?

Log in

No account? Create an account
марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

Так нужна ли нам Сирия?

https://vpk-news.ru/articles/57397
К вопросу о необходимости «национализации» внешней политики Российской Федерации

Падение темпов экономического роста в РФ вдвое (с 2,5% в 2018-м до 1,3% в 2019-м) даже по официальным данным Росстата, попадание страны в опасный застой ставят острый вопрос. Эпопея с самоизоляцией даст падение экономики еще как минимум на шесть процентов в 2020-м. Если не больше.

Рождается вопрос: а зачем и за что в этих условиях страна ведет войну в Сирии? И не придется ли в финале оттуда выходить, спасая собственную экономику?

Полигон современного оружия

Обычно слышишь: Сирия – отличный полигон для отечественного ВПК. Мы всему миру показали потрясающие возможности нашего оружия.

Ой ли? Ведь российское оружие пробовали на противнике технически отсталом, иррегулярном. У него нет ни ВВС, ни полноценной ПВО (с ЗРК дальнего действия и самолетами-перехватчиками), ни комплексов РЭБ, ни космического эшелона, ни военно-морских сил, ни передового ракетно-артиллерийского вооружения, ни современных сухопутных войск. И вряд ли на Западе этого не заметили. Скорее такие боевые действия несколько расхолаживают ВС РФ. Например, пилоты привыкают летать в условиях чистого неба, без угрозы боев с вражескими истребителями, не опасаясь неприятельских зенитных комплексов. Отечественные ЗРК «грозно молчат» при действиях авиации Израиля. Какой боевой опыт могли получить в Сирии ВМФ РФ? Ума не приложу.

Смешны и заявления об успешных испытаниях Су-57 в Сирии. Неужели он там преодолевал современную ПВО противника или успешно перехватывал чьи-то самолеты? То же самое можно сказать и о стрельбе крылатыми ракетами типа «Калибр»: поражение глинобитных сараев при полном отсутствии средств противодействия у бородатых противников – скорее крайне дорогое шоу, нежели реальные испытания в действительно боевых условиях.


Надо сказать, что американцы проверяли свое оружие в гораздо более реальных условиях, на достаточно высокоразвитых противниках. Это касается войн с Ираком 1991 и 1993 годов, воздушной агрессии против Югославии в 1999-м, отчасти операций против Ливии в 2011 году. Но добавим в сей перечень и войны близкого союзника США, Израиля: конфликт в Ливане в 1982-м, уничтожение иракского атомного реактора в Озираке в 1981-м. Там ведь прошло обкатку новейшее на тот момент оружие Америки. Равно как и в воздушном ударе американцев по Ливии весной 1986-го («Огонь в прерии»). И везде у противников Запада были полноценные вооруженные силы.

Если же вспоминать СССР, то он испытывал свое оружие в войнах против весьма развитых противников. И в Корее 1950–1953 годов, и во Вьетнаме, и в войнах с Израилем 1967, 1970, 1973, 1982 годов. Достаточно сказать, что в 1970-м русские расчеты ЗРК реально сбивали израильские «фантомы» в так называемой Войне на истощение.

Нынешние операции в Сирии аналогом всего перечисленного быть не могут. Гипотетическая операция в 2014-м по принуждению к миру в Донбассе (шире – в Новороссии) ВС Украины дала бы намного больше ценного боевого опыта. Конечно, в Сирии мы потренировались сбивать БЛА-самоделки иррегуляров и немного – фабричных «Байракторов» и «Анка» Турции, попрактиковались в перехвате с помощью ЗРК израильских ракет «земля-воздух». Но стоит ли овчинка таких затрат?

Тревожные признаки отставания

Более того, операция в Сирии выявила серьезное отставание вооружений РФ от вероятных противников. Например, американцы уничтожают цели не с помощью дорогих крылатых ракет, а достаточно дешевыми беспилотниками-дронами. Вроде «Рипера». Они ведь многоразовые, отстреляются по целям – и на базу. Именно БЛА нанесли страшный урон боевым группам ЧВК «Вагнер» («Карпатам») в начале 2018 года. А где линейка российских ударных дронов-БЛА? Тут РФ отстает на годы не только от янки, но и от Турции (БЛА «Байрактар»), от Ирана, от Китая. Американцы уже разрабатывают дроны, которые не только запускаются с транспортных самолетов-авиаматок, но и подбираются ими в воздухе.

Нам говорят, будто война в Сирии стала отличной рекламой вооружений РФ. Но в реальности экспорт оружия у нас не растет.

«Экспорт российских вооружений и военной техники растет: в текущем году отгружено продукции на общую сумму 13 миллиардов долларов. Это более чем на два с лишним миллиарда больше, чем на тот же период прошлого года», – объявил президент России Владимир Путин на заседании Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества с иностранными государствами 16 декабря 2019 года.

«Российские позиции на глобальном рынке вооружения укрепляются, и это несмотря на усиление санкционного режима и недобросовестной конкуренции.

Финансовые показатели экспорта ВТС увеличиваются уже четвертый год подряд и вплотную приблизились к отметке 16 миллиардов долларов», – подвел он итоги 2018 года на заседании той же комиссии 24 июня.

«Россия держит высокую марку, подтверждает свой статус одного из ведущих поставщиков мирового оружейного рынка, – сообщил Путин об итогах 2017 года на заседании 5 марта 2018-го. – Объем зарубежных поставок вооружения и военной техники растет третий год подряд, в прошлом году составил более 15 миллиардов долларов…» (http://www.apn-spb.ru/opinions/article31243.htm).

То есть в 2016 году было 15 миллиардов долларов доходов от торговли оружием по словам главы государства, а по данным Рособоронэкспорта – только 13,4 миллиарда. В 2017-м – 13,4 миллиарда (берем данные с сайта Рособоронэкспорта: https://rostec.ru/news/novye-rekordy-rossii-na-mirovom-oruzheynom-rynke). В 2018-м, по словам Путина, это почти 16 миллиардов доходов, но по данным РОЭ – 13,7 миллиарда. Наконец, президент РФ оглашает 13 миллиардов дохода в 2019-м. Это трудно назвать ростом. Скорее стагнация. Сирия не помогла. Уже долгие годы оружейный экспорт страны топчется у планки в 14 миллиардов.

Все это снова ставит на повестку дня серьезный вопрос: насколько сирийская эпопея оправданна? Ведь в восстановление этой страны придется вложить как минимум 200 миллиардов долларов. Причем именно РФ. Китай не раскошелится (он смысла не видит), Иран сам отчаянно нуждается в средствах, арабский мир и Запад власти династии Асадов не дадут ничего. Не пора ли подумать, как РФ выходить из этой пренеприятной ситуации?

Ведь в стране развивается опасный социально-экономический кризис, усиленный и ускоренный «ковидобесием». Спасать от коллапса придется прежде всего свою экономику. До Сирии ли теперь? И до Ливии ли заодно?

Может, лучше выручим отечественный ВПК

К сожалению, нынешняя Российская Федерация напоминает яркий и красивый фасад. Но заглянешь за него – и настроение портится. Все не устроено и запущено, какую отрасль ни возьми. Раскрашенная бутафория скрывает гниль и проблемы. Можно написать целую книгу о том, чего так и не было построено за все эти годы, начиная с 2000-го. У нас так и не смогли ни оборудовать Севморпуть, ни протянуть скоростной контейнерный Транссиб-2 (стоимость половины Сочинской Олимпиады), ни соорудить мост через Лену в Якутии. Перечислять можно долго. Страна испытывает огромное недоинвестирование в собственное развитие. Возьмем тему, близкую и понятную нашей аудитории, – оборонную индустрию. Перед ней поставлена амбициозная задача – довести долю гражданской продукции до 50 процентов в 2024 году. То есть идет возвращение к советским нормативам. Но это сегодня невозможно. Ведь предприятия ОПК в долгах.

«Объем кредитов предприятиям оборонно-промышленного комплекса (ОПК) составляет более двух триллионов рублей, заявил 8 июля (2019 года.М. К.) курирующий эту сферу вице-премьер Юрий Борисов в рамках выставки «Иннопром» в Екатеринбурге. Добавив, что из-за большой кредитной нагрузки предприятия «живут впроголодь», он предложил списать им 600–700 миллиардов рублей кредитов.

По словам вице-премьера, примерно треть от общего объема выданных кредитов не погашается, по ним только обслуживаются проценты. «Основное тело кредита никогда уже не будет погашено», – уверен Борисов. Президенту России «уже не раз» поступали предложения «провести расчистку этого кредитного портфеля», сказал также вице-премьер, отметив, что для этого могут быть использованы «разные механизмы».

«Только для уплаты процентов по кредитам предприятия «оборонки» тратят около 200 миллиардов рублей в год, сообщил Борисов. Он обратил внимание, что эта цифра «бьется» с плановой прибылью предприятий ОПК. То есть процентные расходы фактически соответствуют прибыли. В декабре 2018 года в интервью РБК Борисов утверждал, что на выплату процентов по кредитам предприятия ОПК ежегодно тратят 135 миллиардов рублей. Вице-премьер отмечал, что такая закредитованность возникла не за один год: «Ведь ставка привлечения кредитных средств была 10, 11, 12 процентов. Теперь предприятия ОПК, как велотренажер: педали крутишь, а не едешь» (https://www.rbc.ru/economics/08/07/2019/5d2320289a7947771c7d26ea).

Борисов сказал об этом в июле 2019-го. Положение с тех пор лучше не стало. А теперь вопрос: на какие шиши оборонная промышленность станет осваивать мирную продукцию, коли все, что она зарабатывает, уходит ростовщикам-банкирам? При этом государство изначально, начав наращивание оборонзаказа с 2007 года, поставило ОПК в опасное положение. Будут казенные заказы на оружие – заводы смогут жить. Но иссякнет сей источник – и они остановятся. Как это было в СССР и как есть в современной Америке. Крупные компании США, берущие оборонные заказы, одновременно выступают и как крупные производители гражданской продукции. На «Боинг» поглядите для начала. В Советском Союзе завод «Коммунар» близ Белорусского вокзала в Москве выпускал не только авиационные пушки, но и пылесосы. Вполне неплохие. В заштатном Золочеве подо Львовом, где автор проходил сержантскую учебку в 1985-м, местный радиозавод делал не только взрыватели, но и отличные гражданские радиоприемники. А какую мирную продукцию дают нынешние оборонные предприятия РФ?

Российская власть, начиная «возрождение» оборонной индустрии, изначально заложила под нее мину замедленного действия. Она не озаботилась созданием гражданской части военного производства. Ведь для этого понадобилось бы кардинально изменить экономический курс РФ, который в основе своей одинаков что при Ельцине, что при Путине. Но вот маячит взрыв этой скрытой мины под ВПК.

Казалось бы, логично бросить ресурсы страны на спасение «оборонки». Перевести ее тяжелые долги перед банками в государственные облигации. Вложить средства государства не в сирийские пески, а в налаживание того самого гражданского производства в ОПК. Давайте возьмем пример тракторного завода в Канаде, дочерней структуры Ростсельмаша. Кредиты ему достаются под 2,3 процента годовых, о чем в РФ можно лишь мечтать. Тамошнее государство активно помогает частному заводу. Например, наполовину финансирует его НИОКР. И не только их. Завод в Канаде 2012 года отправил часть работников на переобучение, и государство компенсировало ему половину затрат при одном условии – если компенсация не превысит две тысячи долларов на сотрудника. Канадское государство выплатило заводу бюджетные гранты (50-процентное софинансирование работ) на разработку новых компонентов. А делали новую раму для трактора, новый топливный бак, элементы капота из инновационных материалов. Каждый грант – по 100–150 тысяч долларов. Завод занялся энергосбережением и установкой экономичного освещения. Правительство провинции Манитоба по программе «Пауэр Смарт» вернуло заводу половину затрат на это дело, причем без всякой волокиты за пару месяцев.

Вы такое в РФ видели? Может быть, вместо того чтобы разоряться на Сирию, создать такие же условия для отечественной промышленности, причем не только для оборонной?

Судьба страны решается в ее тылу

А если взять состояние инфраструктуры в РФ? Ведь, например, даже при нынешних условиях в стране все больше узких мест на железных дорогах. Их расшивать надо, ибо дефицит провозных возможностей мешает росту производства. Итак, как пишет «Эксперт», требуется расширять БАМ – пропускная способность Северомуйского туннеля (32 млн тонн груза в год) уже вдвое превышает проектную и не справляется с потоком вагонов. Нужно строить второй туннель, дабы довести пропускную способность до 100 миллионов тонн в год. Но мы же помним, куда шли деньги с 2000 года: на Олимпиаду, футбол, в резервы и офшоры – только не в дело. Если в 2010-м протяженность узких мест на железных магистралях РФ (общая протяженность сети – 85,3 тыс. км) составляла 5,5 тысячи километров, то в 2015-м достигла уже 13,3 тысячи километров. А к 2020 году, по прогнозам Института проблем естественных монополий, протяженность «узкоместья» дойдет до 19 тысяч километров.

С 2003 года в РФ говорят о необходимости строительства Северного широтного хода, который свяжет железные дороги Ямало-Ненецкого округа и Урала. Стоимость строительства – 190 миллиардов рублей. Но государство РФ отказалось финансировать стратегическую магистраль, критически важную для развития Севера. Дорога так и не вступила в строй в 2015-м. А Сирия, стало быть, важнее? Туда-то деньги текут рекой.

А если взять электроэнергетику? В РФ острейшим образом не хватает магистральных линий электропередачи. Об этом мне в конце 90-х рассказывал Виктор Кудрявый, бывший замминистра энергетики РФ и экс-глава совета директоров «Единой энергосистемы». Например, мощная Саяно-Шушенская ГЭС могла бы перебрасывать в другие регионы 6,4 гВт мощностей. Дешевое гидроэлектричество. Но ЛЭП не хватает – и СШГЭС нагружается лишь до 4,4 гВт. Нехватка ЛЭП, равно как и чубайсовское раздробление «Единой энергосистемы» на множество частных компаний, привела к тому, что электроэнергия в РФ подчас дороже американской.

Помню, как наши промышленники в 1997-м выли от того, что киловатт-час стоит два-три цента. По итогам 2017 года средняя цена в РФ выросла уже до пяти центов. А по итогам 2018-го – 5,7 цента. В 2019 году средняя цена перешагнула порог в семь центов, превзойдя среднеамериканский показатель 6,9 цента.

Читаю тот же «Эксперт». Для дальних передач в мире строят ЛЭП постоянного тока сверхвысокого напряжения от 1150 киловольт (что позволяет перебрасывать электричество на несколько тысяч километров). В СССР эти линии планировались, но их построить не успели. Оказывается, в РФ по сему направлению ведутся только теоретические исследования. Деньги, как вы помните, власти вложили в Олимпиаду с футбольной мундиалью. Видимо, футболисты будут обеспечивать перетоки энергии в стране? Новые стадионы, видать, зальют РФ дешевой энергией? Ну а теперь еще и в Сирию вбухают триллионы рубликов. Это поможет энергетике страны?

И так по всем направлениям. Включая сюда проблему износа местных электросетей в РФ, в каковые нужно вложить 15 триллионов рублей. Что важнее: призрачная «сирийская победа» или энергоснабжение собственной страны?

Давно пора понять: судьба второй холодной войны решается не на «внешнем периметре», а в тылу, внутри самой России. Если рухнет тыл – рухнет все. Внешняя политика сейчас нуждается в пересмотре и «национализации». Она не должна работать на истощение сил страны!

Между тем экономика РФ сгибается от боли. Приглашаю экспертов к дискуссии по поднятой проблеме. Что мы делаем в Сирии?

Опубликовано в выпуске № 22 (835) за 16 июня 2020 года

Tags: Сирия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment