марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

Пандемия убьет все негосударственные пенсионные фонды. С пенсиями готовится еще один большой обман..

https://sell-off.livejournal.com/2020/04/19/

Экономический кризис искоренит все негосударственные пенсионные фонды

По итогам марта 2020 года стоимость портфеля пенсионных накоплений граждан в негосударственных пенсионных фондах (НПФ) снизилась на 23 миллиарда рублей. Пенсионные резервы сократились за это время на 21,6 миллиарда рублей. Таким образом, на начало апреля совокупный объем пенсионных накоплений НПФ составил 2,82 триллиона рублей, а пенсионных резервов — 1,39 триллиона рублей. Об этом, в частности, сообщили «Вести» со ссылкой на еженедельный обзор «Финансовый пульс» от Банка России, уточнив, что снижение стоимости портфелей НПФ произошло из-за неблагоприятной обстановки на финансовых рынках.

Естественно, было сделано предположение о том, что ее улучшение приведет к восстановлению стоимости активов НПФ. Однако на фоне ожиданий Минфина о существенном сокращении размера страховых взносов в государственные внебюджетные фонды это выглядит удручающе. Уж если только за март, который относительно текущего апреля выглядел вполне сносно в экономическом плане, НПФ потеряли 0,8% стоимости своих портфелей и 1,5% резервов, можно сделать вывод, что в дальнейшем эти потери будут только возрастать.

Да и прогнозы экспертов Высшей школы экономики РФ оптимизмом не блещут: по их ожиданиям, общие потери пенсионной системы России могут составить 1,6 триллиона рублей. Правда, это если события будут развиваться по плохому сценарию — со всплеском безработицы и сокращением зарплат. Но представить себе, что Россия может выйти из кризиса как-то иначе, практически невозможно.

Впрочем, главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов обращает внимание на то, что 82% активов НПФ вложены в корпоративные облигации и государственные ценные бумаги. В складывающейся ситуации это, по его мнению, весьма позитивный момент

— Если рассматривать активы по степени их надежности, то государственные ценные бумаги окажутся на первом месте, а на втором, пожалуй, как раз долговые бумаги корпораций. Потому что существуют определенные требования к рейтингам компаний, в которые могут вкладываться НПФ. Так что едва ли здесь можно говорить о высоких рисках, в отличие от акций, которые могут быстро дорожать и быстро дешеветь.

«СП»: — А такая консервативная политика НПФ способна сгенерировать какие-то убытки, если экономика страны подвергается столь сильной нагрузке, как сейчас? Ведь в нынешней ситуации даже системно значимые компании испытывают трудности, и едва ли можно в таких условиях вести речь о каких-то прибылях для вкладчиков…

— Системно значимые компании власти однозначно будут поддерживать в период кризиса, то есть какие-то ощутимые потери им не грозят. Хотя в периоды кризиса, подобного нынешнему, обойтись совсем без убытков — это уже большое достижение. Ведь потери так или иначе понесут все — либо прямые, либо через удешевление активов, либо за счет инфляции. Мировой кризис ведь только-только начинается, и он может оказаться очень затяжным. Так что в данном случае консервативная политика, которую осуществляют НПФ, вполне оправдана.

Однако именно в этом, считает экс-президент Национальной лиги управляющих, эксперт по работе с НПФ Дмитрий Александров одновременно кроется и ахиллесова пята пенсионной системы России.

— Я думаю, весь основной негатив, который только могла поймать наша экономика, она уже поймала, так что если в дальнейшем что-то и возможно в этом плане, то какие-то коррекции. Но проблема российской пенсионной системы заключается в том, что никто не хочет брать на себя ни за что ответственность, — подчеркнул он. — Поэтому НПФ и продолжают сидеть в длинных облигациях федерального займа и пяти- или семилетних корпоративных бондах и говорить — ну, речь же идет о пенсионных деньгах, поэтому мы так и консервативны. Но, например, в прошлом году активно развивался «Газпром» с «Роснефтью» и вообще вся нефтянка. Соответственно, росли и дивиденды по их акциям. Но НПФ весь этот рост банально профукали.

Конечно, основная задача НПФ — не столько приумножить накопления пенсионеров, сколько их сохранить. И с этой позиции их стратегия может быть оправдана, поскольку дефолтов как таковых в подобных активах быть не должно, а если, в крайнем случае, и будут, то небольшие. Но вопрос заключается в другом: а что нам в принципе делать с этой системой?

«СП»: — А что с ней не так?

— Ее проблема в том, что если у нас рынок растет, то НПФ практически никакого приумножения капитала не получают, но кричат с пеной у рта про консервативность и защиту. А когда рынок падает, и стоимость корпоративных бондов в случае их перепродажи до срока погашения — вместе с ним, то тут же начинаются разговоры о том, что получить прибыль тут нереально, поскольку «вы же видите — рынок упал». Кстати, вот это снижение стоимости активов НПФ в 23 миллиарда рублей, скорее всего, и случилось в результате их переоценки.

Нам пора уже, наконец, определиться — у нас пенсионные деньги в НПФ для чего? Для того чтобы зарабатывать дополнительный доход для пенсионеров к их выходу на заслуженный отдых? Или мы в основном про консервативность, и только немножко — про доходность? Если последнее — тогда мы и не зарабатываем, и не защищаемся.

«СП»: — Почему не защищаемся? Ведь консервативный подход к вложению средств пенсионеров в облигации федерального займа, в принципе, не ведет к убыткам.

— Как показала сегодняшняя ситуация, кризисы бывают по разным причинам, так что хеджироваться от них практически невозможно. Предыдущий кризис — кто бы мог подумать — неожиданно спровоцировали, обесценившись, американские ценные бумаги Fannie Mae. Теперь вот — коронавирус. По идее, в этот момент нормальные управляющие НПФ должны бы взять себя в руки, зажать все сомнения в кулак и начать покупать. По классической схеме, известной еще с античных времен — покупай, когда все продают, и продавай, когда все покупают. Ведь когда-нибудь и нефть будет стоить более 100 долларов за баррель, и квартиры в Москве подорожают процентов на 40−50, земля подорожает.

Но кругом паника — ах, всё падает, и все гадают, сколько это может продолжаться. А в следующий раз кризис из-за какой-нибудь условной Сирии произойдет, и мы вновь не окажемся к нему готовы.

«СП»: — А если все-таки средства пенсионеров в НПФ — для дополнительного заработка пенсионерам, которых пенсионная реформа в принципе сделала нищими?

— Тогда для этого нужно проводить более серьезную работу с учетом средств, надо более скрупулезно распределять их по разным портфелям. Например, если вы выходите на пенсию где-то через 25 лет, то для вас сегодняшняя стоимость этих ценных бумаг, по большому счету, значения не имеет. Вам важно, чтобы у портфеля в целом был рост. Для этого, например, на каком-то этапе можно бы и акции какие-нибудь прикупить. Возможно, более высокорисковые, но зато и более высокодоходные. А когда вам до пенсии остается, предположим, лет пять, тогда, вероятно, более оправдан будет портфель с консервативными инструментами. Тут надо проводить работу с клиентами, предупреждать их о разных вариантах, предлагать, советоваться, спрашивать.

Но когда НПФ проводят политику из разряда «и рыбку съесть, и в поезд сесть», ни к каким результатам это не приводит.

«СП»: — С такой политикой негосударственные пенсионные фонды придут к тому, что все их активы обесценятся, и возмещать все убытки, а также выплачивать несчастным пенсионерам вместо обещанных людоедской пенсионной реформой баснословных барышей жалкие копейки придется Пенсионному фонду России. Или, проще говоря, нашему госбюджету.

— Я уже говорил это неоднократно, и повторю снова — наиболее близкий к России опыт пенсионной реформы есть у Казахстана. И там примерно так и было сделано. Ребята из разных НПФ сначала куролесили-куролесили, потом пытались создать единого большого негосударственного конкурента Пенсионному фонду Казахстана. В итоге все активы сначала в полудобровольном, а потом и вовсе в приказном порядке слились государству.

Полагаю, у нас произойдет ровно то же самое, поскольку система НПФ у нас в принципе нежизнеспособна. А раз так, то и платить за это, по большому счету, некому. Так что рано или поздно мы в госбюджете эту схему увидим. Поскольку в Минфине у нас сидят «головастые» ребята, думаю, поступят хитро — выпустят какие-нибудь бонды и закроют ими образовавшиеся финансовые дырки. Выплатные пенсии для стариков будут вытаскивать из оставшихся активов НПФ, а «долгие» деньги так на этих бондах и останутся, что называется, до лучших времен.

«СП»: — То есть по факту никаких прибылей к своей в подавляющем большинстве случаев нищенской пенсии старики, доверившие свои накопления негосударственным пенсионным фондам, не получат?

— К сожалению, да. Система-то такая, что, как говорится, ни рыба, ни мясо, ни утка и не гусь.


https://svpressa.ru/economy/article/262996/


Пенсии в СССР. Просто факты.

О пенсиях в СССР пишут чаще всего в двух видах. В радужном: каждый советский пенсионер получал в месяц 100-120 рублей. В коричневом: совковые пенсионеры жили на 10-15 рублей в месяц. Занимательно, что и радужисты, и коричневые по своему правы.
Начнем с личного. С моих бабушек-дедушек.

Пенсия в 32 рубля. Была назначена в 1975 году одной из моих бабушек. Общий (прерывный) стаж - немногим более 11 лет. Зарплата за последние 8 лет 100-110 рублей.
Пенсия в 45 рублей. Была назначена в 1967 году. Это вторая бабушка. С 1930-х годов работала машинисткой. Зарплата в последние годы работы 90 рублей.
Пенсия в 60 рублей. Была назначена в 1975 году. Дед имел 45 лет непрерывного стажа (в разных специальностях). Предпенсионная зарплата - 120 рублей.
Пенсия в 105 рублей. Была назначена в 1972 году. Второй дед был главбухом.

Итак, перед нами минимальная пенсия 32 рубля, максимальная - 105 рублей. То есть средняя пенсия моих дедов-бабушек равна минимальной заработной плате установленной в 1970-х годах. То есть 70 рублям.
Но если смотреть раздельно, то выходит следующее. Одна семья имела общую пенсию 92 рубля (средняя выходит 46 руб.), а вторая - 150 рублей (средняя - 75 руб.). Это факты из жизни. А теперь официоз. Правдивый. Из советской брошюры "Пенсии рабочим и служащим". Тираж 300 тыс. экз. В общем, доступная информация.

Для начала разъяснение, откуда брались средства для пенсионных выплат в СССР. Из взносов предприятий в государственное социальное страхование. Взносы уплачивались без каких-либо вычетов из зарплаты. Более того, даже отсутствие таких взносов не лишало рабочих и служащих права на пенсию.
Пенсия по возрасту на общих основаниях устанавливалась при достижении мужчинами 60 лет, а женщинами 55 лет, при общем стаже работы не менее 25 и 20 лет соответственно.
Пенсия по возрасту при неполном стаже работы назначалась рабочим и служащим при наличии следующих условий: а) достижение пенсионного возраста (см. выше) в период трудовой деятельности, б) если они проработали в общей сложности не менее пяти лет, в) непосредственно перед выходом на пенсию проработали не менее трех лет, г) обратились за пенсией не позже месячного срока со дня прекращения работы. Отметим, что к этой пенсии надбавки не начислялись.
Льготные пенсии, а также персональные, мы здесь рассматривать не будем. Историю развития советской пенсионной системы тоже оставим за пределами данной заметки.

По единой шкале пенсия по возрасту на общих основаниях для рабочих и служащих исчислялась так (1980-е годы):

Месячный заработок в рублях В % к заработку Наименьший размер пенсии в рублях
До 50 руб. 85 40 руб.
От 50 до 60 руб. 75 42 руб. 50 коп.
От 60 до 80 руб. 65 45 руб.
От 80 до 100 руб. 55 52 руб.
От 100 и выше 50 55 руб.











Максимальный размер пенсии по возрасту на общих основаниях составлял 120 рублей.

Пенсионерам по возрасту при неполном стаже работы пенсии рассчитывали следующим образом: a разделить на 300 умножить на b, где а - полная пенсия исчисленная из среднемесячного заработка, 300 - нужный общий стаж в месяцах (25 лет по 12 месяцев - для мужчин, для женщин вместо числа 300 будет 240, т.е. 20 лет в месяцах), b - число месяцев имеющегося стажа. По такой формуле была рассчитана пенсия одной из моих бабушек (32 рубля).
К стандартной пенсии полагались еще и надбавки (это не касалось пенсионеров с неполным стажем работы).
Надбавка 1: За непрерывный стаж работы (больше 15 лет) - 10%.
Надбавка 2: За длительный стаж работы (свыше 35 лет у мужчин и свыше 30 лет у женщин) - 10%
Обе надбавки не могли быть начислены одновременно. Либо первая, либо вторая.
Надбавка 3: За длительный непрерывный стаж на одном предприятии (25 лет) при длительном общем стаже (35 лет) - 20%
Эта надбавка не могла быть начислена с другими надбавками.

Пенсии в СССР исчислялись из полного заработка, а не из суммы, которую получали на руки после удержания подоходного налога.
Сельским жителям назначалась пенсия на 15% меньше, чем рабочим и служащим. То есть, максимальная пенсия для этой категории граждан составляла 102 рубля, а минимальная - 34 рубля. В тоже время, сельчане имели определенное преимущество перед рабочими и служащими. Дело в том, что работающие сельские пенсионеры получали пенсию полностью, не взирая на размер их заработка. У рабочих и служащих с этим было посложнее - работающий пенсионер не мог иметь общий доход (пенсия+зарплата) свыше определенной суммы. В случае превышения лимита пенсия снижалась на размер этого самого превышения.



https://dmpokrov.livejournal.com/256006.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments