приобщит. К тому делу, с которым он обязан будет ознакомить обвиняемого перед направлением его в суд. Т.е., к уголовному делу. Именно к уголовному делу! Подшить подобный протокол к тому с материалами исторических исследований можно. Если, конечно, эту беллетристику называть исследованиями. К уголовному делу – нельзя.
В процессуальном плане свидетель Токарев не допрошен. Протокол его допроса отсутствует в деле. Но историки ведут споры о том, что Токарев рассказал на допросе! Да он мог рассказать на таком допросе, что Сталин по команде марсиан приказал убить поляков, нам-то что до этих рассказов, если дед Токарев своим отказом расписаться в протоколе нас прямо предупредил: врать он будет напропалую, но без всякой ответственности за это.
У нормального историка не должно даже тени желания появиться исследовать информацию, изложенную Токаревым во время такого допроса. В научно-историческом плане существует, в связи с этим, только один момент: почему за фальсификацию материалов уголовного дела № 159 по факту расстрела поляков следователь Яблоков не привлечен к ответственности?
Хотя, я поспешил насчет уголовного дела. В своем интервью Яблоков сказал нечто потрясающее: «13 июля 1994 года после письменных указаний прекратить уголовное дело №159 я его прекратил. Но не по 110-й статье УК РСФСР в редакции 1926 года («превышение власти должностным лицом»), как предлагалось».
  Т.е., уголовное дело в 1992 году было возбуждено по статье уже недействующего Уголовного Кодекса!
Нет, я понимаю, почему оно было возбуждено по факту, а не в отношении конкретных лиц. Планировалось нарыть доказательств вины руководства СССР в расстреле поляков. А то руководство уже в живых не было, в отношении них нельзя было дело возбудить. Воспользовались лазейкой в УПК, который дает возможности возбуждать дела в отношении неустановленных лиц. Это я понимаю, этим я сам пользовался, когда требовалось в интересах расследования избежать жестких сроков предъявления обвинений подозреваемым. ГВП тоже этим воспользовалась. И получили возможность вести расследование 14 лет. 14 лет!
  Но у них была еще одна проблема – истечение сроков давности. Единственное, что они могли вменить Берии и Меркулову, на которых трупы поляков планировали повесить – превышение должностных полномочий. Не имели права Берия и Меркулов приговаривать людей к расстрелу. Но на момент возбуждения дела действовал УК РСФСР от 1960 года, которым максимальная ответственность за должностные преступления определена сроком заключения на 10 лет. Т.е., срок давности по полякам истек еще в 1950 году. По действующему УК ГВП не могла возбудить уголовное дело в 1992 году.
   И тогда выкрутились. В 1940 году действовал УК от 1926 года, которым ответственность за должностные преступления не предусматривала срока давности: «лишение свободы на срок не ниже двух лет».  При Сталине лицо, использовавшее свою должность в преступных целях, не мог надеяться избежать ответственности в связи с истечением срока давности. Только смерть избавляла от карающего меча правосудия. Вот и решили на Сталина, Берию и Меркулова навесить в 1992 году статью УК от 1926 года.
Извините, но так сегодня можно и уголовное дело в отношении В.И.Ленина за антигосударственные преступления возбудить по статьям Уголовного уложения Российской Империи. Да и подданные царства Хаммурапи еще могут получить в отношении себя уголовное преследование, если ими займутся следователи ГВП.
Только в суд такое дело не понесешь. Судья сразу позвонит в медицинское учреждение, вызовет для обвинителя специалиста по психическим расстройствам.
Но Яблоков же в интервью заявляет, что он отказался прекращать по 110-ой дело. А по какой статье прекратил? Я читаю это интервью и отказываюсь верить своим глазам6
«Я хотел признания вины всех, кто имел отношение к Катынским расстрелам, — начиная со Сталина, Молотова, Ворошилова, Микояна, принявших решение о расстрелах, и кончая теми, кто пособничал и много лет скрывал преступления. Так как в УК не было статьи, охватывающей масштаб этого преступления, я предлагал признать состав преступления по аналогии со статьей 6 Устава Международного военного трибунала в Нюрнберге («военное преступление, преступление против мира и человечности и геноцид»). Тем более Катынские расстрелы уже имели свою квалификацию: Генеральный прокурор СССР Руденко в Нюрнберге предлагал квалифицировать катынские преступления именно по статье 6 Устава Международного военного трибунала. Только в качестве виновных на основании деятельности комиссии Бурденко советская сторона называла немцев».
  Пардон, но Трибунал в Нюрнберге создавался специально для суда над гитлеровскими преступниками. И после их обвинения он прекратил своё существование. Это был временный судебный орган. И осуждать преступников по статьям Устава Трибунала мог только он сам. Т.е., мало того, что уголовное дело было возбуждено по статье недействующего УК, так еще и осудить фигурантов должен был несуществующий суд!
  Вам еще что-то не ясно? Уголовного дела по факту расстрела поляков не существует в природе. То, что называется уголовным делом № 159, которое велось ГВП, является всего лишь политическим пропагандистским клеветническим антисоветским материалом, собранным в 183 томах. Именно поэтому даже постановление о прекращении этого дела в 2010 году засекретили. Этот факт обнуляет все собранные в рамках его доказательства причастности Советского руководства к расстрелу поляков. В рамках уголовного преследования, конечно. Но ведь можно эти «доказательства» сделать объектом научно-исторического изучения! Я же не просто так главу начал с «норманнской теории»…
Tags: Большой террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments