?

Log in

No account? Create an account
марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Украинские мифы. «Героический бой» УПА под Гурбами

https://varjag2007su.livejournal.com/2020/04/23/

«Ожесточённый бой на всех направлениях продолжался до ночи. Все большевистские атаки... разбились о героическую повстанческую оборону. Под прикрытием ночи... наши отделы вырвались из вражеского окружения. В боях под Гурбами погибли 80 повстанцев... Большевистские потери исчисляются более чем 800 убитыми и многими ранеными...»

Так впервые публично было рассказано о войсковой операции, которую внутренние войска НКВД Украинского округа проводили с 21 по 27 апреля 1944 года в Кременецких лесах на границе Ровенской и Тернопольской областей.

Опубликовал это описание журнал Краевого центра пропаганды ОУН «На зміну» в ч. 8 за июль 1950 года. В связи с тем, что «издание» это носило исключительно пропагандистский характер, правды в его повествовании было крайне мало. То есть бой, конечно, был, но вот героизма в нём привыкшие к нападениям из засад, грабежу и ликвидации польского и еврейского населения бойцы ОУН-УПА не проявили.

Встретившись в прямом боестолкновении с регулярными частями НКВД и Красной армии, они понесли огромные потери и отступили. Однако современной Украине срочно требуются герои, и таковых сделали из отправленных своим недальновидным командованием на убой бандеровцев.


Боестолкновение, в котором они потеряли свои жизни, современная украинская историография громко называет «боем под Гурбами».

Начало 1944 года на Украине отметилось проведением целого ряда войсковых операций, в результате которых Красная армия «шагнула» от Днепра далеко на запад. 14 января закончилась Житомирско-Бердичевская операция. 17 февраля 2-й Украинский фронт завершил разгром немцев под Корсунь-Шевченковским. Почти одновременно с ним 1-й Украинский фронт генерала армии Николая Ватутина провёл блестящую Луцко-Ровенскую наступательную операцию, в результате которой от немецких, венгерских и словацких захватчиков была освобождена почти вся Волынь.

За это бандеровцы «отблагодарили» советского полководца, смертельно ранив его из засады 29 февраля 1944 года на участке шоссе Корец-Ровно. Однако это было не первое боестолкновение с ними.

С 7.01 по 2.03.1944 г. только в тылу 13-й армии было зафиксировано до 200 нападений на войсковые колонны и военнослужащих Красной Армии. На вермахт украинские националисты так активно не нападали, как ни пытаются сейчас доказать обратное их идейные последователи. А вот в тылу у советских войск они развернули настоящую партизанско-диверсионную войну, что не могло не вызвать ответных действий.

27 января 1944 г. появляется указание НКВД-НКГБ УССР об активизации работы по ликвидации оуновского подполья и банд УПА. 21 февраля выходит указание главного управления внутренних войск НКВД по охране тыла № 15/9-00257, которым из-за понесённых тяжёлых потерь регламентировались новые принципы несения службы.

Первостепенное внимание отводилось охране коммуникаций, с охватом прилегающих к ним населённых пунктов. На остальной территории должны были действовать вооружённые ручными пулемётами мобильные группы численностью 20-25 человек и служебные наряды численностью не менее 5-7 человек с обязательным наличием в их вооружении как минимум одного пулемёта.

После резонансного ранения генерала Ватутина (он умер в госпитале 15 апреля) последовала незамедлительная реакция.

Уже к 6 марта на Украину выехали заместители Берии комиссары госбезопасности 2-го ранга Сергей Круглов и Иван Серов с группой работников центрального аппарата НКВД-НКГБ. Для укрепления личного состава в Ровенскую, Тернопольскую и Житомирскую области направили офицеров НКВД и СМЕРШ, обладающих обширным боевым и оперативно-розыскным опытом в регионах Западной Украины.

В дополнение к 4 бригадам внутренних войск НКВД и 4 пограничным полкам в Ровенскую и Волынскую области экстренно перебросили ещё две дивизии, четыре бригады, кавалерийский полк и танковый батальон войск НКВД общей численностью 28 тыс. человек. Общая группировка внутренних войск в тылу у 1-го и 2-го Украинских фронтов увеличилась до 42 тыс. человек. В городах Луцк, Ровно, Сарны, Гоща, Костополь, Острог и Дубровица были созданы 7 оперативно-войсковых групп.

Так как базой пополнения украинских боевиков были живущие в этом регионе 60 000 мужчин призывного возраста, сотрудники НКВД оказывали работникам военкоматов активное содействие в скорейшей их отправке в действующие части. Дела арестованных оуновцев и упавцев отныне рассматривались военными трибуналами, судили их по законам военного времени. Их семьи, а также население сёл, наиболее активно содействовавших боевикам, подлежали высылке.


Благодаря внедрённым ещё в 1943 году агентам, а также по данным партизанских отрядов, НКВД было известно, что УПА на тот момент состояла из 4-х групп:

Северной — в составе 6 батальонов, действовавшей в северных районах Ровенской и Волынской областей;

Южной — в составе 5-6 батальонов, действовавшей на юге Ровенской и севере Тернопольской областей;

Восточной — в составе 3-4 батальонов. Оперирующей на востоке Ровенской области и западе Житомирской;

Западной — действующей на западе Волынской области. Её состав пока что НКВД был плохо известен.

Проведённые мероприятия позволили уже 22 марта разгромить в Острожском районе Ровенской области бандеровскую группу «Олег».

У убитого главаря банды был обнаружен дневник с записью следующего содержания: «29.02…а также разбито 2 легковые машины, из числа которых машина, на которой ехал Ватутин. Сам Ватутин ранен. Захвачены документы и карты».

То, что именно эта группа совместно с разгромленной 12-13 марта группой «Черноморец», совершила нападение на штабную колонну, подтвердил единственный уцелевший боевик Григорий Троян.

За месяц с 07.03 по 07.04.1944 г. в ходе 109 войсковых операций НКВД было уничтожено около 2600 и захвачено 3256 человек, собственные потери чекистов составили 112 человек убитыми и 90 ранеными.

По Ровенской области на призывные пункты поступило 49 649 человек, по пяти освобождённым районам Волынской области — 15.884 человека. Последнее обстоятельство особенно беспокоило командование УПА. Оно требовало активно срывать призыв как пропагандистскими акциями, так и боевыми операциями — отбивать мобилизованных, уговаривать уходить, либо силой уводить мужское население в лес, громить военкоматы и уничтожать мобилизационные списки.

С приходом настоящего весеннего тепла подразделения НКВД активизировались.

13 апреля 1944 г. начальник оперативной группы НКВД по Тернопольской области и командир 23-й стрелковой бригады войск НКВД доложили, что в Кременецких лесах формируются подразделения УПА, численностью до пяти куреней. Указывалось, что сюда отводятся остатки разбитых в предыдущих боестолкновениях формирований, мобилизуется местное население.

Началась подготовка операции, которая должна была проводиться силами 4 батальонов войск НКВД из 21-й и 23-й стрелковых бригад, а не 30-35 тыс. бойцов НКВД, как пишут современные украинские источники. Командиры бригад просили усилить их артиллерией и минометами за счет армейских подразделений, но в результате их кроме всего прочего усилили 15-ю лёгкими танками.

Вместо того, чтобы уходить в леса и продолжать сражаться наиболее подходящим для них образом — устраивать засады на дорогах, командование военным округом (ВО) «Богун» УПА-Север (Пётр Олейник «Эней») и УПА-Юг (Василий Кук) зачем-то приказало своим боевикам зарываться в землю, готовить огневые позиции для имевшихся у ник миномётов и пушек: при чём пушек разных систем у УПА-Юг было целых две батареи. У некоторых куреней на вооружении имелись противотанковые ружья. Развернули бандеровцы и полевой госпиталь.

Если они на самом деле считали, что их парамилитарные формирования могли на равных тягаться с регулярными боевыми подразделениями, то адекватность их командиров вызывает большие вопросы.

В дальнейшем пропагандисты ОУН-УПА и командиры с упоением рассказывали, что бойцы НКВД наступали на них цепями и сотнями гибли под огнём пулемётов. Против 5 тыс. бойцов, из которых только 3 — 3,5 тысячи составляли боевики различных куреней и сотен, а 1,5 — жители сёл Гурбы и Антоновцы и недавно мобилизованные, якобы воевали 5 бригад солдат и какие-то части Красной армии, авиация, полк конницы. Но это не помешало выйти бандеровцам победителями в небольшом боестолкновении у села Москаливки.

Однако недавно ушедший из жизни рядовой боец Мартын Головатюк, бывший тогда подрайонным проводником юношества УПА, вспоминал несколько иное:

«…В кровавых боях в районе сел Москаливка, Сураж повстанцы потерпели поражение, ведь силы были неравны. Большевистские войска их выгнали оттуда и заняли почти все окружающие села. Повстанцы были вытеснены в огромную котловину, заболоченную, покрытую лесными чащами и окруженную горами между селами Майдан, Малая Иловица, Большая Иловица и Гурбы. Большевики заняли позиции на высотах с северной стороны, чтобы контролировать всю местность, и начали ее обстреливать».

Вот так без всякой словесной мишуры о подбитых танках, отражённых «большевистских» атаках, о героически полёгшем чуть ли не в полном составе курене «Сторчана» во главе с ним самим, бывший бандеровец буквально несколькими фразами описал тактику действий НКВД.

Легко загнав боевиков в котёл, они заняли господствующие высоты и стали их методично обстреливать из артиллерии и миномётов, не давая высунуться из болота. Бандеровцы несли огромные потери, но сделать ничего не могли, потому что парамилитарные формирования не могут идти в лобовую атаку на танки и пулемёты. Для этого требуется огромный боевой опыт и вышколенные солдаты, а не отличившиеся в Волынской резне (как боевики Петра Олейника) убийцы.

В результате немногие выжившие были вынуждены выходить из окружения лесами, бросая тяжёлое вооружение, или же сдаваться в плен. Многие бандеровцы, как Головатюк, просто бежали с поля боя, и выходили поодиночке или малыми группами числом до 10 человек.

Последующая бандеровская пропаганда рассказывала об огромных потерях НКВД, источник которых вскоре стал известен. Взятый в плен политический референт ВО «Богун» УПА-Север «Остап» (В. Худенко), признался на допросе, что, когда он составлял официальный отчет о бое под Гурбами, ему предоставили сведения, что собственные потери бандеровцев составили 200 человек, а «большевиков» — 2000.

Органы НКВД располагали несколько иной информацией.

В официальном докладе Берия, составленном для Сталина, Молотова и начальника Генерального штаба Красной Армии Антонова указывалось, что в боевых столкновениях с 21 по 27 апреля бандеровцы потеряли убитыми 2018 и пленными 1570 человек.

Трофеи составили один самолет У-2 (оказывается, у УПА даже своя авиация была), пушек — 7, станковых пулеметов — 5, ручных пулеметов — 42, минометов — 15, противотанковых ружей — 6, автоматов — 31, винтовок 298, пистолетов — 16, ручных гранат — 789, патронов — 45.000, мин — 539, немецкая рация — 1, телефонных коммутаторов — 2, лошадей — 129, повозок — 120. Были подорваны два склада с немецкими боеприпасами (интересно, откуда у бандеровцев немецкие пушки, миномёты и два склада боеприпасов к ним).

Потери НКВД составили 11 человек убитыми и 46 ранеными.

Данная информация содержится только во внутренних документах НКВД и в нескольких специализированных сборниках таких документов. После 2000 года отчёт Берия успел попасть в считанные монографии и публикации. Зато информацию о якобы героическом сражении под Гурбами с придуманными событиями и воображаемыми потерям НКВД всевозможные националистические «институты памяти» тиражируют всеми доступными для них средствами, включая Википедию и другие медиа-ресурсы.

В 2002 году во Львове вышла посвящённая этому «сражению» книга молодых местных историков, которая уже выдержала несколько изданий: нужно ли говорить, что потери «врага» исчисляются в ней тысячами. Упоминаются Гурбы и в других националистических книгах посвящённых УПА.

В 2007 году в Гурбах был открыт мемориал-пантеон, на который регулярно привозят для приобщения к прекрасному молодых «пластунов» (аналог американских «скаутов»). Президент Виктор Ющенко официально поблагодарил его устроителей и отметил необходимость проведения регулярных государственных мероприятий по увековечиванию памяти «героев Гурб», а также надлежащего отображения их подвига в научных изданиях и периодике.

Вот так на откровенной лжи и фальсификациях, вне зависимости от того, кто занимает пост президента, и строится украинский героический пантеон, куда входят и предатель-неудачник Мазепа, и торговец Западной Украиной Петлюра, наивные и преданные своим командованием «герои» Крут, немецкий наёмник Бандера… Органично вписались в этот ряд и «герои сражения под Гурбами».

Однако такой патриотический «глиняный (не сказать хуже) колосс» не может стоять вечно, и остаётся только пожалеть современную украинскую молодёжь, у которой, после того, как он рухнет, в душе вместо усердно вбиваемой ей различными «вятровичами» «бандеровской» картины мира останется вакуум.



Tags: спецслужбы, ссср
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment