марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

Итоги по ответам командиров РККА на вопросы Покровского

https://zol-dol.livejournal.com/2020/06/12/
В конце 1940-х – первой половине 1950-х годов Военно-научное управление Генерального штаба Вооруженных Сия СССР под видом «обобщения» опыта сосредоточения и развертывания войск западных приграничных военных округов по плану прикрытия государственной границы 1941 года накануне Великой Отечественной войны и провело некое расследование. Для чего были заданы пять вопросов участникам указанных событий, занимавшим в начальный период войны различные должности в войсках военных округов.
Первым вопросом шел вопрос о том, были ли в дивизиях, и прежде всего в дивизиях 1-го эшелона армий прикрытия западных округов Планы прикрытия и Планы обороны к началу войны, к 22 июня:
Вопрос №1 – «БЫЛ ЛИ ДОВЕДЕН ДО ВОЙСК В ЧАСТИ ИХ КАСАЮЩЕЙСЯ, ПЛАН ОБОРОНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ; КОГДА И ЧТО БЫЛО СДЕЛАНО КОМАНДОВАНИЕМ И ШТАБАМИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ВЫПОЛНЕНИЯ ЭТОГО ПЛАНА?».
Отвечая на него командиры 4-х округов, Ленинградского ВО, Прибалтийского ОВО, Западного ОВО, Киевского ОВО и Одесского ВО показали, что Планы прикрытия и Планы обороны в дивизиях, корпусах и армиях этих округов в принципе отработаны были к началу мая 1941 года. А также в НКО и ГШ Планы прикрытия мобилизации и развертывания округов были утверждены. При этом для ввода в действие этих Планов прикрытия были подготовлены соответствующие «красные» пакеты. Однако.

В начале мая эти округа получили директивы Генштаба на отработку уже новых Планов прикрытия и обороны с указанием отправить эти новые планы на утверждение в НКО и ГШ к 1 июня! Эти новые ПП в некоторых случаях не сильно отличались у отдельных частей и соединений от уже имеющихся, а в некоторых дивизиям приходилось готовить себе новые участки обороны и писать новые планы. Так в том же ЗапОВО по «старым ПП» дивизиями прикрытия непосредственно границы было 8 стрелковых дивизий и две кавалерийские, итого 10 дивизий, а по новому плану обороны приграничными дивизиями должно было стать до 16 дивизий! Дивизия всю весну готовила свой участок обороны на границе, а в начале июня, передав этот участок другой дивизии, которая только собиралась выдвигаться в этот район, уходила на новый участок и готовила для себя новый район обороны на границе. В итоге в ЗапОВО большие участки границы вообще остались без всякого прикрытия.
В остальных округах количество дивизий прикрытия границы в общем осталось в том же количестве, что было до майских планов – в ПрибОВО 9-ть шт., в КОВО 17-ть, в ОдВО 5-ть. Но в любом случае в мае округам ставилась задача отработать именно конкретно планы обороны госграницы, а не просто планы прикрытия мобилизации и развертывания войск этих округов, а также прикрытия мобилизации и вывода в эти округа армий второго стратегического эшелона РККА – армий из внутренних округов, армий РГК! Однако эти новые майские ПП и планы обороны не были отработаны ниже округа. И если в армиях некоторых округов о новых планах прикрытия и обороны и знали, то ниже, в корпусах и дивизиях о них не слышали, и соответственно ничего по ним не исполняли! К началу июня окружные планы были отработаны и отправлены в Генштаб, однако рассмотрение и утверждение было назначено-перенесено на вторую половину июня, и, хотя эти планы в Генштабе и прибыли, но утверждены в итоге были не все и в любом случае в округа они уже не вернулись. И соответственно округа вступали в войну по старым планам!
Во всех округах по старым Планам прикрытия дивизии 1-го эшелона армий прикрытия этих округов имели полосу прикрытия и обороны от 20 до 100 км! В среднем – по 30-40 км на одну дивизию не более 12-ти тысячного состава по штату мирного времени, и это при нормативе по Уставу РККА на дивизию полного штата, в 14,5 тысяч штат военного времени, в обороне не более 10 км, а на танкоопасных направлениях не более 8 км! И если одну дивизию можно было растянуть до 100 км в условиях местности, по которой не могли наступать крупные силы вероятного противника, то в Прибалтике и на Украине, где атаковали Танковые группы вермахта численностью по 600-800 танков, растянутость дивизий также была до 40 км и выше, и это и привело к быстрому прорыву немцами границы-фронта в первые же часы войны!
Такая растянутость приграничных дивизий на границе должна была нивелироваться наличием между ними Укрепрайонов на новой границе! Однако к июню 41-го эти УРы не были подготовлены к обороне, т.к. находились в стадии незаконченного строительства, не имели вооружений или не имели личного состава для занятия этих УРов! При этом командиры приграничных дивизий не имели планов этих УРов, не знали систему огня этих УРов, а командование округов прямо не давало комдивам приграничных сд ознакомиться с этими планами! При этом в том же ПрибОВО для заполнения УРов личный состав был забран из дивизий округа!
Также в большинстве эти УРы, их ДОТы и ДЗОТы, ставились в прямой видимости немцев и их союзников, непосредственно на границе! Что давало финнам, немцам и венграм с румынами засечь наши огневые точки в момент строительства, а при нападении расстреливать их прямой наводкой со своей стороны не пересекая границу!
Во всех округах места дислокации приграничных сд были чаще всего не в районах своих полос обороны! Большая часть этих сд дислоцировались в некотором удалении от границы и в случае нападения нормативы у них на вывод по тревоге в районы сбора для последующего приведения в боевую готовность и на занятия своих рубежей исчислялись не более 10-тью часами. Но в том же ЗапОВО приграничные сд, хоть и имели полосы ответственности не более 20 км, что при наличии УРов и удобной для обороны местности позволяло им вполне удержать удары танковых клиньев немцев, должны были двигаться к своим рубежам ВДОЛЬ границы, и на расстоянии до 30-40 км от мест ППД! Т.е. им в планы забили время на выдвижение к рубежам их обороны до 30 часов! А в случае внезапного, без объявления войны нападения Германии – они бы двигались вдоль границы под огнем противника! Ведь в ЗапОВО их приграничные сд дислоцировались в непосредственной близости от границы, особенно в том же Бресте и вокруг него! Что в случае внезапного нападения Германии приводило к уничтожению этих дивизий или на их «зимних квартирах», или на марше вдоль границы!
Также была большая проблема в обороне границы с конфигурацией границы! В Белоруссии и на Украине после сентября 1939 года и присоединения Западной Белоруссии и Западной Украины образовались т.н. Белостокский и Львовский выступы – Белостокская и Львовская дуга! В которые были нагнаны значительные силы РККА, что при внезапном, без объявления войны ударе Германии по флангам этих выступов автоматом приводило к окружению в этих выступах-дугах большого количества наших дивизий!
Возникает вопрос – почему на границе, в этих выступах были собраны наши силы и почему дивизии непосредственного прикрытия границы были по имеющимся ПП округов утвержденных в НКО и ГШ к маю 41-го растянуты даже на танкоопасных направлениях до 30-40 км и даже выше – до 60 км?! Все просто!
В нашем НКО и ГШ на случай нападения Германии оперативные планы ГШ были заточены не на оборону, а на свой ответный немедленный удар! Как показывают в исследовании «1941 год – уроки и выводы» офицеры ВНУ ГШ:

«Советское командование непродуманно подошло к выбору стратегических действий. Фашистской стратегии блицкрига была противопоставлена не оборона, в том числе и маневренная, с широким применением внезапных и хорошо подготовленных контрударов, а, по существа, стратегия молниеносного разгрома вторгшегося противника. Однако в отличие от немецкого блицкрига наши так называемые молниеносные действия не обеспечивались ни заблаговременным развертыванием войск, ни их высокой боевой готовностью, ни умелой организацией контрнаступления, ни поддержкой контрударных группировок авиацией. Естественно, это привело к поражению.
Основной ударной силой противника были танковые группы, действовавшие на сравнительно узких участках фронта (60-70 км) и в отрыве от пехотных соединений.

Противник разрушал и захватывал коммуникации, важные районы в оперативном и стратегическом отношении, срывал мобилизацию и планомерное развертывание приграничных военных округов.
В этих условиях военные действия следовало бы возможно быстрее перевести на рельсы позиционной войны. Однако сделать это было непросто. Стратегическая оборона заранее не планировалась».
И вследствие этого, «Из-за незавершенности сосредоточение второго стратегического эшелона [также] не удалось подготовить оборону на рубеже Западная Двина, Днепр. Много времени, сил и средств было потрачено на неудачные попытки разгромить вторгшиеся ударные группировки противника контрударами в приграничной зоне». (с. 135-136)

И под эту «стратегию молниеносного разгрома вторгшегося противника», под «наши так называемые молниеносные действия» и выстраивались дивизии западных округов к июню 41-го! С заполнением Белостокского и Львовского выступов – под наши немедленные ответные удары-наступления из этих выступов! А посередине, из Бреста будет атаковать своей 4-й армией Павлов, помогая армиям, КМГ и КМА (Конно-Механизированным группам и армиям) ПрибОВО и КОВО в их ударах на Сувалки и Люблины! Но главной причиной такого размещения наших войск – с концентрацией в этих двух выступах больших сил, главной мечтой наших стратегов была идея нанести удар первыми по готовящейся к нападению армии Германии!
Данная идея – нанесения нами первыми удара по готовящемуся к нападению вермахту – была отвергнута Сталиным, однако все равно от наступательности наших планов наши стратеги не отказались и план превентивного удара был преобразован в план нашего НЕМЕДЛЕННОГО ОТВЕТНОГО удара! Вот почему на границе в итоге растягивались жидкой цепью, до 40 км на дивизию приграничные части – для того, чтобы у Кузнецовых-Павловых-Кирпаносов было больше сил для этого ответного удара под рукой! Вот почему майские планы обороны так и не были исполнены в округах ниже самих округов, а сами окружные планы обороны хоть и были некоторые отправлены в Генштаб к 1 июня или к середине июня, так и не были утверждены в НКО и ГШ! Вот почему на направлении главного удара немцев, в Белоруссии, вместо 16 приграничных дивизий осталось только 10!...

Вопрос №2 – «С КАКОГО ВРЕМЕНИ И НА ОСНОВАНИИ КАКОГО РАСПОРЯЖЕНИЯ ВОЙСКА ПРИКРЫТИЯ НАЧАЛИ ВЫХОД НА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ГРАНИЦУ, И КАКОЕ КОЛИЧЕСТВО ИЗ НИХ БЫЛО РАЗВЕРНУТО ДО НАЧАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ?»!
Отвечая на него, командиры показали, что в принципе, во всех округах вывод войск второго эшелона и резервов западных округов начался по директивам НКО и ГШ от 11-12 июня достаточно своевременно! При этом ЗапОВО выводился вроде как по майскому плану обороны, в соответствии с директивой НКО и ГШ от 14 мая на разработку нового плана обороны. ОдВО вроде бы тоже выводился по новому плану, а вот остальные округа – ПрибОВО и КОВО выводились по некой карте, явно по старым Планам прикрытия этих округов!
Данные директивы, по крайней мере для ЗапОВО, от 11 июня, и для КОВО от 12 июня опубликованы.
Для ЗапОВО указывалось: «1.Для повышения боевой готовности войск округам все глубинные стрелковые дивизии и управления стр. корпусов с корпусными частями вывести в лагерь в районы, предусмотренные для них планом прикрытия (директива НКО за № 503859/сс/ов)....»! Т.е. Павлов должен был исполнять новый, майский план обороны к моменту нападения Германии, по которому у него на границе немцев должны были встречать до 16-ти стрелковых дивизий!
Для КОВО было указано так: «Для повышения боевой готовности войск округа к 1 июля 1941 г. все глубинные дивизии и управления корпусов с корпусными частями перевести ближе к госгранице в новые лагеря, согласно прилагаемой карты...»! По некоторым данным районы вывода дивизий КОВО не сильно отличались от майского ПП, но чаще это были именно новые для комдивов районы. И в любом случае этот вывод шел под оперативный план Генштаба на случай войны, который известен как «южный» вариант развертывания РККА на случай войны с Германией! Который предусматривал размещение наших главных сил в КОВО, против неосновных сил вермахта! А против главных сил Германии, в ПрибОВО и ЗапОВО предусматривалось размещение заведомо слабых сил РККА!


В этих директивах ставится задача выводить т.н. «глубинные» дивизии, т.е. в первую очередь 2-е эшелоны и резервы западных округов, находящиеся слишком далеко от своих районов сбора. А также те приграничные дивизии, что квартировались на 11-12 июня слишком далеко от своих районов обороны. Для этого в этих директивах были даже указаны некоторые конкретные корпуса и дивизии, приграничные в том числе, которые следовало вывести к 17 июня!

Директивы НКО и ГШ от 11-12 июня указывали выводить в первую очередь вторые эшелоны и резервы этих округов, указывая, что для тех приграничных дивизий, что уже находятся в непосредственной близости от своих рубежей обороны на границе, будут даны отдельные приказы НКО и ГШ!
ЗапОВО указали выводить войска под новый План прикрытия и обороны, к которому в Минске имелась карта, а КОВО по некой карте Генштаба. И на этих картах для каждой дивизии и было указано – где находятся их районы сбора и сосредоточения на случай войны, если это дивизии 2-го эшелона и резервы. Или – район обороны, если это дивизии 1-го эшелона округов, приграничные дивизии! Также было и на картах ПрибОВО и ОдВО. И на сегодня, как по ответам комдивов, так и по другим документам (по приказам в этих дивизиях, по ЖБД этих дивизий) и мемуарам известно, что в ОдВО вывод своих 5-ти приграничных дивизий начали после 8 июня, и 15 июня. В КОВО из 17-ти своих приграничных минимум 10 дивизий также выводились с 15 июня по Планам прикрытия на границу! В ПрибОВО свои 9 приграничных дивизий начали выводить по ПП с 18 июня, а вот в ЗапОВО из их 10-ти приграничных сд по планам до мая месяца (не говоря уже о плане майском с его 16-тью приграничными сд) ни одна дивизия так и не была выведена из мест ППД после 11 июня – к 22 июня!
При этом директивы НКО и ГШ от 11-12 июня указывали выводить войска в повышенной боевой готовности, с выводом всех своих «запасов огнеприпасов и гсм», ПОД видом учений! Однако чаще всего выводимые дивизии шли КАК на учения – тащили вместо боеприпасов и гсм учебный хлам и прочее «ненужное для боя»! Вторые эшелоны и резервы выводились в свои районы сосредоточения по ПП, а приграничные сд также выводились по Планам прикрытия, но большей частью не сразу на свои рубежи на границы, а в лагеря в основные полосы обороны, в свои районы предусмотренные ПП округов или по картам ГШ приложенным к директивам ГШ от 12 июня!
«Красные» пакеты при этом выводе войск не вскрывались! Вывод войск шел т.н. «распорядительным порядком»! Как показал в черновики своих мемуаров маршал Г.К. Жуков:
«Что было сделано. Весной и в начале лета 1941 года была проведена частичная мобилизация приписного состава с целью доукомплектования войск приграничных военных округов. Спешно проводилось формирование пятнадцати танковых и механизированных корпусов за счет ликвидации кавалерии. Реорганизовывалась система авиационного базирования и материально-технического обеспечения. Сосредотачивались боеприпасы, горюче-смазочные материалы и другие материально-технические средства на территориях приграничных военных округов.
Под предлогом подвижных лагерей войска Северо-Кавказского военного округа были развернуты в армию (19-ю) и в мае месяце выведены на территорию Украины – район Белая Церковь. В начале июня войска Уральского военного округа развернуты в 22-ю армию под командованием Ершакова и сосредоточились в районе Великие Луки. Непосредственно перед войной готовилась к переброске на Украину 16-я армия (из МНР и ЗабВО).
Командующим приграничных военных округов было приказано вывести войска округов – назначенных в состав войск прикрытия, ближе к государственной границе и тем рубежам, которые они должны были занять при чрезвычайном обстоятельстве, по особому распоряжению. При этом передовые части было приказано выдвинуть в зону пограничных частей. Проводились и другие не менее важные мероприятия.
Все это обязывало командующих округами и армиями повысить боевую готовность и общую боевую бдительность
»!
Как видите, Жуков утверждает, что вывод войск округов в предвоенные дни, с 11 июня – «назначенных в состав войск прикрытия, ближе к государственной границе и тем рубежам, которые они должны были занять при чрезвычайном обстоятельстве, по особому распоряжению» и «при этом передовые части было приказано выдвинуть в зону пограничных частей» проводился именно по ПРИКАЗАМ, и естественно это были приказы из НКО и ГШ! И вот эти приказы и обязывали «командующих округами и армиями повысить боевую готовность» выводимых по Планам прикрытия или по неким картам из Генштаба войск приграничных округов!
Почему при этом выводе не вскрывались «красные» пакеты, в которых точно также указаны районы сбора и сосредоточения по Планам прикрытия, или районы обороны, почему не проще было бы дать простой приказ НКО и ГШ, как и просили Тимошенко и Жуков Сталина 9-11 июня, округам – «Приступить к выполнению ПП 1941 года»?! Что сразу внесло бы ясность в ситуацию и у командиров не было бы ненужных сомнений при этом выводе войск, и они не тащили бы учебных хлам вместо иной раз боеприпасов в эти свои районы по ПП. Увы, по-другому нельзя было делать в те предвоенные дни!
Вскрытие «красного» пакета для дивизий вторых эшелонов и резервов ставит четкую задачу – привести части в полную боевую готовность и вывести эти части в район сбора для ожидания там следующих приказов! Вскрытие «красного» пакета для приграничной дивизии означает приведение ее в полную б.г. и вывод на рубежи обороны непосредственно на границе с занятием этих рубежей обороны! С готовностью вступить в бой немедленно!
Но на это Сталин не мог пойти ни 9-11 июня, ни даже 21 июня – дать военным разрешение на такую директиву! До тех пор, пока нападение Германии не станет на все сто подтверждаемым фактом! И ответ на этот вопрос в своих мемуарах дал тот же маршал И.Х. Баграмян: «Сигнал о вводе в действие плана прикрытия означал бы не только подъем всех войск по боевой тревоге и вывод их на намеченные рубежи, но и проведение мобилизации на всей территории округа»!
Вот почему Сталин не мог дать разрешение на формальный приказ военным до последнего! Такой приказ, как «Приступить к выполнению ПП 1941 года» тут же начал бы мобилизацию в западных округа, а также выводил приграничные дивизии в окопы на границе! А это тут же дало бы повод Германии объявить СССР агрессором, замышляющего нападение на Германию, а значит развязывающий ей руки в ее якобы превентивном ударе!
Именно в этом, в выводе войск к границе и начале мобилизации, и в том, что СССР готовит нападение на Германию и Европу в ближайшие дни, и обвинил Гитлер СССР в Ноте 22 июня! Т.е. Гитлер нападает на СССР в виде превентивной меры!
Однако именно это у него и не получилось доказать документально – во всех захваченных немцами документах в первые дни войны в штабах наших разбитых частей они так ничего и не нашли подтверждающего, что в РККА проводилась мобилизация в предвоенные дни! Или тем более, что наши войска, СССР, готовились к нападению на Германию, и первыми!
В директивах НКО и ГШ от 11-12 июня на вывод войск срок окончания вывода указывался как в КОВО – 1 июля! Начавшие еще в мае свой вывод по оперпланам Генштаба армии РГК, армии внутренних округов также сроки окончания своего вывода имели и позже 22 июня! Что дает неучам от Истории нести чушь, что раньше ИЮЛЯ Сталин нападение Германии не ждал! Ответ на это также можно найти в черновиках мемуаров у маршала Жукова – почему сроки окончания вывода вторых эшелонов и резервов армий прикрытия западных округов и армий РГК были не к 22 июня!
Дело в том, что по планам Генштаба первый удар должны были принимать приграничные дивизии, и пока они воюют – остальные войска и приграничных округов, и армий РГК из внутренних, и должны были закончить свой вывод мобилизацию и развертывание! Ведь задача 1-го эшелона приграничных округов в том и состоит – обеспечить, предоставить время на развертывание и мобилизацию главных сил армии!
«Считалось, что тех войск, которые были предназначены для прикрытия развертывания главных сил, будет достаточно, чтобы сдержать первые удары противника. Первые оперативные эшелоны войск приграничных военных округов, опираясь на существующие укрепления, при поддержке основной массы боевой авиации, в течение 10-15 дней должны были вести боевые действия с тем, чтобы прикрыть мобилизацию, перевозки главных сил, их сосредоточение и развертывание»!
А в реальности сроки вывода войск ближе к 21 июня сокращались – ближе к 22 июня им ставились сроки окончания вывода уже не к началу июля, а ближе к 22-24 июня.
Приграничные дивизии должны были быть готовы по планам Генштаба к практически немедленному вступлению в бой в случае нападения Германии! И с учетом того, что мы сегодня знаем, что они везде, кроме ЗапОВО, выводились заранее к своим рубежам для того, чтобы им сократить время на занятие самих окопов на границе, эти дивизии реально были готовы принять удар вермахта! Но вот удержать немцев на границе они не могли ни при каких обстоятельствах – потому что на одну приграничную сд приходилось до 40 км в среднем полосы на границе. И растянутые таким образом дивизии никаким образом физически не могли удержать танковые группы немцев численностью 600-800 танков! Даже если вы их посадите не в ночь нападения в их окопы на границе, а уже в марте!
Но в любом случае нести чушь что Гитлер «упредил» СССР, РККА в «развертывании» – можно только или от недомыслия, или от подлости. Это не просто чушь, это ложь!...

Вопрос №3 – «КОГДА БЫЛО ПОЛУЧЕНО РАСПОРЯЖЕНИЕ О ПРИВЕДЕНИИ В БОЕВУЮ ГОТОВНОСТЬ В СВЯЗИ С ОЖИДАВШИМСЯ НАПАДЕНИЕМ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ С УТРА 22 ИЮНЯ; КАКИЕ И КОГДА БЫЛИ ОТДАНЫ УКАЗАНИЯ ПО ВЫПОЛНЕНИЮ ЭТОГО РАСПОРЯЖЕНИЯ И ЧТО БЫЛО СДЕЛАНО ВОЙСКАМИ?»!
Отвечая на него, некоторые командиры показали, что о возможном нападении Германии утром 22 июня в некоторых округах им довели еще вечером 21 июня! Например, в КОВО и ОдВО! Но когда в округах около 1.15 ночи 22 июня Кузнецовы-Павловы-Кирпаносы получили директиву НКО и ГШ б/н от 22.20 21 июня на приведение всех войск их округов, ВВС, ПВО, а также флотов и флотилий в полную боевую готовность в этих округах, и в 1.30 везде эту директиву расшифровали и прочитали – в ПрибОВО, ЗапОВО и КОВО свои войска по боевой тревоге не поднимали! Только штабы армий и корпусов и дивизий были подняты по тревоге, но сами войска, личный состав, продолжали спать! И только в ОдВО, и в отдельных дивизиях комдивы Зашибаловы по тревоге свои части подняли в это время, около 2 часов ночи! А прочитав в 1.30 текст директивы НКО и ГШ б/н – Захаров объявил боевую тревогу и вот уже этот приказ выполнили все и как положено, с подъемом личного состава по боевому расписанию!
В всех округах получив текст директивы б/н НКО и ГШ от 22.20 21 июня на полную б.г. изготовили свои шифровки в армии округов! НО! При этом командующие или оставшиеся за них начальники штабов на полевых КП округов в это же время, около 1.30, штабы своих армий оповещали или простыми телефонами, или по ВЧ связи, или аппаратами БОД об этой директиве! Но при этом все кроме Захарова суть этой директивы – что надо поднимать по боевой тревоге свои армии – штабам армий не доводили!
Затем в ЗапОВО и КОВО около 2.30-3.30 Павлов и Пуркаев, по ВЧ связи или БОДО, стали давать команды на вскрытие «красных» пакетов, на ввод Плана прикрытия в действие формальным приказом! И дальше в армиях также никто не заморачивался на расшифрование-зашифрование текстов шифровок с директивой, а по простым телефонам оповещали свои корпуса и дивизии! А около 4 часов в округа пошла и директива №1 – директива НКО и ГШ на вскрытие «красных» пакетов, приказ Тимошенко на ввод в действие Плана прикрытия! О чем, в общем, прямо показали командиры в ЛенВО и ЗапОВО, и по ответу начштаба КОВО Пуркаева это видно – как он в 3.30 давал команду «действовать по плану»! Также это описали в мемуарах маршал Рокоссовский, который описал, как ему около 4 часов утра довели приказ на выполнение Плана прикрытия, и генерал Болдин – как в Минске около 4 часов получили директиву Тимошенко на выполнение Плана прикрытия!
Приказ на пакет Рокоссовский получил из штаба 5-й армии ДО нападения еще. И долгие годы историки сочиняли на этом байки, что, мол, будущий маршал самостоятельно вскрыл пакет потому, что приказ был также отдан ему «вопреки Сталину». Ведь «подписал» этот приказ даже не командующий 5-й армией генерала Потапов, а – заместитель начальника оперативного отдела штаба армии. В те дни это был полковник А.В. Владимирский, который еще в середине 1950-х написал работу «На киевском направлении». В этой работе он уверял, что приказ комкорам Рокоссовским отдавал лично Потапов по телефону, а также Владимирский и породил байку о том, что исполнение директивы на приведение в полную б.г. запоздало, потому что якобы все тратили время на расшифрование-зашифрование этой директивы в корпусах.
И, наконец, в 2 часа 30 минут 22 июня, за 45 минут до атаки противника из Москвы в штабы округов поступила телеграмма Народного комиссара обороны, требовавшая принятия немедленных мер по боеготовности войск. В это время штаб Киевского округа также успел выехать на свой командный пункт в Тернополь, куда он прибыл только в 5 часов утр, 22 июня.
Таким образом, в ночь на 22 июня штабы приграничных частей войск Одесского округа были значительно ранее ориентированы в отношении угрозы войны, нежели штабы приграничных частей Киевского округа.
В Москве на базе управления и штаба МВО приступлено было к формированию управления Южного фронта, прибытие которого в Винницу намечалось на 25 июня.
Грецов показывает – прием директивы НКО и ГШ б/н от 22.20 21 июня начал поступать на узел связи КОВО в Тернополе около 1-2 часов ночи, а закончился прием данной директивы только в 2.30! Видимо был сбой на линии связи и передача-прием шифровки прошла с задержкой. Кстати, в Минск тоже шифровка прошла со сбоями и там получили свой текст с искажениями. Как показывает С.Чекунов текст последней части принятой директивы б/н в Минске был таким:
«г) Противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительных подемов принятия мер. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;
д) Никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить».
Затем Владимирский, который как показывает Рокоссовский передавал приказы корпусам на вскрытие «красных» пакетов около 4 часов, уверяет, что это командарм Потапов лично оповещал все корпуса и тоже в это же время – после 3 часов! И при этом Потапов не на пакеты давал команды, а на просто б.г. – «поднять войска по тревоге, повторив при этом требование директивы НКО "не поддаваться ни на какие провокации"», что явно ложь. Или Потапов занимался саботажем, а Владимирский, который реально слал телефонограммы в корпуса 5-й армии на вскрытие пакета, его примитивно выгораживает.
Глянем, что о вскрытии «красных» пакетов в ЗапОВО показывает генерал Болдин И.В.:
«Наконец из Москвы поступил приказ немедленно ввести в действие «Красный пакет», содержавший план прикрытия государственной границы. Но было уже поздно. В третьей и четвертой армиях приказ успели расшифровать только частично, а в десятой взялись за это, когда фашисты уже развернули широкие военные действия.
Замечу, кстати, что и этот приказ ограничивал наши ответные меры и заканчивался такими строками: «Никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить». ...». (Страницы жизни.)
Т.е. к 4 часам, до нападения еще, в Минск пришел письменный приказ НКО и ГШ – «Немедленно ввести в действие «Красный пакет». Никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить». Что означает, что приказ в директиве НКО и ГШ №1 от возможно 3.30 22 июня указывал – ввести в действие План прикрытия, но врага можно громить только на своей территории! До получения следующих приказов...
А вот в ПрибОВО, оставшийся за командующего округом (так же как и Захаров в ОдВО) начштаба Кленов не только в 1.30 не поднимал кроме штабов войска округа по боевой тревоге, но и в 3-4 часа утра он также не доводил до войск приказ НКО на вскрытие «красных» пакетов!...

Вопрос № 4 был о том – «ПОЧЕМУ БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ АРТИЛЛЕРИИ НАХОДИЛАСЬ В УЧЕБНЫХ ЦЕНТРАХ?».
Дело в том, что при вводе Плана прикрытия, при вскрытии «красных» пакетов, при выводе войск в районы, предусмотренные ПП округа, комдивы «автоматом» обязаны прекращать всякие занятия, учения, работы и прочие не связанные с войной мероприятия! Находящиеся в отрыве подразделения и части дивизий должны немедленно возвращаться в места дислокации, чтобы дивизия, приведенная в повышенную боевую готовность, могла выступить в свой район по ПП в полном составе! И не важно, где и на каких основаниях находятся отсутствующие вне расположения дивизии подразделения!
Если комдив не получает прямого приказа на ввод Плана прикрытия, на вскрытие «красного» пакета, но ему указывается, что его дивизия идет в район предусмотренный Планом прикрытия и обороны, то он также – «автоматом» обязан прекращать всякие занятия, учения, работы и прочие не связанные с войной мероприятия! Как показал маршал Жуков – именно так и должно было произойти в округах, когда им с 11 июня выдали директивы НКО и ГШ на вывод войск по планам прикрытия и по неким картам: «Командующим приграничных военных округов было приказано вывести войска округов – назначенных в состав войск прикрытия, ближе к государственной границе и тем рубежам, которые они должны были занять при чрезвычайном обстоятельстве, по особому распоряжению. При этом передовые части было приказано выдвинуть в зону пограничных частей. Проводились и другие не менее важные мероприятия. Все это обязывало командующих округами и армиями повысить боевую готовность и общую боевую бдительность»!
А также в этом случае, при отсутствии прямых приказов на ввод ПП в действие, вышестоящий начальник выдаст напоминание и разъяснение комдиву – что ему делать – отзывать ли и какой личный состав, прекращать ли полигонные занятия для связистов саперов артиллеристов и т.п. служб вне дивизии?! А также указывается в приказе, что надо с собой брать в новые лагеря в районы сосредоточения по неким картам, а что нет! И по ответам комдивов видно, что они сами запрашивали вышестоящее командование о таких неясностях, а также такие указания или приказы им после 11 июня в округах вполне были! Например, комдиву Абрамидзе указали отвести дивизию в район сосредоточения, а распоряжением ВС КОВО указали находящийся на работах на границе личный состав без оружия – вернуть срочно в дивизию, а вот батальоны, что находились там с оружием под видом работ с начала мая – оставить на границе, как батальоны предполья!
Для КОВО Генштаб вообще указал прямо – «С войсками вывести полностью возимые запасы огнеприпасов и горюче-смазочных материалов», а также – семьи командиров в эти лагеря не брать! И в приказах по КОВО корпусам также указывалось тоже самое про «запасы огнеприпасов и гсм»! Но при этом комдивы показывают, что очень часто их вышестоящие начальник не ориентировали их на боевую суть этого вывода и они вместо боеприпасов тащили как раз все «ненужное для боя»!
А вот с артиллерией в округах было по-разному. Часть дивизий свои артполки просто отказались отправлять на полигоны в июне, как у Рокоссовского в КОВО! Часть успели вернуть в дивизии, или отправили с занятий на полигонах сразу в районы сосредоточения к 21 июня, потому что на это получили приказы – как в ОдВО! А часть так и встречали войну без своей полевой и зенитной артиллерии, как в ПрибОВО и ЗапОВО!..

Вопрос № 5. «НАСКОЛЬКО ШТАБЫ БЫЛИ ПОДГОТОВЛЕНЫ К УПРАВЛЕНИЮ ВОЙСКАМИ, И В КАКОЙ СТЕПЕНИ ЭТО ОТРАЗИЛОСЬ НА ХОДЕ ВЕДЕНИЯ ПЕРВЫХ ДНЕЙ ВОЙНЫ?» для понимания причин разгрома РККА в первых сражениях начала войны важен, но реально главной причиной стала не слабая сколоченность и обученность штабов, а также просто провал со связью и потеря управления войсками! Увы, главная причина наших поражений была в том что, как показывают офицеры ВНУ ГШ в работе «1941 год – уроки и выводы», в самих оперпланах Генштаба вместо подготовки серьезной обороны наши стратеги решили быстренько разгромить немцев в приграничных сражениях своими ответными ударами-наступлениями! Ударить главными нашими силами по неосновным силам немцев, в КОВО прежде всего, а остальные округа будут бить по флангам наступающих сил немцев!
«Советское командование непродуманно подошло к выбору стратегических действий. Фашистской стратегии блицкрига была противопоставлена не оборона, в том числе и маневренная, с широким применением внезапных и хорошо подготовленных контрударов, а, по существа, стратегия молниеносного разгрома вторгшегося противника»
.
Т.е. мы вроде как знаем, что в наших планах расписаны именно некие контрудары по напавшему врагу – силами тех же мехкорпусов, которых было в каждом округе по паре точно вполне якобы боеготовых – с под тысячей танков в каждом точно! Мы знаем, КАК можно остановить эти удары немцев, однако и историки из ВНУ ГШ это и показывают – реально не контрудары и частные планировались в наших реальных планах, а – стратегические контрНАСТУПЛЕНИЯ! С целью «молниеносного разгрома вторгшегося противника»!
И далее они также показывают, что «Однако в отличие от немецкого блицкрига наши так называемые молниеносные действия не обеспечивались ни заблаговременным развертыванием войск, ни их высокой боевой готовностью, ни умелой организацией контрнаступления, ни поддержкой контрударных группировок авиацией. Естественно, это привело к поражению». (1941 год — уроки и выводы. С. 135)
Т.е. – наши гении стратегии планируют – ДО 23 июня еще ЕСТЕСТВЕННО – стратегические контрНАСТУПЛЕНИЯ с целью «молниеносного разгрома вторгшегося противника», но при этом они эти наступления не планируют обеспечить «ни заблаговременным развертыванием войск, ни их высокой боевой готовностью»! А также они, планируя еще с начала 41 года этот «молниеносный разгром» напавшего противника не продумывают саму организацию этого контрнаступления, не задумываются, что поддержку этих контрударных группировок надо бы еще и авиацией обеспечить! Т.е. налицо минимум шапкозакидательство и шашкомахательсво планировщиков Генштаба а не серьезное планирование начального периода войны!

Козинкин О.Ю.
https://clck.ru/NeoSN

Антиисаев и "красная кнопка"
https://zol-dol.livejournal.com/1129714.html
Почему не расстреляли Жукова? Подмена = Измена
https://zol-dol.livejournal.com/1072531.html
Справка Ватутина. АнтиИсаев 2
https://zol-dol.livejournal.com/1134908.html


Перед 22-м июня. Хронология событий «запрограммированной» катастрофы. Неудобные факты...
Олег Козинкин
https://liewar.ru/knigi-o-vojne/353-pered-22-m-iyunya-khronologiya-sobytij-zapogramirovannoj-katastrofy-neudobnye-fakty.html?showall=1

Тайна трагедии 22 июня. Книга первая. Внезапности не было
Козинкин О.Ю.
https://liewar.ru/knigi-o-vojne/336-tajna-tragedii-22-iyunya-kniga-pervaya-vnezapnosti-ne-bylo.html?showall=1
Тайна трагедии 22 июня. Книга вторая. Первый день войны
https://liewar.ru/knigi-o-vojne/337-tajna-tragedii-22-iyunya-kniga-vtoraya-pervyj-den-vojny.html?showall=1
Tags: 22 июня, ВОВ, Козинкин, Покровский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment