марафонец (marafonec) wrote,
марафонец
marafonec

Category:

Эта записка в несколько строчек...

https://mamlas.livejournal.com/2020/09/06/
Рукопись последнего стихотворения Сергея Есенина исполнена кровью на блокнотном листе. Дата написания отсутствует. С 1925-го года и до наших дней оно определяется как предсмертное. Но в 1927 году появился романс в исполнении Александра Вертинского «Последнее письмо» или «Письмо Есенина», который звучит несколько иначе. Именно песенный вариант многие современники восприняли как произведение, действительно написанное Есениным. И вариант Вертинского так и остался бы только его вариантом, если бы не еще несколько версий истории создания этой элегии. О них составители «собрания сочинений» просто умолчали. Но мы начнём всё же с официальной версии.


Утром 24 декабря 1925 года Есенин из Москвы приехал в Ленинград и остановился в гостинице «Англетер», где проживали знакомые поэта -супруги Георгий и Елизавета Устиновы. Сам Эрлих, описывая события утра 27 декабря, так рассказывал о передаче ему листка из блокнота: «Сергей нагибается к столу, вырывает из блокнота листок, показывает издали: стихи. Затем говорит, складывая листок вчетверо и кладя мне в карман пиджака: «Это тебе. Я еще тебе не писал ведь? Правда... И ты мне тоже не писал!» Устинова хочет прочитать. Я тоже. Тяну руку в карман. Сергей остановил: «Нет, ты подожди! Останешься один - прочитаешь. Не к спеху ведь».

А вот как описывает этот момент Е.А.Устинова:
«Я зашла к нему. Тут он мне показал левую руку: на кисти было три неглубоких пореза.
Сергей Александрович стал жаловаться, что в этой «паршивой» гостинице даже чернил нет, и ему пришлось писать сегодня утром кровью.
Скоро пришел поэт Эрлих. Сергей Александрович подошел к столу, вырвал из блокнота написанное утром кровью стихотворение и сунул Эрлиху во внутренний карман пиджака.
Эрлих потянулся рукой за листком, но Есенин его остановил:
— Потом прочтешь, не надо!»


В эту ночь на 28-го декабря Есенина не стало». Стихотворение было прочитано Эрлихом тем же днём. А 29-го оно появилось на страницах вечернего выпуска «Красной газеты».

Светлана Есенина, племянница поэта, высказывает вполне справедливое сомнение в адекватности подобного поведения Вольфа Эрлиха:

«Не укладывается в голове, чтобы молодой начинающий поэт не поинтересовался текстом стихотворения, которое ему подарено Есениным. Я не верю в такую версию. Имея какое-то представление об Эрлихе, как о человеке, сомневаюсь в этом».

Насколько обоснован «предсмертный» статус данного стихотворения?.. Является ли оно прощальным словом великого поэта?.. Известный исследователь жизни и творчества СА Есенина Эдуард Хлысталов, старший следователь московского уголовного розыска, в своем анализе стихотворения наиболее близок к объективной реальности:


Сергей Есенин с сестрой Катей. Фото 1925 года

«Есенин часто писал о том, что человек должен в своих действиях, в своей жизни помнить о смерти. Здесь как раз эта тема и проводится -«... в этой жизни умереть не ново, но и жить, конечно, не новей». Записка была им передана знакомому своему некому Эрлиху, который почему-то забыл ее предъявить, когда началось расследование обстоятельств гибели Есенина. Но мы не можем утверждать, что именно в это время, как утверждает Эрлих, он передал ему именно эту записку. Эту записку он мог передать, скажем, за несколько дней до этого. Поэтому я не считаю эту записку предсмертной, потому что там нет ни слова, что он хочет покончить жизнь самоубийством».

Действительно, в этом есть что-то странное. Стихотворение, которое по свидетельству Вольфа Эрлиха позиционируется как предсмертная записка попадает не в материалы дознания по делу о «самоубийстве» Есенина как неоспоримая улика, а на стол редактора «Красной газеты». А затем, много лет спустя, некто Горбачев представляет записку в институт русской литературы «Пушкинский дом». Сокрытая от посторонних глаз, она хранится в рукописном отделе ИРЛИ по сей день

В 1995 году в альманахе «Переяславль» публикуется статья Сергея Чугунова. Он не одно десятилетие посвятил исследованию жизни и творчества Сергея Есенина. В 1991 году появилась возможность без опаски за свою жизнь говорить о неофициальной версии гибели поэта - убийстве. В этом же году Чугунов получает от своего товарища Макова ценные сведения, касающиеся истории создания «До свиданья, друг мой, до свиданья».


Мама Сергея Есенина - Татьяна Федоровна Титова

Он пишет:
«Хочу поведать тебе одну тайну.
Так вот: 17 или 18 августа 1951 года я со своей художественной студией плавал на пароходе в село Константиново. Зашли в домик Есенина. Посидели за есенинским столом, а его мама Татьяна Федоровна, рассказала о жизни сына. И вот она взяла со старого комода, по-моему, небольшую книжку и вынула из нее стихотворение «До свиданья, друг мой, до свиданья», написанное на посеревшей бумаге карандашом, а не кровью как утверждают некоторые. Там было много исправлений - я убежден, что это оригинал Есенина. Татьяна Федоровна сказала, что это стихотворение Сергей написал в последний приезд в Константиново в сентябре 1925 года, посвятив его кому-то из умерших друзей - поэтов. Мать Есенина тогда уверяла, что это истинная правда - стихотворение написано задолго до его трагической смерти: она утверждала, что «Сереженьку убили злые люди» и даже заплакала!»


Мы имеем возможность привести здесь мнение Татьяны Федоровны Есениной, документально подтвержденное записью на кинопленке:

«Читал и нам, и всем людям читал он. Но он стал читать «Москву кабацкую», мне не понравилось это. Я обвинила его: «Не нужно это». Он говорит: «Мам, я как вижу, так и пишу. Так и пишу! У поэта ни одно слово не должно лишним быть». Он мне сказал это».

Исключительность каждого слова в есенинских произведениях подтверждают и филологические исследования. «Предназначенное расставанье» не может быть самоубийством», — утверждает Борис Конухов в статье журнала «Наш современник»: «День сведения счетов с жизнью, конечно, можно назначить, но его нельзя предназначить. Предназначают до нас, за нас, и делает это сила выше нас. Верующие называют эту силу Божьим Промыслом или Судьбой. Самоубийство — преступление и против Бога, и против Судьбы.

И оно не может быть предназначено. Есенин не забывал церковной традиции и знал цену слов». Владимир Попов - биограф поэта, исследовав версии создания стихотворения, пришел к выводу, что произведение написано в начале 25-го года и было адресовано другу Есенина Алексею Ганину, который был арестован и ждал расстрела. Именно тогда Вольф Эрлих - сотрудник ОГПУ и мог получить эту записку с просьбой передать адресату. Но обещание им так и не было сдержано. После же трагедии 27-го декабря стихотворение и пригодилось, а так как оно осталось недатированным, его решено было использовать не в материалах дознания, а в прессе. Общественность необходимо было убедить в том, что Есенин добровольно расстался с жизнью.

Виктор Кузнецов, кандидат филологических наук, автор многих книг и статей, посвященных расследованию обстоятельств гибели Сергея Есенина, скептически относится не только к прощальному стихотворению, но и вообще к факту пребывания поэта в гостинице «Англетер»:

«Ну, всем до сих пор по учебникам известно - повесился на трубе парового отопления, после пессимистического настроения, похмелья горького. «До свиданья, друг мой, до свиданья...» вспоминают «Милый мой, ты у меня в груди...» и т.д. И всего-то этого не было. В «Англетере» жил четыре дня. Да нет. Не было его ноги там. Все списки англетеровцев проверены. Кто жил, когда. Журналы сохранились. Нет его имени».


Поэтическое обращение Есенина к своему другу, стоящему на пороге смерти, стало основой сценария кровавой расправы над самим автором. Точное место действия драмы и имена ее главных участников теперь установить вряд ли удастся - документы дознания по делу о «самоубийстве» поэта утратили юридическую силу. Ни акт участкового надзирателя Горбова, производившего осмотр места происшествия, ни акт вскрытия трупа С.А. Есенина, составленный профессором Гиляревским не подтверждают самоубийство. Составлены они вопреки требованиям уголовно-процессуального кодекса 1923 года. Попросту говоря это фальшивки. Но это вопросы правового характера. В их числе -и история стихотворения «До свиданья, друг мой, до свиданья». Одно теперь можно утверждать точно - юридический документ, силу которого обрел один из шедевров русской литературы, стал источником вдохновения для жестоких убийц и великого певца.
До свиданья, без руки, без слова -
Так и проще будет и нежней...
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Романс А. Вертинского «Последнее письмо»

https://youtu.be/Vj9YkHFMJJo

https://esenin-1925.livejournal.com/41807.html
Tags: Есенин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments