марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Страх

Все идут в банкиры, экономисты, юристы, просто в олигархи, а мой друг Александр Андрусенко  «бывший инженер, журналист и ещё Бог весть кто», как он представлялся, решил вдруг уже в зрелом возрасте писать сказки для детей.
В 2017 году он издал свою первую книгу. «Лисапед. Ойчень маленькие сказки». Для детей. Не под своей фамилией, а под псевдонимом Саша Бобин.  Книга разошлась, как говорят в таких случаях, «на ура». В России родился талантливый детский писатель.
У Александра уже готовы рассказы для новых книг.
Один из этих них я и предлагаю читателям.



Мне – пять лет. За окном темно. Сухая ветка стучит по стеклу. Ветку не видно, но хорошо слышно. По углам оконной рамы, как обод картины, ледяные наросты. Мороз лютует, и небольшие стекла в рамах почти полностью заросли льдом. Щели на окнах заклеены белой бумажной лентой с помощью густого мыльного раствора. Весной полоски бумаги отдерут, а остатки мыла смоют теплой водой. Но это весной. А сейчас зима, через несколько дней Новый год. Если кончиком носа прислониться к ледяной полосе на окне, можно проделать в ней маленькую линзу чистого стекла. А если еще подуть, линза начнет увеличиваться. И тогда станет видно кусочек двора и узкую тропинку, зажатую сугробами. По этой тропинке, под тусклым желтым фонарем, скоро должна прийти домой мама.
Последний выпуск журнала «Веселые картинки» уже почти не пахнет необыкновенной, праздничной типографской краской, выучен наизусть. Пластмассовый паровоз несколько раз объехал периметр гостиной и кухни. Скучно!

И вдруг какая-то большая тень мелькает по окну. И потом опять! Сердце вдруг замирает и ухает куда-то в низ живота. И сразу же хочется нырнуть под толстое ватное одеяло и спрятаться там. Обязательно с ногами, подобрав под себя одеяло со всех сторон, чтобы ни одной щели не осталось. И внимательно вслушиваться, не идет ли к тебе кто-то страшный, неизвестный, опасный…
Под одеялом душно, но сладкий страх охватывает душу. Ты же знаешь, что страхи твои из детских книжек, что одеяло спасает от любого чудовища. А совсем скоро придет мама и будет весело и шумно.
И ты еще такой маленький, что с высоты своего роста можешь разглядеть то, что взрослые уже давно перестали замечать. Ты точно знаешь, сколько ног у паука, слышишь характер каждой скрипящей половицы! И каждый день можешь делать великие открытия, недоступные взрослому уму. Ты можешь совершать кругосветные путешествия ежечасно, всего лишь обежав вокруг старенького деревянного дома. Можешь разговаривать с собаками и кошками и находить взаимность в беседах. Мир полон событий огромной важности, полон удивительных подробностей, необыкновенных запахов и вкусов. Именно поэтому самой сладкой на свете оказывается первая, недозрелая, бело розовая земляничина.

Потом, когда начнется учеба в школе, тебе уже будет не до этих чудесных открытий. Твою жизнь вместят в жесткие рамки расписаний, дневников, оценок. Тебя заставят соревноваться с другими, в тебе начнут будить честолюбие. И самое гадкое – ты узнаешь, что дважды два – четыре. Только четыре, и ничего иного! И ничего больше! Придавленный рюкзаком с учебниками, ты уходишь из счастливого детства. И вместо того, чтобы совершать собственные открытия, читаешь о чужих. Детский страх уползает из-под теплого одеяла навсегда, а вместо него выползает неотвязный страх огорчить взрослых несоответствием их ожиданиям. И от него уже не спрятаться в чулане или кровати. Он будет расти вместе с тобой, преследовать тебя, предательски мешая быть свободным и счастливым.
В твоей жизни меняется сразу все! Каждый твой шаг, каждое твое слово ждет оценка. Ценность твоих собственных открытий падает до нуля, твои сокровища, хранящиеся в коробке из-под обуви под кроватью, становятся горсткой мусора. С детским страхом ты мог бороться. Набравшись смелости, высунуть ноги из-под одеяла, зажмурившись, пробежать по темному коридору. И потом радоваться преодолению страха! С новым страхом, навалившимся на тебя всем своим взрослым весом, бороться невозможно. Он живет не в тебе, им заражают тебя окружающие, ожидая от тебя подвигов и побед, причесывая всех под одну гребенку, добиваясь всеядности и универсальности. Так им удобнее за тобой присматривать, так удобнее тобой управлять.
Все становится с ног на голову. Прыжок с крыши сарая вызывал восхищение у детей во дворе. Прыжок со второго этажа школы в первом классе оценили в двойку по поведению. Конечно, была маленькая накладка. Во время прыжка под лестницей проходила директриса школы. Прыжок, скажем честно, был для нее неожиданностью и слегка подпортил прическу. Но где честная оценка мужества прыгуна? Где аплодисменты за спортивную форму?
Великое счастье, если в эти трудные годы родителям не до тебя! Если они не открывают твой дневник с лицом сапера, ожидающего взрыва гранаты. Если тебе вечером не выключают свет на самом интересном месте в любимой книжке. Если из тебя не лелеют вылепить вундеркинда, и ты продолжаешь расти, как трава в поле. Если тебе позволяют драться во дворе и молча намазывают коленки зеленкой, не падая в обморок и не причитая! С чужим страхом, с чужими оценками можно бороться! Беда, если болезнь поражает близких, тех, кого ты любишь. Если они уже выстроили твое счастливое будущее и остается только слегка подстрогать тебя по живому под мечту будущего. Они ведь хотят тебе только лучшего!!!
Как, тебе уже восемь лет, а ты еще не мечтаешь стать инженером? Не хочешь стать врачом, как бабушка? Начальником, как папа? Космонавтом, как Гагарин? Тогда ничего путного из тебя не выйдет! У всех в классе четверки и пятерки по математике, а у тебя опять тройка?
Как я завидовал подростку аутисту с собакой. Ему было доверено гулять с маленькой, забавной дворняжкой. Собака была на поводке. Более счастливой пары я в жизни не встречал. Поводок был не короткий и позволял собаке изучать и обследовать все, что ей хотелось. Подросток шел за собакой, не разу не натянув поводок. Трудно было понять, кто кого выгуливает. И оба были абсолютно счастливы отсутствием насилия. Это была картина полной гармонии, слияние душ!
В детстве и смерть, которая к любому ребенку ближе, чем к зрелому человеку, воспринимается с космической мудростью. Тебе еще нечего терять самому, твой огонь еще слаб и не обжигает. Поэтому жизнь так щедра к старикам, чей огонь уже почти не греет. Она позволяет в старости пригнуться к земле, чтобы вновь сделать открытия, уже пережитые в детстве. Позволяет это не всем - избранным, не растерявшим во взрослой жизни всходы детства. Чтобы вернуться в космос микромира, доступный лишь детям и старикам. Когда не нужно ничего доказывать, но набухшая почка на дереве становится важнее карьерного роста. В детстве видишь это впервые, здороваясь, в старости, может быть, в последний раз, прощаясь. И то, и другое судьбоносно, и то и другое неоценимо важно. Представьте лицо такого старика, увидевшего чудом сохранившиеся детские реликвии. Это как у аутиста с собакой!
Страх в детстве – это целый мир. Он может быть сладким, когда ты ощущаешь его нереальность. Но может и сводить с ума, лишая покоя и сна.
Я испытывал физический ужас, глядя на фотографию военного в противогазе и с оружием. Он казался мне воплощением зла, смертью без лица и души. Силой, которой невозможно противостоять! Что делать с таким страхом, я однажды понял. На простом примере из жизни своих сверстников.
Нинка, пятилетняя чумазая и вечно хохочущая девчонка, на весь двор рыдала в песочнице. Рядом стоял обидчик, десятилетний Серега. С Серегой никто во дворе не дружил из-за его мерзкого характера. Трусливый среди сильных, он мстил за это слабым. В песке лежали растоптанные им пластмассовые формочки.
Мне, семилетнему, почти уже первокласснику, драться с дылдой было страшно. Но осенью уже надо идти в школу! Уже взрослый! И зло рядом торжествует!
С разбега, чтобы удар был сильнее, я размахнулся и изо всех сил ударил балбеса в ухо. Серега растерялся. Он не ожидал такого поворота. Лицо его скривилось от боли. И началась драка. Захлебываясь ненавистью к негодяю, я отвешивал ему удар за ударом. И получал в ответ удары тяжелых кулаков. Потом он начал пинаться.
И чудо случилось! Я перестал ощущать боль! Не чувствовала боли разбитая губа, не достигали результата его удары! Он попадал в меня, он поставил несколько синяков и разбил мне нос и губу. Но боли, той боли, которой я неосознанно боялся, не было!!! Это было потрясающее открытие!
Серега, трус и негодяй, как оказалось – боль чувствовал. Еще несколько точных ударов и мой враг бросился наутек. Он бежал, размазывая по щекам грязные слезы и орал от страха! Я пустился вдогонку, ухватив его за ремень и задняя часть штанов осталась у меня в руках! Серега бежал по двору, сверкая розовыми трусами в горошек! Нинка уже во весь голос хохотала, забыв про недавнюю обиду. Враг перестал быть страшным!
Два открытия сразу подарила одна детская драка! В борьбе за справедливость перестаешь чувствовать боль! И главное – чтобы перестать бояться неизвестности, надо ее раздеть, сделав ее смешной. Надо снять противогазы и камуфляж, надо обнажить всеобщему взору хлипкие розовые коленки и прыщавые щеки, скрывающиеся за ними. Надо увидеть испуганные глаза потерявшего анонимность Зла, его убогость и трусливую после обнажения сущность. Надо разбить серую массу цвета хаки на толпу убожеств в розовых трусах в горошек! Надо перестать чувствовать боль и страх, и тогда твои боль и страх перейдут к тем, кто хотел унизить и обидеть тебя!
Tags: Андрусенко Александр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments