марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Мир, Россия и Онанисимовы.

https://cont.ws/@douglas/1671075/2020/05/13/

Расскажу-ка я вам, уважаемые, очень коротенько одну занимательную историю, которая случилась со мной в период моего пребывания в Соединённых Американских Штатах.

История вполне обычная, ничем особым не примечательная. И я бы о ней не вспомнил, если бы не мой старинный и далёкий недалёкий абаканский друг Витёк.

И даже не столько сам Витёк, сколько один из моих читателей, который прислал мне в личке ссылку на очередное творение прославленного сибирского патриота.

Прочитал я это творение и вспомнил историю, которую вам сейчас расскажу.

Но прежде - пару любопытных строчек из шедевра нашего путиноидного главнюка.

Вот что изволил изложить самопишущий Витёк:

                     -----------------------------------------------


                        -----------------------------------------------

Вы эти глубокие мысли самопишущего Витька запомните, уважаемые! Они нам скоро понадобятся. А пока вернёмся к моей американской истории.


Вы эти глубокие мысли самопишущего Витька запомните, уважаемые! Они нам скоро понадобятся. А пока вернёмся к моей американской истории.

Дело было так. Примерно за год-полтора до моего отъезда из США я оказался в городе Вашингтоне - столице американского государства, родине ЦРУ, Госдепа и ныне покойного, а тогда вполне живого и бодрого сенатора Джона Маккейна.

Оказался я там потому, что из вашингтонского аэропорта мне надо было вылетать в Москву через Амстердам рано утром следующего дня, и, чтобы не опоздать на рейс, я прилетел "в гости к президенту Дж. Бушу-младшему" из своего Хьюстона накануне и тоже утром.

Остановился в какой-то маленькой гостинице недалеко от центра, умылся с дороги, позавтракал и пошёл гулять по городу. И примерно через час, c превеликими трудностями, дошёл до самого центра, туда, где у ступеней Капитолия начинается и у белоснежного Мемориала Авраама Линкольна заканчивается длиннющая и широкая, как проспект, зелёная аллея, которую там называют National Mall.

Добрёл, а, вернее сказать - дополз я туда с большим трудом, потому что дело происходило летом, и на улице было не меньше +37 с влажностью процентов 50 и без единого ветерка. Передать словами это невозможно.

Вот так выглядит эта аллея:

О необходимости посетить это место мне говорили ещё в Техасе. Дело в том, что по обе стороны от аллеи находятся совершенно потрясающие музеи естественной истории, живописи, скульптуры, знаменитый Смитсониевский центр, ботанический сад и масса других мест, не менее любопытных и самое главное - абсолютно бесплатных.

Чтобы посмотреть их все, понадобилось бы не менее нескольких недель. И при этом ещё пришлось бы долго выбирать, куда пойти в первую очередь, потому как один музей стоил другого.

Но в тот день от моего желания не осталось и следа. Хотелось одного - душа, прохлады и мягкого кресла. Кое-как, боковыми улочками, я добрался до цели, увидел прямо перед собой зелёную лужайку, уходящую вправо и влево до горизонта, покрутил головой, выясняя, куда идти и вдруг понял, что стою на самом углу, у какого-то серого современного здания, в нескольких метрах от входа. Из открывающихся дверей доносился такой приятный прохладный ветерок хорошо кондиционированного помещения, что я даже не стал выяснять, что это за учреждение. И через мгновение был уже внутри:

А зайдя внутрь, остановился, как вкопанный! Я попал в музей аэронавтики и космоса:



Несмотря на относительно небольшие размеры, музей был очень ёмким. Экспонатов было великое множество, от крошечных кусочков лунного грунта и метеоритных обломков, до огромных межконтинентальных ракет - американских, Советских и даже знаменитых Фау-2 германского производства времён войны. Там был настоящий Мессершмитт -109BF, точная копия первого самолёта братьев Райт, самолёт Чарлза Линдберга, макеты авианосцев и настоящие палубные истребители, подлинные американские спускаемые космические аппараты и копия орбитальной станции СКАЙЛЭБ в натуральную величину, куда можно было зайти и осмотреть всё, до последнего винтика:

(Немецкая Фау-2, за ней видна орбитальная станция Скайлэб)

Настоящие бензиновые моторчики крошечных довоенных самолётиков - аналогов наших "кукурузников" и рядом - гигантские двигатели Боинга-747 в разрезе, где можно было yвидеть системы охлаждения, подачи масла и топлива и сам турбинный вал с медленно вращающимися лопастями размером в человеческий рост!

От обилия техники разбегались глаза.

А ароматы металла, машинного масла, кожи и свежей полиграфической краски были настолько похожи на такие же запахи нашего Ленинградского Музея Артиллерии, что возникало ощущение дежавю.

Но моё посещение этого крайне любопытного музея закончилось самым неожиданным образом. Я прошёл в следующий зал, увидел вот этот экспонат и остался там до закрытия:

Это была точная копия американского Аполлона и нашего Союза, пристыкованных друг к другу в ходе знаменитого полёта в июле 1975 года.

Оба космических корабля были красиво подвешены на высоте 5-7 метров от пола, благодаря чему выделялись из остальной группы экспонатов и были видны издалека.

Под ними небольшим полукругом стояли неколько посетителей и отдельно - высокий парень в больших очках, очевидно, экскурсовод, чем-то похожий на нашего Игоря Костолевского.

Я приблизился, чтобы послушать.

Парень спокойно, с большим знанием дела объяснял технические параметры обоих кораблей, рассказывал о самой стыковке, всячески избегая при этом любых политических акцентов.

И внезапно одна из туристок - полная дама-американка - вдруг обратилась к нему с вопросом:

- А почему русский корабль такой маленький по сравнению с нашим Аполлоном?

Парень так же спокойно объяснил ей, что размеры космических кораблей диктуются задачами, которые каждый из них должен выполнять на орбите, включая состав экипажа и полезную нагрузку, а также особенностями конструкции, отражающими различия обеих космических наций в подходе к проектированию космических аппаратов и т.д. И добавил, что Советский корабль был построен на основе предыдущих моделей, многократно хорошо зарекомендовавших себя в прошлом. И, видя недоверие в глазах своей слушательницы, с улыбкой добавил:

- Я не уверен, что мы должны были давать русским советы или критиковать их конструкцию, мэм! По правде сказать, oни были первыми в космосе.

- Русские? - с изумлением переспросила женщина, - разве не мы?

- Нет, мэм, не мы. Русские вышли в космос в 1961 году.

- Это невероятно! - с тем же изумлением и недоверием медленно протянула женщина.

И следующую фразу симпатичного парня-эксурсовода я запомнил практически дословно:

- Yes, ma'am, it is really unbelievable, especially if you will take into consideration, that less then 50 years prior to that mission they've been one of the least developed countries in the world, which was lacking almost any machinery or modern technology.

- Да, мэм, это невероятно, особенно если принять во внимание, что менее чем за 50 лет до этой миссии они были одной из наименее развитых стран в мире, в которой не было практически никакой техники или современных технологий.

Я украдкой наблюдал за дамой, переводя взгляд нa экскурсовода и всё больше проникался к нему симпатией.

Слышать, как американец за многие тысячи километров от дома, в Вашингтоне, со спокойной улыбкой защищает твою страну от сомнений собственных невежественных соотечественников, было редким удовольствием.

Поэтому я дождался окончания эккурсии, подошёл к нему и сказал:-

- Спасибо! Готов пожать вам руку, сэр.

-Он сразу услышал акцент, снова улыбнулся и всё понял:

- Вы русский?

- Да, работаю здесь и завтра утром лечу в Москву, в отпуск.

Он оказался студентом Джорджтаунского университета - неким аналогом нашего МГИМО, расположенного здесь же, в Вашингтоне -  и специализировался на Восточной Европе и России.

- Будете дипломатом? - спросил я

- Нет, ненавижу политику! Буду журналистом, наверное. И ещё очень хочу съездить в Россию, никогда там не был. У вас великая история! - сказал он.

Его интерес к России, к её истории, как и нескрываемое уважение к ней, были совершенно очевидны. Мы обменялись ещё парой фраз и простились. Он выглядел уставшим, и я не хотел ему докучать.

Вообще говоря, этот иностранец был не первым. И в Америке, и в Европе мне часто приходилось встречать людей, выражавших по отношению к нам примерно те же чувства.

Это, конечно, не означает, что там нет тех, кто испытывает к России явное недоброжелательство или враждебность. Конечно, такие тоже есть.

Но мне никогда не приходилось встречать ни американцев, ни англичан, ни даже немцев, которые лили бы помои на свою страну с такой же низкой и жлобской настырностью, с какой это делают наши собственные онанисимовы, не обладая при этом даже начатками образования, совести и ума и нагло заявляя при этом о своём патриотизме.

Будучи не только законченными идиотами, но и законченной дрянью в человеческом смысле, они искренне возмущаются актами вандализма по отношению к Советским воинским мемориалам за границей, негодуют по поводу оскорбительных высказываний официальных американских лиц, "присвоивших себе победу" во Второй Мировой войне, не понимая, что не американцы или европейцы, а сами онанисимовы отказались от своей истории и своей страны и сделали это так, как и не снилось никакому Маккейну.

Что если русские отказываются от своей истории, то американцы, тем более, имеют на это право.

Что если для "этих иванов" больше не существует СССР, то для "джонов" его и подавно нет, а это означает, что никто иной, как Америка и Англия на самом деле выиграли войну.

И что если об этом говорит не только косноязычный дремучий дурак Анисимов сотоварищи, но и сам президент России за компанию со своими соратниками, то

ни Америку, ни Европу никто в России не имеет права обвинять.

Вообще, человек, плюющий в своё прошлое, в прошлое собственной державы - исключение в любом цивилизованном обществе. Ему не предоставляют трибуну. Ему не подают руки.

Но только в постсоветской России предательство и шкурничество стало не случайным, а массовым явлением. Только здесь это оказалось востребованным и поддержанным на государственном уровне.

Только здесь подлость, тупость и трусость последние 20 лет официально называют патриотизмом.

И надеются на международное признание и международное уважение.

Онанисимовых не уважают и не признают.

Страна Онанисимовых обречена быть вечно на задворках цивилизации, с завистливой ненавистью наблюдая за успехами мировых держав, уходящих вперёд семимильными шагами именно потому, что онанисимовых там нет.

Обречена желать им поражений, провалов, неудач и катастроф.

Потому что от собственных побед и достижений она отказалась сама, давно и бесповоротно.

И это именно то, что мы сегодня наблюдаем.

Что же касается самого "героя" нашего рассказа, то о нём уже давно коротко и ясно высказался сам народ:

"Не трожь Витька - писать не будет"

(русская народная пословица).

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments