?

Log in

No account? Create an account
марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

Бить рекорды или спасать?

https://vpk-news.ru/articles/58416
Мы создаем водолазные комплексы глубиной 500 метров, когда вполне достаточно 200

Способны ли мы спасать подводников сегодня? Фото: google.com

Мы с болью вспоминаем о гибели экипажа АПРК «Курск» и неоправдавшихся надеждах на его спасение в Баренцевом море 12 августа 2000 года. Гибель «Курска» выявила ряд проблем в организационном и техническом обеспечении поиска и спасения экипажа потерпевшей аварию подлодки. Прошедшие 20 лет обязывают сказать о том, что еще не сделано для успешного проведения спасательных работ при подобных происшествиях.

Известно, что задача спасения экипажей аварийных подводных лодок является приоритетной и в то же время наиболее сложной для спасательной службы ВМФ из-за специфических условий использования подводных лодок и ее конструктивных особенностей. Успешное решение этой задачи требует выполнения ряда конструктивных и организационно-технических мероприятий при создании и эксплуатации комплекса спасательных средств на самой подводной лодке, а также при создании и применении сил и средств поисково-спасательного обеспечения ВМФ.

Почему не спасли?


Для самостоятельного выхода подводников из аварийной лодки, лежащей на грунте, на ней предусмотрены спасательное снаряжение и системы шлюзования через различные устройства, а также спасательные всплывающие камеры. Силы поисково-спасательного обеспечения ВМФ располагают спасательными судами, на которых имеются глубоководные водолазные комплексы, обитаемые спасательные глубоководные подводные аппараты, телеуправляемые необитаемые подводные аппараты, средства поддержания жизнедеятельности подводников (вентиляция аварийных отсеков подводной лодки) и другие средства.

Вместе с тем поисково-спасательная операция АПРК «Курск» выявила ряд проблем системы поисково-спасательного обеспечения Северного флота, в том числе:

Практической потребности выполнять водолазные работы в ВМФ на глубинах более 200 метров при проведении фактических поисково-спасательных работ в 1970–2000 годах не возникало

  • несоответствие состояния системы поисково-спасательного обеспечения флота требованиям руководящих документов и низкий уровень организации поиска и спасения;

  • сложность, длительность и трудоемкость выполнения операций по самостоятельному выходу подводников из аварийного отсека (шлюзование через спасательный люк) и затопление аварийного отсека;

  • отсутствие судов с глубоководными водолазными комплексами;

  • недостаточные уровни подготовки экипажей и обеспечения технической готовности спасательных глубоководных аппаратов;

  • ограничения по подъему спасательных глубоководных аппаратов со спасаемыми подводниками на борт судна;

  • отсутствие на спасательных судах системы динамического позиционирования для обеспечения благоприятных условий использования спасательных глубоководных аппаратов;

  • отсутствие на спасательных судах со спасательными глубоководными аппаратами барокамер для декомпрессии подводников в случае их доставки аппаратами на судно с аварийной подводной лодки;

  • отсутствие на спасательных судах современных телеуправляемых необитаемых подводных аппаратов;

  • отсутствие должной нормативно-правовой базы и системы взаимодействия с аварийно-спасательными службами других стран при авариях подводных лодок.

Выполнение всех технических операций по использованию спасательного снаряжения и системы шлюзования в полной темноте, в физически и морально ослабленном состоянии, при повышенном давлении в отсеке, при загрязненном составе воздуха аварийного отсека требует от подводников больших физических сил, умения и времени. Кроме того, для самостоятельного выхода подводников с глубины более 100 метров необходима передача водолазами подводникам дополнительного снаряжения. Если учитывать имевшийся неполный комплект спасательного снаряжения на весь личный состав 9-го отсека, ограниченное 8–10 часами пребывание в холодной воде в случае выхода части подводников на поверхность при негарантированном присутствии судов в районе выхода, становится понятно, почему шансы на самостоятельный выход у экипажа АПРК «Курск» были весьма малы. Подводники знали, что лодка затонула на глубине 108 метров вблизи главной базы на глазах участников учений флота, а точное место аварии должен указать автоматически всплывающий аварийный сигнальный буй. По их мнению, через считаные часы спасатели должны подойти к месту аварии и установить связь с 9-м отсеком аварийной подводной лодки, где находились выжившие.

Тяжеловодолаз за работой. Фото: dfnc.ru

Основным средством спасения экипажа аварийной ПЛ, лежащей на грунте, является спасательный глубоководный аппарат, в котором могут быть размещены 18–20 подводников. Однако неудачные многократные попытки стыковки с АПРК «Курск» спасательных глубоководных аппаратов АС-34 (проект 1855 «Приз») со спасательного судна «М. Рудницкий» и АС-36 (проект 18270 «Бестер») с плавкрана, прерываемые непогодой, а также запоздавшее привлечение к спасательным работам норвежских судов Seaway Eagle с глубоководным водолазным комплексом и Normand Pioneer с английским спасательным глубоководным аппаратом LR-5 не обеспечили спасание подводников. Верхняя крышка спасательного люка 9-го отсека АПРК «Курск» была открыта норвежскими водолазами только 20 августа, когда спасать было уже некого.

Несмотря на то, что эффективность спасения с применением глубоководных водолазных комплексов примерно на порядок ниже использования спасательных аппаратов подлодки, без водолазов-глубоководников сегодня не обойтись. Об этом говорит и многолетний мировой опыт выполнения спасательных работ на аварийных подводных лодках, лежащих на грунте.

Как могли спасти

Что должны были сделать водолазы для спасения подводников АПРК «Курск»:


  • обследовать корпус аварийной подводной лодки и убрать посторонние предметы с комингс-площадки;

  • установить связь с личным составом в отсеках аварийной подводной лодки;

  • передать в отсеки через спасательный люк недостающее спасательное снаряжение, средства жизнеобеспечения подводников;

  • подсоединить со спасательного судна шланги вентиляции отсеков аварийной подводной лодки в эпроновских выгородках для поддержания жизнедеятельности личного состава в отсеках;

  • обеспечить самостоятельный выход подводников методом свободного всплытия или по буйрепу;

  • обеспечить эвакуацию подводников группами по два-три человека путем их перевода в спасательном снаряжении в водолазный колокол с последующим подъемом на судно.

Технически все это было возможно, если бы не беда с оснащением спасательных работ. Стоит вспомнить, что суда проектов 527, 530, 532 с глубоководными водолазными комплексами были построены и сданы Северному флоту в 60-х годах прошлого века, а спасательная подводная лодка проекта 940 с глубоководным водолазным комплексом – в 1979-м. Но в силу сложившихся условий в 90-х годах все суда с такими комплексами на Северном флоте были списаны.

Сделано после трагедии

За прошедшие годы выполнен комплекс мероприятий по совершенствованию сил и средств, предназначенных для спасения экипажей аварийных подводных лодок, в том числе:


  • в 2001–2004 годах осуществлена поставка на флоты импортного водолазного оборудования, техники и снаряжения необитаемых подводных аппаратов, нормобарических скафандров и другой импортной техники, предназначенной для детального поиска и обследования подводных объектов, находящихся на грунте;

  • министром обороны России в 2014 году утверждена Концепция развития системы поисково-спасательного обеспечения ВМФ на период до 2025 года (далее – Концепция);

  • переработан и утвержден ряд руководящих документов, регламентирующих вопросы спасения экипажей аварийных подводных лодок;

  • построено и в 2015 году передано флоту головное спасательное судно проекта 21300 «Игорь Белоусов» с новым спасательным глубоководным аппаратом проекта 18271 и импортным глубоководным водолазным комплексом для погружений до 500 метров;

  • приняты на снабжение новое спасательное снаряжение подводника, необитаемые подводные аппараты отечественной разработки и другая техника;

  • выполняется разработка модульной системы спасения экипажей аварийных подводных лодок, лежащих на грунте, для установки на спасательном судне проекта 141с;

  • осуществлена модернизация существующих спасательных глубоководных аппаратов проектов 1855 и 18270;

  • конструкторские бюро-проектанты выполнили проработки и внедрили на некоторых проектах подводных лодок более совершенные системы шлюзования подводников.


  • Спасательное судно проекта 21300 «Игорь Белоусов». Фото: ytimg.com

Однако все ли необходимое сделано для развития сил и средств спасения подводников ВМФ с учетом полученных уроков? Из предусмотренного Концепцией строительства в 2016–2020 годах серии из шести судов проекта 21300 c глубоководными водолазными комплексами построено только головное судно, что позволило реализовать разработанные к 1990-м отечественные технологии водолазных погружений до 500 метров методом длительного пребывания (водолазы находятся под давлением до 10–15 суток, ежедневно работают под водой до восьми часов, декомпрессия проводится после окончания работ). Однако пока не удалось обеспечить все флоты достаточным количеством современных спасательных судов. Отсутствие серии судов проекта 21300 с глубоководными водолазными комплексами до 300–500 метров, предусмотренное в Концепции как основной путь развития глубоководных водолазных комплексов, свидетельствует об организационно-технических и финансовых трудностях создания отечественной водолазной спасательной техники.

В настоящее время в ВМФ имеется только три глубоководных водолазных комплекса. Один до 500 метров – на судне «Игорь Белоусов» проекта 21300 (ТОФ), до 200 метров – на судне «Эпрон» ЧФ проекта 527 м (построен в 1959-м) и до 250 метров – на судне «Алагез» ТОФ проекта 537 (построен в 1989-м). На Балтийском и Северном флотах суда с ГВК отсутствуют с конца 90-х годов.

Не хватило 20 лет и для модернизации судов – носителей спасательных глубоководных аппаратов в части дооборудования спуско-подъемного устройства, установки стыковочного узла аппарата с барокамерами для вывода подводников из отсеков с повышенным давлением, что было предусмотрено еще в мае 2000 года Комплексной программой восстановления и поддержания готовности сил и средств поисково-спасательного обеспечения ВМФ, а также в 2013–2015-м указанной выше Концепцией.

В сложившихся условиях отсутствия модернизированных судов – носителей спасательных глубоководных аппаратов и серии судов проекта 21300 возрастает роль комплекса спасательных средств подводной лодки для самостоятельного выхода подводников. Требуют дальнейшего совершенствования комплекс средств, включающий спасательный люк с системой шлюзования, а также современное спасательное снаряжение для сокращения времени шлюзования, существенного уменьшения ручных операций, повышения надежности и унификации систем шлюзования на всех проектах подводных лодок. Не решена пока задача отдачи спасательных плотов с лежащей на грунте аварийной подводной лодки для увеличения времени выживания подводников, вышедших на поверхность в снаряжении.

Нужны новые решения

Строительство спасательных судов проекта 21300 оказалось затратным и длительным. Дефицит финансовых ресурсов диктует стратегию выбора новых технических решений. Ключевым решением проблемы обеспечения проведения глубоководных водолазных работ в ВМФ в ближайшей перспективе является создание модульного глубоководного водолазного комплекса для кратковременных погружений на глубину до 160–200 метров с проведением декомпрессии после каждого погружения. Создание отечественными фирмами как мобильного (модульного), так и судового стационарного глубоководного водолазного комплекса для кратковременных погружений водолазов возможно в течение трех-четырех лет. Массогабаритные характеристики глубоководного водолазного комплекса для кратковременных погружений до 200 метров и его стоимость в десятки раз меньше стоимости глубоководного водолазного комплекса судна проекта 21300. Так, например, транспортируемый глубоководный водолазный комплекс Ulis фирмы «Комекс» (Франция) обеспечивает одновременную работу двух водолазов на глубине до 180 метров методом кратковременных погружений. Такой ГВК имеет массу около 21 тонны и занимает площадь 30 квадратных метров. Размещение аналогичного модульного глубоководного водолазного комплекса на построенных и предлагаемых для ВМФ современных судах обеспечения с системами динамического позиционирования (проектов 22870, 23470, 22540, 23120, 23700, 21180, 23550, 20186 и др.) позволит оперативно решить вопрос с проведением глубоководных водолазных работ на флотах. Кроме того, будет обеспечено комплексное использование судов – носителей спасательных глубоководных аппаратов с разрабатываемой в ВМФ модульной системой спасения экипажей подводных лодок. Конечно, эффективность глубоководного водолазного комплекса для кратковременных погружений в десятки раз меньше эффективности комплекса для погружений методом длительного пребывания под повышенным давлением, однако нужно учитывать следующее:


  • практической потребности выполнять водолазные работы в ВМФ на глубинах более 200 метров при проведении фактических поисково-спасательных работ в 1970–2000 годах не возникало даже при отсутствии на флотах телеуправляемых необитаемых подводных аппаратов. При наличии в эти годы на флотах спасательных судов с комплексами длительного пребывания рабочие водолазные спуски все равно проводились методом кратковременных погружений из-за более простой технологии по сравнению с методом длительного пребывания;

  • максимальная глубина, при которой водолазы обеспечивают выход личного состава аварийной подводной лодки «мокрым» способом, не превышает 200 метров;

  • спасение экипажа аварийной подводной лодки не требует длительных водолазных работ, так как время возможного существования подводников в аварийных отсеках при благоприятных условиях ограничено несколькими сутками;

  • эффективность выполнения водолазных работ повышает совместное использование водолазов, необитаемых и обитаемых подводных аппаратов, нормобарических скафандров;

  • технологии выполнения подводно-технических работ при помощи необитаемых подводных аппаратов различного класса в ПАО «Газпром» и ФГБУ «Морспасслужба» Росморречфлота достигли такого уровня, который не предусматривает сегодня и в ближайшей перспективе применения судов с устаревшими много десятков лет назад технологиями погружений водолазов методом длительного пребывания под повышенным давлением;

  • многие технологические операции, совершаемые ранее водолазами, стали выполняться телеуправляемыми необитаемыми подводными аппаратами и автономными рабочими снарядами, а именно – проведение обследования аварийной подводной лодки, доставка пеналов со средствами поддержания жизнедеятельности на аварийную подводную лодку, присоединение шлангов системы вентиляции отсеков аварийной подводной лодки, а также другие работы.

Опыт применения морских робототехнических комплексов в поисково-спасательных операциях (оказание помощи и спасение экипажа спасательного глубоководного аппарата на ТОФ в 2005-м, допоиск вертолета Ка-27ПС и подъем тел экипажа в 2007-м, поиск и подъем фрагментов самолета Ту-154 в 2016-м и др.) позволяет развивать технологии для решения все большего объема задач, которые выполняют водолазы.

К слову, последние 20 лет за рубежом не наблюдается штурма глубин водолазами методом длительного погружения, как и нет сведений после 2018 года о проведении глубоководных погружений с судна проекта 21300, когда в морских условиях установлен рекорд достижения 416-метровой глубины.

Важным направлением обеспечения глубоководных работ по спасению аварийных подводных лодок, лежащих на грунте, в среднесрочной перспективе должна стать разработка технологий с применением подводной робототехники, без участия водолазов.

При рассмотрении Концепции закономерно возникает вопрос сбалансированности системы спасения экипажей аварийных подводных лодок в целом и военно-экономической целесообразности одновременного наличия планируемых Концепцией серии спасательных судов проекта 21300, дооборудованных существующих судов – носителей спасательных глубоководных аппаратов, дооборудованных подводных лодок для спасения подо льдом в Арктике и создания аэромобильной системы спасения подводников, в том числе для использования ее с неспециализированных судов-носителей. Что касается строительства серии судов проекта 21300, то целесообразно рассмотреть вопрос о модернизации этого проекта с целью оптимизации состава специальных средств для спасения экипажа аварийной подводной лодки путем размещения в дополнение к глубоководному аппарату средств выполнения водолазных работ на глубинах до 200 метров методом кратковременных погружений, комплекса декомпрессионных барокамер, необитаемых и обитаемых подводных аппаратов различного назначения с рабочими губинами, соответствующими глубинам использования спасательных глубоководных аппаратов.

Виктор Илюхин,
доктор технических наук, профессор, капитан 1-го ранга в отставке

Опубликовано в выпуске № 33 (846) за 1 сентября 2020 года

Tags: ВМФ РФ, подводники, спасатели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments