марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

Пропаганда - и реальность.

https://radmirkilmatov.livejournal.com/2020/05/16/

В сентябре 2002 года я побывал в Восточном Тиморе. Находясь тогда в стране, я не встретил там ни одного местного жителя старше 17-18 лет. Все иностранцы, с которыми я общался, только и говорили про события годичной давности, которые устроили индонезийские войска. Покидая остров, в начале 2001 года они уничтожили (по разным оценкам) около 200 тысяч человек местного населения. В стране осталось 150 тысяч. Только дети. Нет взрослого населения — не с кем делить природные ресурсы.

Без разницы: мужчины — женщины, богатые — бедные, жители городов или деревень — все они были насильно загружены в несколько барж, отвезены в море — и затоплены. Целая страна оказалась без взрослого населения, без элиты, без традиций и без памяти....

За несколько лет до того на шельфе острова нашли нефть и газ.

До 1974 года там была португальская колония. Независимость (как другие бывшие португальские колонии) она получить не успела – вторглись войска соседней Индонезии.

Но в 1997 году случился мировой финансовый кризис, через год он перешел в нефтяной. Во всех нефтяных странах – он стал политическим.

В России тогда случился дефолт. В Венесуэле пришел к власти Чавес. А в Индонезии после 32 лет правления ушел в отставку 77-летний диктатор, а его преемники под давлением австралийских и американских властей — согласилось на референдум в тиморской провинции.

Жители проголосовали за независимость. Индонезийские военные, уходя, сделали этакий «подарок» транснациональным корпорациям, которые подбили население на референдум

Несколько лет назад я обнаружил, что любые упоминания о той резне начала 2001 года — исчезли из сети.

25 долларов перелет из Дарвина, 40 минут. Никаких виз и таможен.
Осколок бывшей Португальской империи, столица страны — Дили когда-то был уютным портом с по-европейски продуманной планировкой, совершенной системой водоснабжения и канализации. Тогда Дили понемногу приходил в себя и восстанавливался.

Посреди столицы был год назад выгоревший дотла Дом правительства. Но настоящая власть была на стоявшем в порту большом корабле. Там были банки, гостиница, власть. Через этот корабль для разработки месторождений развозили рабочих из разных стран.

Недвижимость была в руках австралийцев, финансы — у китайцев, работали мигранты. За порядком следили войска ООН, состоявшие из португальцев и тех же австралийцев.

Было полно китайских коммерсантов. Не пекинцев. Это сложно объяснить, но Тайвань, Гонконг и Макао — это тоже Китай, но не совсем «китай», хотя в мировой политике иногда значат больше «китая». Это как РФ, русская мафия, русская эмиграция и чеченские беженцы . Вроде бы везде «русские». Но поди-пойми кто-где...

Говорят, что в сети остается все, что когда-либо туда попало. По факту – ничего подобного. В сети можно найти про зверства индонезийцев, про освободительное движение, про героических католических пасторов — патриотов, про гражданскую войну, которая случилась после того, как я покинул те края, про тиморских эмигрантов по всему миру.

Про массовое убийство мирного населения и замаранные мировые элиты – нет ни слова в Википедии. Доказательства? Кому надо – найдет. Для меня сама та поездка – это доказательство. Я тогда жил в Австралии, учился там, об этом писали австралийские газеты, когда в мае 2002 года страна получила независимость.





Будущего президента страны Гусмао «нашли» под Мельбурном в семье тиморских эмигрантов. Он был австралийским журналистом и полукровкой. Он согласился на формальную должность, и жил на окруженной колючей проволокой уютной вилле в десяти километрах от города.

Местный епископ Карлуш Белу и лидер оппозиции Жозе Рамуш Орта, которые возглавляли движение за независимость, в 1996 году получили на двоих Нобелевскую премию мира, в стране не жили.

Один преподавал и лечился в Европе, другой — представлял страну за границей. Но международные премии для того и существуют, чтобы отмечать тех, кто может пожертвовать своим народом — во благо «общемировых ценностей.

Так сказать, «черная метка».

Через 4 года после моего отъезда там возобновилась гражданская война. Дети выросли - но уже против новых хозяев... С тех пор страну «колбасит» не переставая. С того времени, когда я там побывал, население страны выросло в шесть раз. Теперь гражданская война идет еще и между «новыми» и «старыми» тиморцами. И конца у этой войны не предвидится.

Но это Тимор, и это далеко.
Что напишут о нашем времени через каких-нибудь 10 лет –
и что передадут о нас для следующих поколений?

Мы живем в странном мире. Мы слышим про одни правила. Живем по другим правилам. И хотим верим - в третьи. И отказываемся понимать разницу между реальностью — и ее красивой упаковкой. У нас иллюзии. Они удобны, приятны, и через них нами проще управлять.

Если бы инопланетяне хотели захватить нашу планету, им достаточно было бы захватить СМИ и интернет. И кто сказал, что нас уже не завоевали? И чем «это» отличается от «инопланетян»? Власть сегодня поставила такие границы между собой и народом, что надо признать самую одиозную реальность.

Понятно, что суть любой власти - насилие и обман. Но - где пределы и границы дозволенного? Манипулируя информацией, не показывая всей картины, ограничивая информацию - из нашей памяти можно стереть реальность — и заменить на порнографию.

Мир держится на обмане и торговле. Миром правят политики и торгаши. Они определяют правила, выборы и действующих лиц. Когда они перепродают ресурсы — другие претенденты на этот ресурс, в первую очередь, местное население, оказывается никому не нужно. Им жертвуют в первую очередь. Его используют, чтобы избавиться от других претендентов, и после этого, оно не нужно уже никому.

Звучит цинично, но возможно, та или иная форма геноцида коренного населения/ санации элиты и очищение ресурса от обязательств — всегда является одним из условий передачи территории.

Разве не те же методы применяют в мире и сегодня?
В том числе, на нас с вами?
25 лет назад на наших глазах уничтожили социальное государство, подменили конституцию, отменили социальные гарантии, уничтожили экономику, отняли активы, обобрали население… К власти пришла "за-национальная" бюрократия, которая перераспределила и "отжала", промыла мозги, осталось - совсем немного...

Мы не хотим признавать поражение и унижение, боимся это признать, чтобы не пришлось… защищать себя. Ах да... детали другие: не убили, а кинули, не взрослое население, а лишь пенсионеров, не сотню тысяч, а десятки миллионов. Разница в деталях. Но суть — одна.

Восточный Тимор не входит в число туристических мест. Но эту историю полезно знать, чтобы понимать настоящие правила, по которым осуществляется Власть и проводят Политику. Не те правила, в которые должны верить туземцы, а настоящие правила, которые, работают на самом деле.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments