марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 3. (часть 9)

https://p-balaev.livejournal.com/2020/03/21/
Начало тут  https://p-balaev.livejournal.com/1233037.html/2020/02/10/

Я никогда раньше не подозревал, что можно, будучи клиническим идиотом, стать академиком. Но он стал членом-корреспондентом еще в СССР: «В начале 1989 года по решению Президиума Академии наук СССР была создана комиссия Отделения истории АН СССР во главе с членом-корреспондентом Академии наук Ю.А.Поляковым по определению потерь населения (В.Н.Земсков. О масштабах политических репрессий в СССР)…

            Но, позвольте, господа! Как вам это нравится: комиссия отделения истории РАН по определению потерь населения?
    Во Франции тоже учетом населения и изучение вопросов демографии занимаются историки? С какого перепуга? В этих отраслях работают совершенно другие специалисты, а не балаболки на тему «Что было бы, если бы не Ленин, а тетя была дядей».
   А СССР – это еще и государство с плановой экономикой, для государств с экономиками такого типа сведения о населении и его структуре, прогнозы изменения численности являются не менее важными, чем сведения о наличии золотовалютных запасов.  Что-то я сомневаюсь, насчет наличия профессиональных историков в штатах Центрального Статистического Управления и Госплана СССР. Таких не берут в космонавты, как говорится.
     И, конечно, именно в 1989 году потребовалось изучить потери населения чисто для объективности оценки времени, когда у власти находилась команда Сталина. Именно, за этот период. Вы думаете, эту комиссию интересовал период после 1953 года? Думайте дальше. Пока думалка не сломается.

На дворе начало 1989 года, во всю бушует Гласность, Политбюро ЦК КПСС образовало специальную комиссию, которая, в целях укрепления социалистической законности, весь период социализма в СССР заклеймила временем преступлений власти. А отделение истории АН СССР вознамерилось навести на прошлое страны прожектор объективности (помните «Прожектор Перестройки»?) в пику Политбюро?
   Да и не смогли бы, повторюсь, ученые-историки изучить потери населения. Это не их специальность – демография и статистика. Тем более, статистика, как дальше увидим, правоохранительных органов. Я бы посмотрел, как бы профессиональный историк смог разобраться в тех отчетах, которые я, будучи оперативником, составлял ежеквартально, каждое полугодие и каждый год. Для него все эти цифры и колонки были бы полнейшей абракадаброй: кого куда там учли арестованным, осужденным, чего он на учете и почему? Тем более, что эти отчеты еще со времен царя Гороха имеют гриф «Совершенно секретно» и не учат их составлять, в них разбираться на истфаках университетов.
     Не в состоянии профессиональный историк изучить тактико-технические характеристики танка Т-34, если даже он стал доктором наук, защитив диссертацию на тему истории СССР военного времени. В танкисты не берут с одним дипломом историка.
   Также, не способен профессиональный историк разобраться в статистике правоохранительных органов, если он не служил в органах и не занимался целенаправленно формированием этой статистики. Поверьте, это не совсем простое дело, требующее знаний и компетенции специалиста.
  А выхлоп от работы комиссии отделения истории АН СССР был только в сторону именно правоохранительных органов (они их назвали уже в те годы репрессивными) Советского Союза.   
   И эта комиссия не смогла разобраться в статистике НКВД-МГБ-КГБ. Наверно, даже не пробовала. Точнее, ей эту статистику никто и не показывал, потому как смысла не было баранам хоть новые, хоть старые ворота показывать.
  Не верите? Тогда я воспользуюсь статьей самого В.Земскова, которому другие бараны приписали результаты научных исследований по вопросу репрессий 1937-38 гг.
   Сам Земсков пытался себя выставить первооткрывателем-исследователем, то, что я процитировал из его статьи выше, предлагаю в развернутом виде:
«В начале 1989 года по решению Президиума Академии наук СССР была создана комиссия Отделения истории АН СССР во главе с членом-корреспондентом Академии наук Ю.А.Поляковым по определению потерь населения. Будучи в составе этой комиссии, мы в числе первых историков получили доступ к ранее не выдававшейся исследователям статистической отчётности ОГПУ-НКВД-МВД-МГБ, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР, находившейся на специальном хранении в Центральном государственном архиве Октябрьской революции (ЦГАОР СССР), переименованном ныне в Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)».
    А теперь еще ряд цитат из той же статьи:
«Ещё в начале 1954 года в МВД СССР была составлена справка на имя Н.С.Хрущева о числе осуждённых за контрреволюционные преступления, то есть по 58-й статье Уголовного кодекса РСФСР и по соответствующим статьям УК других союзных республик, за период 1921—1953 годов. (Документ подписали три человека — Генеральный прокурор СССР Р.А.Руденко, министр внутренних дел СССР С.Н.Круглов и министр юстиции СССР К.П.Горшенин).
В документе говорилось, что, по имеющимся в МВД СССР данным, за период с 1921 года по настоящее время, то есть до начала 1954 года, за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 чел., в том числе к высшей мере наказания — 642 980 (см.: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 9401. Оп. 2. Д. 450).
В конце 1953 года в МВД СССР была подготовлена ещё одна справка. В ней на основе статистической отчетности 1-го спецотдела МВД СССР называлось число осуждённых за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления за период с 1 января 1921 года по 1 июля 1953 года — 4 060 306 человек (5 января 1954 г. на имя Г.М.Маленкова и Н.С.Хрущева было послано письмо за подписью С.Н.Круглова с содержанием этой информации).
Эта цифра слагалась из 3 777 380 осужденных за контрреволюционные преступления и 282 926 — за другие особо опасные государственные преступления. Последние были осуждены не по 58-й, а по другим приравненным к ней статьям; прежде всего по пп. 2 и 3 ст. 59 (особо опасный бандитизм) и ст. 193-24 (военный шпионаж). К примеру, часть басмачей была осуждена не по 58-й, а по 59-й статье».
«Вплоть до конца 1980-х годов в СССР эта информация являлась государственной тайной. Впервые подлинная статистика осуждённых за контрреволюционные преступления (3 777 380 за 1921—1953 гг.) была опубликована в сентябре 1989 года в статье В.Ф.Некрасова в «Комсомольской правде». Затем более подробно эта информация излагалась в статьях А.Н.Дугина (газета «На боевом посту», декабрь 1989 г.), В.Н.Земскова и Д.Н.Нохотович («Аргументы и факты», февраль 1990 г.), в других публикациях В.Н.Земскова и А.Н.Дугина. Число осуждённых за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления (4 060 306 за 1921—1953 гг.) впервые было обнародовано в 1990 году в одной из статей члена Политбюро ЦК КПСС А.Н.Яковлева в газете «Известия». Более подробно эту статистику (I спецотдела МВД), с динамикой по годам, опубликовал в 1992 году В.П.Попов в журнале «Отечественные архивы».

      Особое внимание обратите на последний абзац: «Число осуждённых за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления (4 060 306 за 1921—1953 гг.) впервые было обнародовано в 1990 году в одной из статей члена Политбюро ЦК КПСС А.Н.Яковлева в газете «Известия».
     А теперь разоблачение сеанса «черной магии». Из записки Комиссии Политбюро:
«В результате изучения документальных материалов органами государственной безопасности установлено, что в период 1930-1953 годов по возбужденным органами ОГПУ, НКВД, НКГБ-МГБ 2 578 592 уголовным делам было подвергнуто репрессиям 3 778 234 человека, в том числе осуждено к высшей мере наказания (расстрелу) 786 098 человек. Среди лиц, подвергнутых репрессиям, осуждено судебными органами 1 229 828 человек (в том числе к расстрелу – 129 550 человек), несудебными органами – 2 478 406 человек (в том числе к расстрелу – 656 548 человек)».
     И теперь задайте вопрос какому-нибудь интеллектуалу из «мозга нации» навроде Вассермана, который утверждает, что историк Земсков установил число репрессированных: разницу между собственными исследованиями и публикацией данных сторонних лиц и организаций «мозг нации» различает? Или «мозгу нации» это конгруэнтно?
    Дальше история еще занимательней, на В.Земскова, опубликовавшего всего лишь сведения КГБ, обрушилась лавина критики со стороны … историков либерального лагеря.
   Занимательно эта история выглядела до момента, когда основатель «Мемориала» и его руководитель Рогинский признал, что «Мемориал» завышал сведения о числе репрессированных в СССР, на самом деле они были именно такими, как у Земскова, Комиссии Политбюро Яковлева и КГБ СССР.
   Но когда я сегодня встречаюсь с критикой со стороны интеллектуалов «мозга нации» насчет моих выкладок по 37-му году, и эти интеллектуалы заявляют: Земсков работал в архивах и установил…    Насколько же гениально определение Ленина!
Tags: Большой террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments