марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 5 (часть 21)

https://p-balaev.livejournal.com/2020/07/12/
Начало тут https://p-balaev.livejournal.com/2020/02/10/

…  Вы подумали, что я уже все ляпы, касаемые приказа № 00447 привел? Я тоже так думал, когда писал главу о «Большом терроре» в книге «Троцкизм против большевизма». Но получилось так, что мои оппоненты, аргументируя свою позицию с помощью архивных документов, сами мне предоставили еще одно архивное доказательство фейковости Приказа № 00447. Если выражаться точнее, тот документ, на который они опирались, я видел и раньше, но не обратил внимания на один «небольшой» нюанс. Да это и не удивительно, в массе документов о терроре 37-38-го годов столько наворочено «прекрасного», что неизбежно какую-нибудь деталь пропустишь. Уже думаешь, что дальше-то некуда, и так уже всё запредельно глупо сделано, но – нет, есть еще куда.
   Спорившие со мной сторонники версии существования «Большого террора» начали меня «бить» упоминанием Приказа № 00447 в приказе, подписанным уже Берией, сменившим на посту наркома НКВД Ежова. Сами вынудили меня внимательно изучить этот документ. Я процитирую отрывок из него:
«           ПРИКАЗ
Народного Комиссара Внутренних Дел Союза СССР за 1938 год
О порядке осуществления постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б)
от 17 ноября 1938 года.
№ 00762 26 ноября 1938 г. гор. Москва.
Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г. «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия» вскрывает серьезные недостатки и извращения в работе органов НКВД и прокуратуры и указывает пути подъема работы нашей советской разведки в деле окончательного разгрома врагов народа и очистки нашей страны от шпионско-диверсионной агентуры иностранных разведок от всех предателей и изменников родины.
Правильное проведение в жизнь этого постановления, требующее от всех работников НКВД Центра и его местных органов дружной, энергичной и самоотверженной работы, приведет к коренному улучшению агентурно-осведомительной и следственной работы, к решительному исправлению и устранению имевших место в работе НКВД ошибок и извращений.


В целях обеспечения неуклонного проведения в жизнь постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года обязываются все органы НКВД при осуществлении этого постановления руководствоваться следующими указаниями:
1. Немедленно прекратить производство каких-либо массовых операций по арестам и выселению, понимая под массовыми операциями групповые аресты или выселение без дифференцированного подхода к каждому из арестуемых или выселяемых лиц и предварительного всестороннего рассмотрения всех имеющихся на него обвинительных материалов.
2. Аресты производить в строго индивидуальном порядке, вынося на каждое подлежащее аресту лицо специальное постановление, в котором должна быть подробно и конкретно обоснована необходимость производства ареста. Отменить практику составления так называемых справок или меморандумов на арест. Аресты должны быть предварительно согласованы с прокурором.
3. Начальники районных и городских отделений НКВД для производства ареста предварительно представляют начальникам соответствующих УНКВД или НКВД союзных и автономных республик мотивированное постановление и получают санкцию на арест.
4. Производство арестов в районах без предварительной санкции вышестоящих органов НКВД допускать лишь в исключительных случаях, когда есть опасение, что подлежащий аресту может скрыться или замести следы своего преступления или в случае, если преступник застигнут на месте преступления. О каждом таком аресте начальник районного или городского отделения НКВД немедленно извещает вышестоящий орган.
Примечание: 1) Районные отделения НКВД, расположенные в местностях, отдаленных от областных, краевых или республиканских центров (список прилагается), имеют право производства арестов по согласованию с районным прокурором, без предварительной санкции, но с последующим немедленным извещением вышестоящих органов НКВД о произведенном аресте.
2) Органы РК милиции производят аресты по своей линии по постановлению начальника районного или городского отделения РК милиции и с санкции районного прокурора.
5. Задержание лиц органами НКВД и РК милиции производится в строгом соответствии со ст. ст. 100, 103 и 104 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР или соответствующими статьями Уголовно-процессуальных кодексов других союзных республик с последующим должным оформлением ареста или освобождением задержанного в 48-часовой срок.
6. Считать утратившими силу приказы, циркуляры и распоряжения НКВД СССР:
№ 00439 от 25 июля 1937 г. — оперативный приказ
№ 00447 от 30 июля 1937 года
№ 00485 от 11 августа 1937 года
№ 00593 от 20 сентября 1937 года
№ 49990 от 30 ноября 1937 года
№ 50215 от 11 декабря 1937 года
№ С-74 от 13 января 1938 года
№ 202 от 29 января 1938 года
№ 326 от 16 февраля 1938 года
№ 00606 от 17 сентября 1938 года
№ 189 от 21 сентября 1938 года
и в соответствии с п.п. 1 и 2 постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года отменить ныне действующие приказы, циркуляры и распоряжения НКВД СССР:
№ 00486 от 15 августа 1937 года
№ 00693 от 23 октября 1937 года
№ 234 от февраля 1938 года
№ С-835 от 31 марта 1938 года
№ 63 от 31 марта 1938 года
№ 860 от 23 апреля 1938 года
№ 00319 от 21 мая 1938 года.
7. При разрешении вопроса о направлении законченных следствием дел руководствоваться следующим:
а) все дела, как правило, направлять через прокурора на рассмотрение суда в соответствии с законами о подсудности;
б) на Особое совещание при НКВД СССР направлять дела с заключением прокурора в случаях, когда имеются в деле обстоятельства, препятствующие передаче дела в суд (опасность расшифровки ценного агента, невозможность в судебном порядке использовать доказательства, изобличающие виновность арестованного в то время, как виновность арестованного несомненна и т.д.).
Максимально сократить количество дел, направляемых на Особое совещание, подвергая эти дела тщательному отбору…»
      Еще раз прошу прощения за цитирование очень больших кусков документов, но я хочу заранее избежать обвинений в недобросовестном цитировании, в вырывании фраз их контекста. На примере этого приказа Берии мы видим, что получается, если брать реально существующий подлинный документ и его пытаться встроить в канву выдуманных исторических событий, основанных на подделках, не имея ни малейшего представления об административной практике, о том, как применяются подобные распорядительные и нормативные документы на практике. Сам состав той комиссии, которая «обнаружила» документы «Большого террора» в архиве КПСС, ясно показывает, что у той комиссии административного опыта было ровно столько же, сколько и совести.
  Но, ладно. Особое внимание обратим на 6-ой пункт приказа Берии:
«Считать утратившими силу приказы, циркуляры и распоряжения НКВД СССР:
№ 00439 от 25 июля 1937 г. — оперативный приказ
№ 00447 от 30 июля 1937 года…»
   На этот пункт мои оппоненты мое внимание и обратили, оспаривая утверждение, что приказов с названием «Оперативный приказ» в НКВД быть не могло, ведь № 00439 – оперативный приказ. Только здесь не название приказа, а всего лишь указание, что он не кадровый и не финансово-хозяйственный, а касающийся какой-то операции. Кстати, он тоже подменен на «оперативный приказ»: «Об операции по репрессированию германских подданных, подозреваемых в шпионаже против СССР». Здесь я уже даже не имею желания углубляться в разбор дальше названия. Оно потрясающее, оказывается, подозреваемые в шпионаже ждали, когда выйдет отдельный приказ Ежова, чтобы их начали репрессировать, без отдельного приказа наркома подозреваемых в шпионаже чекисты трогать не рисковали.
    Но моим оппонентам от меня – глубочайшая благодарность. Мы с вами здесь читаем, что 17 ноября 1938 года Л.П.Берия выдал указание считать Приказ № 00447 утратившим силу.
   Открываем сам документ о «кулацкой» спецоперации и читаем в нем:
«Операцию начать 5 августа 1937 года и закончить в четырехмесячный срок…».
    Если архивный документ, опубликованный украинскими историками – медный таз, накрывший «Большой террор», то этот – бетонное надгробие над ним. Приказ № 00447 утратил силу еще 6 декабря 1937 года, когда закончились сроки, определенные им для проведения операции. Приказ касался только операции, он устанавливал конкретные сроки ее проведения. После истечения этих сроков действие приказа прекращалось, он утрачивал силу.
     Не мог Л.П.Берия, будучи наркомом НКВД, подписать документ с подобной глупостью – отменой действия приказа, уже давно недействовавшего. Это невозможно.
   Уж коль в приказе Берии есть такой пункт, то, значит, он касался совершенно другого приказа за номером 00447, который не имел конкретных сроков действия.
  Мы с вами уже не будем удивляться и тому, что никто из левых историков и коммуниздов не обратил внимания на то, что 6 декабря 1937 года никаких членов фейковых «троек НКВД», с партийными секретарями в их составе, никто не мог собрать на заседание для рассмотрения дел арестованных. Закончились полномочия этих «троек» 6-го декабря 1937 года. Они были образованы приказом 00447 именно в рамках «кулацкой» операции и срок их полномочий определялся сроками проведения самой операции.
Но стреляли и сажали эти «тройки еще почти год. Сами авторы статьи на ресурсе МФД Яковлева, они же и настоящие авторы липового приказа № 00447, написали:
«Таким образом операция, изначально рассчитанная на 4 месяца, растянулась более чем на год. В результате выделения дополнительных лимитов общее число арестов выросло почти в три раза: до 753 315».
  А кто продлил срок проведения операции? Вы не поверите, но – Политбюро. Из той же статьи: «В ответ на подобного рода обращения в период между 28 августа и 15 декабря 1937 г. Политбюро санкционировало увеличение лимитов для разных регионов почти на 22 500 по первой категории и 16 800 по второй. 31 января 1938 г. оно дало санкцию еще на 57 200 человек, 48 000 из них — к высшей мере. Политбюро распорядилось, чтобы операция по приказу № 00447 была завершена до 15 марта (на Дальнем Востоке до 1 апреля), однако в ряде областей она продолжалась до осени».
    Здесь уже такая дикая галиматья, что я слов не могу подобрать. Ладно, Политбюро распорядилось продлить операцию, но Ежову было лень дать указание в наркомате подготовить коротенький документ: «Приказываю срок проведения операции по приказу № 00447 продлить до 15 марта 1938 года»?
  А еще в ряде областей и на сроки Политбюро навалили, да «тройки» приговаривали народ до осени, не обращая внимания на то, что их полномочия, уже даже продленные Политбюро, истекли.
   Да и один черт, зачем Берии понадобилось давать указание считать № 00447 недействующим, если срок его действия, даже продленный решением Политбюро, истек?
Tags: Балаев П., Большой террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment