марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Categories:

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 6 (часть 5)

https://p-balaev.livejournal.com/2020/08/02/
Начало тут https://p-balaev.livejournal.com/2020/02/10/

Есть, хоть и бородатый, но хороший анекдот о Сталине и метеорологах:
«Сталин осматривает метеорологическую службу. Ему докладывает главный метеоролог: — Товарищ Сталин, за годы Советской власти мы достигли 40- процентной точности метеопрогнозов!
 Сталин отвечает:
— Могу повисить ващю точность до 60 процентов! Метеорологи в недоумении, но боятся спросить. Сталин продолжает: — Нужно ващи прогнозы, товарищи, видавать наоборот, и точность будет 60%!»
  Этот анекдот очень хорошо прилагается не только к метеорологам, но и к тому, что насочиняли о сталинском времени антисталинисты (да и те, кто от этих либералов-антисталинистов защищает Сталина), только там проценты другого порядка.
Чем больше разбираешься с эпохой Сталина, тем больше начинаешь теряться в том сюрреалистическом, с позиции наших дней, времени. Знаменитый приказ № 227 1942 года. Читаю текст этого приказа и не могу осознать, почему его обсуждали в частях воюющей Красной Армии, почему его так воспринимали наши бойцы и командиры, как суровую, но необходимую меру, почему историки также его трактуют, как суровую, но необходимую меру

Ведь в этом приказе нет ничего «сурового и необходимого», кроме того, что приказы военные должны исполнять, тем более на войне. Что если ты без приказа ушел с рубежа обороны – тебя будут судить. Если совершил в боевой обстановке преступление – пойдешь в штрафное подразделение искупать вину. Вообще, если на войне приказы не исполняются, то за это нужно наказывать. Нет, сурово, конечно. А чего народ вдруг удивился такому приказу, как № 227? До него, выходит, можно было в обороне стоять, пока не наскучит сидеть в окопах? А если немцы вдруг появятся на горизонте, то можно было врагу показать мужественную спину и убежать, сверкая жопой в галифе? И ничего за это не было? Вроде в приказе Сталина обычные на войне обычные меры, обычные для любой армии мира, но у нас – ойойойо! Как сурово!
И ведь, действительно, политруки зачитывали бойцам и командирам этот приказ. Его обсуждали даже на собраниях, высказывались при обсуждении: сурово, но необходимо.
Т.е., он таким был в восприятии советского народа, той его части, которая носила шинели на войне. Непривычным. Жестким. Тогда, простите, что было привычным для советских людей сталинского времени? Ради интереса спросите любого офицера современной российской армии, что будет с ним, если он без приказа вышестоящего командира уйдет с рубежа обороны. Получите ответ: его судьбу будет решать военный трибунал. И это нормально. Это никак не говорит о жестокости нынешнего режима. Мы же с вами, если честно, не живем в эпоху политического террора со стороны режима Путина. Но почему эпоху Сталина, когда обычные для любой армии меры воспринимались военнослужащими этой армии как экстраординарные нам преподносят как время жестокой, но суровой необходимости?
И, главное, ведь не только либералы-антисталинисты стараются в этом направлении. Назовите писателя Захара Прилепина либералом-антисталинистом, так он, пожалуй, еще и заплачет от обиды слезами запойного алкоголика. Есть у него почти автобиографический роман «Некоторые не попадут в ад», о днях его пребывания в ДНР. Роман замечательнейший в том плане, что вызывает подозрение – весь смысл нахождения Прилепина на Донбассе состоял в том, чтобы нахаляву бухать с руководством самопровозглашенной республики в дорогих кабаках. А в 2014 году Прилепин выпустил роман «Обитель». Вот одно из мнений об этом романе: «Новый роман Прилепина «Обитель» с большим запасом компенсирует все выданные ему ранее авансы без малейших сомнений и перемещая его в главные писатели современности».
  Знаете, кто так оценил Прилепина и «Обитель»? Галина Юзефович, обозреватель либеральнейшего интернет-издания «Медуза». Вот так палятся наши сталинизды.
«Обитель» - роман о буднях, так сказать, Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН). Там об этих буднях написано так, что Прилепин за роман даже премию правительства РФ получил.
     Жаль только, что нет у нас машины времени, с помощью которой книгу «Обитель» можно было перебросить заключенным Соловков, в их лагерную библиотеку, которой заведовал профессор Вангенгейм. Ох, как жаль!..

Tags: Балаев П., Большой террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments