марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Кому не дают покоя лавры «народного ополчения»?

https://vamoisej.livejournal.com/2020/06/10/
Павленко Владимир
Не успели объявить о новых сроках голосования по конституционным поправкам, как кое-кто сразу же почувствовал в этом свою «птицу счастья» — хунвэйбиновщина, она, знаете ли, неистребима. И вот уже некоторые СМИ, «примой» в которых выступает один экстравагантный единороссовский депутат, вечно бегущий впереди паровоза и выставляющий себя «опричником» конституционных изменений, начинают предлагать представителям экспертного сообщества «сделать свой выбор» и публично о нем заявить, дав соответствующее интервью. Помимо СМИ, при экстравагантном депутате действует некое движение, готовящее, если обратиться к событиям определенной давности, некий «конституционный поход на Москву», аналогичный освободительному походу Минина и Пожарского, памятник которым на Красной площади помещен на эмблеме движения.

Обратимся к интервью этого депутата, давность которому уже семь лет, но оно программное в том смысле, что, во-первых, выглядит декларацией об амбициях, а во-вторых, дает понимание о том, в чем эти амбиции заключаются. Конечной целью «освободительного подхода» на Москву провозглашалось проведение референдума по изменению действующей Конституции России, а возглавить эту «революцию сверху» «рекомендовалось» Владимиру Путину. «В Москву, конкретно с каждого региона, приедут люди. Мы к этому времени организуем то, что называется перемещением - и железную дорогу, и все остальное. Приедут с какого-то региона 30 тысяч человек, с какого-то — 50 тысяч, с какого-то — 100 тысяч, уже подготовленных. И сформируются в Москве — это и есть поход на Москву, как результат в конце — как механизм давления (кстати, очень похоже на 1612 год), с помощью которого Путин сумеет уже реализовать принципы изменения конституционного строительства, законодательного строительства, проведет конституционное собрание, референдум. Люди вернутся обратно, уже на референдум. И дальше, через референдум? — восстановление суверенитета страны», — вещал тогда депутат, возомнивший себя «демиургом», без которого Путин, ну никак не справится.

Отвлечемся от исторических параллелей, которые делают этот план очень похожим на корниловский мятеж. Отметим только, что процитированное интервью показательно датировано 7 ноября (даже не важно, какого года); следовательно, заявлены претензии на «перехват» наследия Великого Октября. Отметим, что это не случайно и не в первый раз. Помнится, неожиданный исход выборов 1992 года в США, на которых Билл Клинтон внезапно для всех наблюдателей переиграл Джорджа Буша — старшего, поговаривают, остановил в Москве сценарий привода к власти вместо Бориса Ельцина Юрия Скокова, также намеченный на ту же самую дату. Но итоги выборов в США «не срослись» с ответом в конце учебника, и ничего не состоялось и в России. Никакого «народного восстания», которое, сразу стало ясно, являлось чьей-то «домашней заготовкой». Скоков как политик в результате быстро и полностью провалился. Оклемавшийся от внезапно свалившегося счастья Ельцин уже через два месяца выставил его на Съезд народных депутатов в списке участников премьерского кастинга, после которого назначил главой правительства отнюдь не его, а Виктора Черномырдина. Финальный «рывок» в составе Конгресса русских общин (КРО) на выборах 1995 года для Скокова закончился полным фиаско: не был преодолен 5%-ный барьер, и на карьере поставили крест. Поэтому когда рядящиеся в патриотизм говорят о дате 7 ноября, всегда следует быть настороже: они не к опыту Октября обращаются; они пытаются «перебить» его так же, как недавно попытались сделать это в сакральную для советской традиции дату 22 апреля. Но, как говорится, господь такое не попущает, отделяя своим промыслом историческое от текущего. «Богу — богово, а кесарю — кесарево!».

Кстати, случайно так получилось или нет, но на пике сборищ оппозиции на Болотной площади в конце 2011 — начале 2012 годов сам депутат и все, что крутилось вокруг него, помалкивало в тряпочку. А вызов «оранжевой» стихии, в значительной мере предотвративший наиболее деструктивные из ее последствий, последовал отнюдь не от его сторонников, а от лево-патриотического движения «Суть времени» Сергея Кургиняна. Произошло это 4 февраля 2012 года, когда на Поклонной горе, рядом с пантеоном Великой Победы, собрался 140-тысячный митинг, последствия которого даже сторонники «оранжевых» охарактеризовали как «полоскание оппозиции мордой в грязи».

Спросят: а чем одно движение отличается от другого? Очень просто: движение, которое ассоциируется с экстравагантным депутатом, на дате 7 ноября спекулирует, причем, весьма активно перехватывая ее у коммунистов; «Суть времени» же эту историческую дату защищает и отстаивает. Для чего спекуляции и перехват? Чтобы наполнить советскую социалистическую форму СССР антисоветским, капиталистическим содержанием, вытравив из этой исторической даты главное, чем знаменит Великий Октябрь: заменить и заглушить «державной» риторикой проблематику социальной справедливости. Еще раз: для «Сути времени» Советский Союз — содержание, позволяющее реализовать социальный идеал и традицию советского народовластия. Для «перехватчиков» — государственная форма, призванная приглушить свое содержательное несоответствие.

Скажут: ну, хорошо. Семь лет назад экстравагантный депутат говорил вот такие вещи. Но теперь-то он, надо полагать, поумнел, раз депутатом остается. Во-первых, не факт; остается, скорее всего, потому, что еще не сделал своего «дела»; ружье повесили на сцене — значит, оно рано или поздно выстрелит. Не исключено, что рано: в «кулуарах» эксплуатируются разнообразные утечки: то, что не получилось с помощью коронавируса, постараются устроить руками футбольных фанатов, приурочив их бесчинства к первому после возобновления туру российского чемпионата. Даром, что ли, в отличие от других стран, на трибуны возвращают зрителей? Во-вторых, неожиданное продолжение получила тема домашнего ареста Николая Платошкина. Как признался вновь всплывший на поверхность после длительного затишья экстравагантный депутат, это произошло по его инициативе. При этом лексика, в которой он характеризовал деятельность Платошкина, вступая в спор с ведущим, оставляет слишком много вопросов и вообще-то является темой судебного иска; статью за оскорбление никто не отменял. А в целом все очень похоже на то, как известное мелкое жвачное животное увлекает за собой на бойню других, более крупных.

Вынужден оговориться: к «новому социализму», с лозунгом которого выступает жертва этого классического доноса, вопросов не намного меньше, чем к тем, кто на него донес. Начиная с того, что тема «нового социализма» внутри страны связана с деятельностью преемника Ельцина на посту главы Свердловского обкома КПСС Юрия Петрова, впоследствии руководителя Администрации Президента России. В международном плане «новый социализм» корнями уходит в идеи Боливарианской революции в Венесуэле и Боливии, и в нем гораздо больше троцкизма, чем ленинизма, если обратиться к тому, как эту дилемму — «Троцкизм или ленинизм?» — еще в 1924 году поставил И. В. Сталин. Поэтому вопрос не в политических предпочтениях, а в методах. Если появляется претендент в оракулы, окруживший себя движениями и СМИ, и для борьбы с оппонентами он не гнушается идеологических подлогов и такой вот практики, для которой, называясь оппозицией, использует государственные структуры и при этом состоит в «партии власти», то может ли быть доверие:


  • к такому деятелю,

  • к такому движению,

  • к такому СМИ?

Освежим современность все тем же экскурсом в «историю вопроса». Ничего не поделаешь: что написано пером — не вырубишь топором! Семь лет назад депутат утверждал, что появлением в политике обязан некоему блоку «В поддержку независимых депутатов» — «независимых» в смысле «не зависящих от внешнего управления», во главе которого он в 1995 году якобы участвовал в выборах в Думу. Но на тех выборах такого блока попросту не было; был «Блок независимых», в числе учредителей которого значился альянс ОДЦ — «Объединенного демократического центра» с Всероссийским татарским культурно-просветительным центром. Если учесть, что ОДЦ был создан в 1994 году под поддержку Ельцина на парламентских и президентских выборах 1995−1996 годов, а в его верхушку входили такие «столпы» ельцинской администрации как Сергей Филатов и Сергей Красавченко, и что именно на базе ОДЦ появилась Российская партия социальной демократии (РПСД) во главе с Александром Яковлевым, да-да, тем самым перевертышем из Политбюро ЦК КПСС, то все становится на свои места. Или экстравагантный депутат откровенно обманывает общественность — и, стало быть, ему есть, что скрывать. Или, в том случае, коли он запамятовал с названием блока, то является перекрасившимся в «национально-освобожденческий» «патриотизм» продуктом либеральной тусовки и ратует против внешнего управления в том числе и для того, чтобы скрыть собственную принадлежность если не к нему (слишком мелко тогда плавал), то к «смотрящим» от этого внешнего управления по России. А как иначе?

Не говоря уж о том, что и сам нынешний арест левого оппозиционера с доносом может на поверку оказаться игрой «на две лапы» с целью политической раскрутки потерпевшего. Так, весной 1917 года англичане раскручивали Троцкого, нагоняя ему «революционный вес» с помощью снятия с парохода и задержания в лагере для перемещенных лиц в Галифаксе. «Демон революции» с того эпизода, с точки зрения publicity, потом извлек и выжал по максимуму, представ перед общественностью не агентом олигархического капитала, кем являлся на самом деле, а пламенным «мировым революционером». Правда, если это допустить в нашем случае, то следует признать, что экстравагантного депутата кукловоды используют втемную, ибо два медведя с такими амбициями в одной «оппозиционной» берлоге вряд ли уживутся.

Что в сухом остатке? Бурная деятельность, развернутая определенными структурами на подступах к голосованию, может объясняться разными причинами. Чем дальше эти люди и структуры находятся от реальной повестки, пребывая в плену фантасмагорических иллюзий, что сразу после 1 июля кардинально поменяется вся внутренняя политика, и вскоре пройдет «настоящий» референдум, затрагивающий «неприкосновенные» первую и вторую главы Конституции, — тем лучше. Но что, если они к этой повестке ближе, чем кажется и, более того, под видом политической поддержки Владимира Путина играют — нет, не свою игру, ибо по-прежнему плавают мелко, а чужую и чуждую, отблеском которой и служат слухи про предваряющую голосование дестабилизацию? Что, если потерпев крах в попытках «коронавирусного» переворота с уклоном в чрезвычайщину, кукловоды, стоящие за этими людьми и структурами, в попытке навязать некое подобие правой диктатуры, руками своих марионеток зачищают левую часть оппозиционного спектра с целью отнюдь не «помочь» Владимиру Путину, а предвосхитить и нейтрализовать его возможный социальный поворот?

Ждать, пока эти животрепещущие вопросы получат «естественное» разрешение, не стоит, ибо решение может оказаться совсем «не тем», да и всплеск просоветских настроений в общественных массах не оставляет антисоветчикам ни особого пространства для маневра, ни ресурса времени, который в этой ситуации приобретает особую ценность. Поэтому они обречены на ошибки, и задача состоит в том, чтобы записывать ходы и ловить их за руку. Обратить внимание на эти маневры, не позволив кое-кому использовать тщательно оберегаемый «последний шанс», — это не алармизм, а политическая предусмотрительность. В конце концов, даже ополчение Минина и Пожарского, сыграв свою роль в восстановлении русской государственности, отнюдь не избежало вовлечения в некоторые внешние связи, предопределившие впоследствии прозападную «генеральную линию» и незавидную политическую судьбу последней отечественной династии.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments