марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Мартовский обзор (6)

https://vamoisej.livejournal.com/2020/04/24/
oohoo
Пока паровоз стоит, и есть время взглянуть судьбе в глаза, продолжим анализ ключевых мартовских событий. Вот так, не спеша, добрались и до проблем ОПЕК, ставших сигналом для рынков. Или уже можно писать «рынков» в кавычках? Потому как все прежние рынки закончились, и только спекулятивная пена на лопнувшем пузыре имитирует шевеление.

Какой вообще смысл дальше обсуждать все эти тренды, графики, прогнозы цен, и кто от этого выиграл-проиграл? Это все равно, как в рухнувшем от землетрясения казино обсуждать, куда упадет шарик на перевернутом, но все еще крутящемся «колесе фортуны». Так нет ведь, продолжают обсуждать отрицательные «цены на нефть» вместо обсуждения, а не сломался ли измерительный прибор.

Рынок умер. Поэтому да здравствует рынок. Но другой, на котором есть уже объективно необходимые правила, но они еще выглядят случайностью, той самой непознанной. Потому как рынки бывают разными, в зависимости от торгующих на них субъектов, тем или иным способом изымающих востребованный на своем уровне у подчиненных субъектов. Бывает феодальный рынок, есть или был буржуазный, а будет бюрократический, обкатанный в несовершенных формах в СССР.

Термин «свободный рынок», конечно, хорош, как идеологема, но на практике требует уточнения – для кого он свободный, а для кого – не очень. Иерархия манипуляторов – перекупщиков, оптовиков и так далее до банкстеров работает ничуть не менее жестко, чем иерархия военная или бюрократическая. Встроенная в феодальную или бюрократическую систему, подчиненная финансово-торговая иерархия приносит несомненную пользу и себе, и системе как наилучший механизм обратной связи в экономике. Однако в активных четвертях больших стадий развития подсистема обратной связи отвязывается, подминает две других ветви элит, а потом из этого складывается система положительной обратной связи, идущей вразнос. Ровно то, что случилось с глобальной финансовой системой после устранения балансирующего противовеса в лице СССР.

Так что глобальная система пошла вразнос еще на рубеже миллениума, потом спецслужбисты в США и России попытались ее сбалансировать, притормозить, но неизбежное случилось – глобального «свободного рынка» уже нет. А глобальный бюрократический в лице Межгосплана уже сформирован, но еще не заработал. Ну и какие в этом разобранном состоянии могут быть даже краткосрочные прогнозы или оценки?

Сейчас возможна только констатация факта, что глобальный финансовый рынок как управляющая подсистема мировой торговли полностью и бесповоротно отвязался от реальной экономики. В том числе цены на нефть в реальности и на бирже разошлись, кто в лес, кто по дрова. Поэтому и обсуждать «события» на «биржах» можно только в кавычках.

А что же тогда можно и нужно обсуждать? В эпоху перемен (она же «эпоха КуЕ») можно и нужно обсуждать один единственный вопрос, который нам завещал Владимир Ильич – это вопрос о власти. На прежнем мировом рынке все решала «невидимая рука», как всем известно. Рука эта невидимая, потому что четыре с половиной банкира еженедельно устанавливали, например, цену на золото. Но никому этот факт не показывали. Понятно, что эти субъекты финансовой власти не сами по себе решения принимали, но по заявкам подчиненных субъектов и под давлением обстоятельств (рисков). Степени свободы в решениях не так чтобы велики. Но все же степень близости к этому верхнему кругу в финансово-торговой иерархии влияет на успех на «свободном» рынке.

Так и сейчас – вопрос вовсе не в виртуальных ценах на нефть или иной стратегический товар на ближайшие месяц или год, или три. Вопрос об узком круге субъектов, которые будут эти цены устанавливать, диктовать тренды, точнее – выбирать уровни и время для их разворотов. Эмпирический опыт подсказывает, что таких субъектов всегда почему-то четыре с половиной. Например, после ВМВ пять членов СБ ООН, из которых один формальный игрок (то французы, то китайцы, в 90-х – мы). Сейчас тоже наметились четыре глобальных игрока – США, Британия, Китай, Россия и формально – кто-то от ЕС, в разобранном состоянии. Все остальные игроки так или иначе подчинены основным.

Однако вхождение в первую пятерку вовсе не гарантировано в момент, когда она определяется, или не гарантирован статус активного игрока в пятерке. Поэтому в ключевой момент за право решающего участия нужно бороться, причем сразу на нескольких площадках, включая рынок нефти. Западные партнеры были вполне удовлетворены участием России в сделке ОПЕК+ и, наверное, хотели бы, чтобы Кремль и дальше работал на равных с саудитами, подчиненными США, и с иранцами и венесуэльцами, финансово подчиненными Лондону. То есть во второй лиге Двадцатки.

Демарш Новака против ОПЕК, таким образом, стал шагом к выводу ситуации на высший уровень мировой политики, когда договариваться с Кремлем пришлось уже Трампу, чтобы гарантировать позитивный разворот трендов в своей нефтянке к осени, перед самыми выборами. Возможно даже партнеры расслабились, купились на имитацию борьбы за власть в Кремле. Мол, у Путина плебисцит о продлении власти, ему не до борьбы на мировом уровне. Но оказывается цейтнот и цугцванг вовсе не у Москвы, а у Вашингтона, не говоря уже о Париже, пролетающем со своими инициативами как та фанера.

Характерно, что истерическая попытка саудитов вернуть Россию в ОПЕК+ по приказу американских патронов – захлебнулась ровно в тот момент, когда Кремль ввел квотирование экспорта зерна. Оказывается, наличие нескольких шахматных досок в сеансе одновременной игры – осложняет позицию только для тех, кто играет на одной доске. Арабские союзники, прежде всего, египетская военщина – не могли не оборвать все телефоны в дворцах саудовских принцев. Мол, чем кормить будем десятки миллионов ртов взрывоопасного молодого возраста?

Для вхождения в руководящую пятерку в новом формате глобальных рынков наличие нескольких досок для игры обязательно (нефтегаз, продовольствие, развитой ВПК, торговая инфраструктура). У кого даже самая большая, но одна доска для игры, могут пока отдыхать. Наличие ресурсов без прямого доступа к «доске» тоже не играет роли. Так что Россия могла бы долго сидеть на закромах, если бы не гроссмейстерский ход конем с поля «Крым» на поле «Сирия». Но даже доступ к «доске» и ресурсы не гарантируют умение играть, причем именно на нескольких досках одновременно. Россия такое умение показала и тем самым доказала свое участие в высшей лиге.

Как и Британия подтвердила свой класс после Брекзита, развалив игру континентальной Европы. Китай доказал умение играть в тяжелой ситуации после Уханьского «чернобыля». США – удержанием доллара при триллионном КуЕ, и умением элиты жестоко драться на грани, но не за гранью развала. Формально французы зацепились за формат саммита СБ ООН, но и это пока не гарантирует участие в реально «пятерке». А если учесть, что в заседании СБ ООН будут участвовать лидеры еще 10 стран, включая Германию, то неопределенность и формальность пятого игрока будут только подчеркнуты.

Теперь можно и о новом рынке нефтегаза. Как уже не раз было сказано, на глобальном уровне – это будет Межгосплан. Это в условиях стабильности после «разрядки» на мировых рынках главными могут быть вопросы баланса спроса-предложения. В непредсказуемой реальности мирового кризиса, управляемость которым весьма условна, на первый план выйдет не ценовой фактор, а фактор надежности поставок, минимальных рисков. Могут, да и захотят ли в нынешней ситуации США гарантировать арабам безопасность поставок нефти на рынки? Вопрос риторический. Кроме того, риски есть и не военные. Попытка демпинга саудитов немедленно нарвалась на повышение стоимости фрахта танкеров со стороны лондонских кураторов иранских оппонентов Эр-Рияда.

В отличие от арабов, которым кормить растущее население нужно здесь и сейчас, и даже в отличие от американцев, у которых опять выборы, Россия может перетерпеть полгода-год, пока все значимые потребители нефти осознают наступившие перемены и значение надежных поставок нефти. Долгосрочные контракты с небиржевыми ценами тоже пока действуют, до заключения новых еще более надежных небиржевых контрактов.

Из прочих небанальных событий затяжного марта можно отметить еще заявление Трампа о праве США на добычу ископаемых на Луне. При всей несистемности и экстравагантности заподозрить его в глупости не удастся. Поэтому единственным объяснением является толстый троллинг своих конкурентов из американского истеблишмента, прежде всего – владельцев ФРС. Они, хотя и согласились в конце концов с Трампом о необходимости продолжения «эпохи КуЕ», сделали это с таким размахом и в таком режиме «вертолетного разбрасывания» именно в период затянувшегося карантина, а не сразу после, чтобы получатели кредитов и субсидий сразу же отнесли эти деньги тем же банкстерам – положили на счет или даже закупили очередные модные разрекламированные «беспроигрышные» деривативы.

Единственной целью сосредоточения таких сумм в руках банкстеров может быть надежда только на скупку в ходе кризиса стремительно дешевеющих активов в самих США и в других странах. Однако, когда даже Польша (!) призывает европейцев не допустить такой скупки активов американцами, что уж говорить о Германии или Франции. Про Китай, Индию, Иран даже не вспоминаем. А в Африке с ЛатАмерикой гринго придется иметь дело с теми же китайцами и европейцами.

Вот и получается, что инвестировать свои триллионы богатенькие пока буратины могут только на Луне. И то если какой-нибудь незнайка поможет долететь.

Продолжение следует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment